Последняя победа подводников Кайзера

Во втором десятилетии двадцатого века в воздухе очень сильно пахло общеевропейской войной. Хотя почти никто из адмиралов любой страны мира в ценность подводных лодок не верил, необходимо было думать и о них. В недрах германского флота разработали проект MS (Mobilmachung) или Мобилизационный. Для отработки технологии строительства в июле 1913 года заказали казенной верфи в Данциге первые три мобилизационные субмарины U 43 - U 45.

Сумма в три с половиной миллиона полновесных марок, а такова была стоимость корабля, не позволяла особенно спешить с заказом других однотипных лодок, хотя все усиливающаяся угроза войны и опасность остаться безоружным при мобилизации заставляла спешить. Корабли в какой-то степени были экспериментальными, впервые поставлено четыре торпедных аппарата -в носу и два в корме и четыре запасных торпеды; если раньше для сокращения времени погружения ставили воздушные насосы для откачки воздуха из балластных цистерн, то здесь от них отказались, так как качество механизмов просто увеличивало возможность аварии при уходе на глубину. На момент заказа лодка мобилизационного типа была самой крупной в Кайзермарине.

После августа 1914 года все сомнения кончились и в том же месяце заказано еще пять лодок с 46-й по 50-ю. Конструкция в целом получилась удачной и до марта 1915 года выданы заказы еще на целых 15 кораблей. Причем любопытно, что почти одинаковые корабли стоили по разному. Военно-морская верфь строила за 3465 000 марок, верфь «Германия» в Кипе попросила на 359000 марок больше, АГ «Везер» накинула «на бедность» еще сотню тысяч.

Среди лодок первого военного заказа оказалась и лодка U 48, которая последней из всех кайзеровских субмарин послужила причиной гибели транспортного судна. Но до этого еще должно было пройти много лет. Пока свозили металл в Данциг и на стапеле безликий заказ «строительный номер 26» превращался постепенно в мореходную субмарину, на скорости 8 узлов она могла пройти 8000 миль, правда, если горючее заливали во все цистерны вместо балласта.

3 октября 1915 года субмарина сошла на воду, но процесс ввода в строй в то время продолжался очень долго, никаких тренажеров не было, и учились «по живому». Все же наступил день Indienststellung, или день, когда плавающая железяка поднимала военно-морской флаг и становилась кораблем флота Кайзера, для U 48 день рождения пришелся на 22 апреля 1916 года. Субмарину зачислили в состав третьей флотилии Флота Открытого моря, базирующейся в Эмдене, и командир флотилии, корветтен капитан Гайер, начал думать, насколько ценным будет прибавление. В то время лодки очень ограниченно действовали против судоходства в море. Поэтому первой серьезной операцией, в которой надеялся отличиться первый командир лодки капитан-лейтенант Буссе, оказался ни много ни мало Ютландский бой, да и тут не повезло. U 48 назначили на оборонительную позицию у Гельголандской бухты на случай, если прорвутся англичане. Они, как известно, не прорвались, и субмарина снова вернулась в базу ни с чем, а шел уже август 1916 года. После неудавшегося генерального сражения немцы стали искать новые районы для действий подводных лодок. Решили послать несколько субмарин для действий на путях подвоза снабжения из Англии в Россию и назначили для этой операции именно 3-ю флотилию.

Гайер вызвал командиров U 43, U 46 и U 48 (трех мобилизационных лодок), и подводники получили задание, которое потребовало от них приложения всех сил и знаний - следовать в Северный Ледовитый океан! Единственным плюсом могла служить полная внезапность, немцев там никто не ждал. Выйдя в сентябре в море, лодки пошли на север. В районе к северу от Варде U 48 потопила три парохода и на обратном пути 6 октября Буссе сделал такое, что заставило много говорить о нем в кругах немецких офицеров-подводников.

