Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/database/mysql.php on line 383 Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/database/mysql.php on line 383 Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/table.php on line 407 Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/database/mysql.php on line 383 Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/database/mysql.php on line 383 Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/table.php on line 407 Встать! суд идет! | Субмарины на войне
Ошибка
  • The RokSprocket Module needs the RokSprocket Component enabled.
Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/database/mysql.php on line 383

Встать! суд идет!

В конце XIX начале XX века проходило достаточно большое количество различных международных конференций, заседаний, конгрессов по поводу правил ведения войны, в том числе и на море, и контроля их соблюдения. При наличии небольших полупрофессиональных армий можно было как-то придерживаться определенных условий. С переходом к массовым армиям и ведению боев на громадных просторах на какие-либо правила все менее обращали внимания. Например, во франко-прусской войне 1870 года из ста погибших — 98 это военнослужащие, а через сто лет во Вьетнаме соотношение стало прямо противоположное: на 2 солдата— 98 гражданских.

Страны Антанты в ходе Первой Мировой войны неоднократно заявляли о преступности ведения боевых действий на море методом неограниченной подводной войны. Любая палка, как известно, имеет два конца. Воевать, соблюдая в полном объеме призовое право, немецкие подводники не могли, но и обстрелы артиллерией пассажирских пароходов и спасательных шлюпок с потопленных судов не вызывались особой военной необходимостью.

Проходили еще более худшие эпизоды, так 8 апреля 1917 года командир U 55 капитан-лейтенант Вернер в 150 милях от островов Силли потопил английский транспорт «Torrington» (5597 брт). Подойдя к шлюпкам, одну взяли на абордаж, экипаж другой подняли на палубу, капитана объявили пленным, а потом лодка погрузилась, оставив моряков плавать в воде, все 34 человека погибли. Через четыре дня подобным способом умертвили экипаж еще одного английского парохода «Тоrо» (3066, брт).

Конечно, это были варварские поступки. В ходе войны ведущие морские державы союзников вели списки военных преступников. Например, английский список состоял из 18 фамилий. Кстати, в список не попал печально знаменитый командир U 28 барон Форстнер (подробнее см. «Субмарины на войне-3», с. 73). А погибшего капитан-лейтенанта Швигера, командира U 20, судили посмертно! за потопление «Лузитании», хотя недавний осмотр судна на грунте показал, что оно очень сильно разрушено, вероятно, от внутреннего взрыва, после попадания торпеды, т. е. в нарушение всех правил пассажирский лайнер перевозил какой-то взрывоопасный груз. Вообще методика внесения в списки конкретных лиц не совсем ясна. Так, итальянцы занесли в свой список знаменитого подводника Лотара Арно де ля Перьера за потопление без предупреждения трех итальянских судов, но в стороне остался Макс Валентинер (U 38), который обстрелял 7 ноября 1915 года спасательные шлюпки с итальянского лайнера «Аnсоnа», погубив более 200 человек, причем Германия и Италия не находились в состоянии войны и сам по себе факт потопления судна уже был незаконным, может быть, итальянцев устроило то, что Валентинера «заказали» англичане.

При подписании мирного договора союзники особо оговорили, что военные преступники предстанут перед немецким военным трибуналом и действовать будут немецкие законы. Процессы пройдут без какого-либо давления со стороны союзников.

На первоначальной стадии отобрали 45 дел, в том числе 7 из английского списка. Но только 4 дела к 1921 году доведены до стадии судебного разбирательства. Из этих четырех дел - два против подводников. Оба из английского списка, они же выступали в роли наблюдателей и свидетелей.

Первый процесс в Лейпциге против командира UC 67 капитан-лейтенанта Карла Неймана за потопление госпитального судна «Dover Castle