В Норвежском море у мыса Нордкап немцы остановили пароход «Сучан». Он был не новый, 1885 года постройки, но и не особенно маленький - 3781 брт. Это был не просто пароход, а бывший немецкий, «Spezia», конфискованный в начале войны во Владивостоке. Пароход не остановился даже после предупредительных выстрелов, и пришлось стрелять в корпус. На борту немцы обнаружили ценный груз - орудия, автомобили, снаряжение. Стоимость груза приблизительно оценивалась в 40 миллионов золотых марок, т. е. более чем в десять раз, чем стоила сама субмарина. Командир лодки решил не топить приз, а отвести его домой. Команду над призом принял на себя первый вахтенный офицер (старпом) лейтенант Хасхаген. Необходимо пояснить, что в немецком подводном флоте служили два подводника с такой фамилией. Эрнст Хасхаген известный подводник . Он служил вахтенным офицером на лодке U 22, в феврале 1916 года назначен командиром UB 21, а в ноябре того же года командиром U 62, войну закончил в звании капитан-лейтенанта и в 1931 году выпустил книгу «На подводной лодке у берегов Англии». Вторым был лейтенант резерва Хасхаген, имя его начиналось на букву Н, или по-русски X, который закончил войну в звании обер-лейтенанта, командира лодки U 22 (почти наверняка это лейтенант резерва Хинрих Херманн Хасхаген, он вышел в отставку 1 октября 1909 года и жил в Бремене. Из списка немецких морских офицеров по состоянию на 12 мая 1914 года он один подходит на кандидатуру командира приза. Находились ли эти подводники в родственных отношениях, неизвестно). Хасхаген служил вахтенным офицером на U 48 и он повел пароход от Нордкапа в Германию. Поход осложнялся тем, что море штормило, угля на борту было в обрез, носовые отсеки, пробитые снарядами, постоянно затапливались водой. Труднейший путь через линию английской блокады удачно завершился, и 16 октября U 48 пришла в Вильгельмсхафен, именно в этот день 3-я флотилия официально стала базироваться на этот порт, и подарок получился очень кстати.

В историческом журнале корабля был подведен итог года - четыре потопленных парохода общим водоизмещением 10622 брт. В их числе был еще один (кроме захваченного) русский пароход - «Тускар» (1892 год постройки), торпедированный 29 декабря у Оркнейских островов.

Начавшийся 1917 год привел к неограниченной подводной войне, и новый командир, капитан-лейтенант Эдлинг постарался «не посрамить» чести корабля. Вступил он в командование в силу чрезвычайных обстоятельств. 9 марта 1917 года U 48 потопила английский пароход из состава конвоя, стреляла она из подводного положения и потом, уходя от охранения конвоя, стала подныривать под тонущий пароход и попала под его таран, случайный или намеренный -неизвестно. Однако результаты удара оказались катастрофическими. Смята боевая рубка, командир и штурман погибли. Лодка провалилась на 70 метров. Обер-лейтенант Хасхаген как старший офицер на борту принял командование на себя, смог овладеть ситуацией и поднял лодку на поверхность. Более того, после небольшого ремонта он смог довести корабль до базы и некоторое время исполнял обязанности командира лодки, затем стал командиром U 22, той самой, на которой ранее служил Эрнст Хасхаген.

Оперировала U 48 в Атлантике и Северном море. Причем особо легких путей не выбирала, именно от спасенных членов экипажа транспорта, потопленного летом 1917 года U 48, англичане узнали, что немецкие подводники, несмотря на опасность, идут прямым путем, через Дуврский пролив. Кто-то из экипажа лодки оказался слишком болтливым или слишком хвастливым. В мае, 21 числа, в Ла-Манше, у Фоснета, Эдлинг перехватил еще один русский пароход «Алгол» (1902 год, 2223 брт). Вообще U 48 имела на своем счету четыре потопленных и захваченных русских парохода общим водоизмещением 11228 брт. Это чуть отстает от абсолютного рекорда U 38 (11360 брт), но та действовала долгое время на Черном море, а Сорок Восьмой особенно везло на пароходы под бело-сине-красным флагом.

К 21 ноября 1917 года исторический журнал лодки содержал запись, что с начала года одержано 30 побед, водоизмещение потопленных судов 92 930 брт. Такая пунктуальность, вплоть до тонны, вызывалась не только немецкой скрупулезностью, но имела подсобой и вполне прозаическое объяснение — за каждые десять брутто-тонн, пущенных под воду, казна без промедления выплачивала корабельному казначею одну марку, так что экипаж лодки получил за этот год к жалованию «приварок» в 9 293 марки. 21 ноября упомянуто не случайно, в этот день лодка пошла в свой последний поход.

В нем все стало идти по известной поговорке, «не везет, не везет, а потом так не повезет!» Район патрулирования определен в западной части Ла-Манша. Вечером 23 числа в 60 милях от Дувра с неба «прислал привет» английский гидросамолет, но подводники отделались испугом. Собираясь спокойно дождаться темноты и начать форсирование пролива, Эдлинг начал искать удобное место для посадки на грунт. Однако это было очень сложно, так как гирокомпас вышел из меридиана, а магнитному верить было сложно, особенно после близких взрывов. Так и получилось, управляясь лишь по магнитному компасу, лодка «въехала» в противолодочную сеть, и, пытаясь выбраться, намертво заклинила вал, а дизель вышел из строя от перегрузки. «Покалеченная» лодка двигалась на остатках электроэнергии, но сильное течение занесло ее на знаменитую Гудвинскую мель. Она характерна тем, что, если в течение нескольких часов корабль не может выйти обратно на чистую воду, он обречен. Сильнейшие приливно-отливные течения перемещают большие массы зыбучих песков и жертву буквально засасывает. Насколько сложно было оперировать в этом районе, можно понять из следующих слов упоминавшегося командира 3-й флотилии, корветтен-капитана Гайера «...командир U 12 капитан-лейтенант Форстман произвел эту атаку на мелком месте, между английским побережьем и опасной Гудвинской отмелью, показав выдающееся искусство с навигационной и подводной точек зрения». Просто опытному подводнику (а Эдлинг несомненно опытный подводник, он до U 48 командовал лодками U 3 и U 16) очень не повезло. Авария произошла около 3 часов. Немцы отчаянно работали, откачали 60 тонн топлива, почти всю пресную воду, выстрелили торпеды, лодка подвсплыла, но выбраться из впадины в песке не могла. Начался отлив и лодку снова стало затягивать в песок, к тому же ее корпус заметил английский сторожевой траулер «Меrоr» и вызвал на подмогу находящиеся рядом дрифтеры «Majesty», «Paramount», «Present Help», «Acceptable» и «Feasible». Собравшись, вся эта «эскадра» смело направилась к подводной лодке. Пушка на U 48 была большего калибра, чем на дрифтерах,— 105 мм против 57 мм, но англичане брали плотностью огня. Свое дело они сделали, не дали немцам попытаться еще раз вырваться с мели, пока они вели перестрелку, с севера примчался старый (1897) эсминец «Gipsy» и просто начал расстреливать неподвижную мишень из своих орудий. Конечно, вооружение у 380-тонного кораблика было не ахти (1x76 и 5x57 мм орудий), но, конечно, военные моряки стреляли куда лучше, чем бывшие рыбаки на дрифтерах, к тому же теперь по лодке палили из десятка стволов, и когда загорелись остатки топлива, Эдлинг приказал покинуть корабль, сам он остался взрывать приборы управления. От артиллерийского огня и в воде погибли 19 человек, англичане подняли на борт офицера и 21 матроса. U 48 оказалась не единственной лодкой, погибшей на Гудвинской мели, даже и во Вторую Мировую так погибла пара немецких лодок, хотя средства навигации на них были лучше, чем два десятка лет назад. Правда, во всех других случаях до стрельбы дело не доходило.

История получила неожиданное продолжение через... 29 лет. В декабре 1946 года новый американский либерти «Nort Eastern Victory» спешил в Лондон. Транспорт почти прошел район мелей, когда наскочил на какое-то препятствие. Прошло менее часа, течение вымыло песок из-под корпуса, и он разломился на две части. Прибывшие водолазы, обследовав пароход, обнаружили, что он не просто попал на мель, а наехал на затонувшую, вернее, засосанную в песок U 48. Так подводная лодка кайзеровского флота стала причиной гибели американского транспорта, и эту «победу» можно смело считать последней в истории германского подводного флота.

Отрядное учение 1938г.

В период с 27 по 30 сентября .1938 г. Краснознаменным Балтийским флотом было проведено большое отрядное учение (БОУ) № 4 на тему «Расширение плацдарма действий КБФ и недопущение прохода в восточную часть Финского залива эскадры линейных кораблей...

Дополнение

Уже после завершения работы о действиях тихоокеанских субмарин, опубликованной в сборнике «Субмарины на войне-6», в распоряжении автора оказалось новое издание «Русский Архив»: Советско-японская война 1945 года:

История военно-политического...

Подводная мозаика

Президентское погружение

Не случайно флот США стал первым в мире, официально зачислившим подводный корабль в свой состав . Вопросу строительства субмарин уделяли много внимания и высшие чины администрации.

26 августа 1905 года президент Теодор...

Торпедные катера, Югославия

Тип «Thornycroft»

2 единицы

«Uskok» — передан Италии, итал. «MAS-1D» (+ 19.04.42).

«Cetnik» — передан Италии, итал. «MAS-2D», затем «MAS-47». х 09.43

Все захвачены немцами в Каттаро 17.04.41

15 т, 40 уз., 2 пул., 2 ТА-457.

Тип «Lurssen»

8 единиц

Канонерские лодки, Финляндия

 


Тип «Hameenmaa»

2 единицы

«Hameenmaa» (б. герм. «Wulf», б. русский «Пингвин», KSH , 1916/1917/1918 — слом в 1953),

«Uusimaa» (б. герм. «Вео», б. русский «Голубь», KSH, 1916/1917/1918 — слом в 1953)

406/530 т; 52x7,5x3,4 м; 2 ПМУ, 3...
Unable to load Mainlink code. Directory /srv/www/seav.ru/httpdocs/hanuman/data is not writeable!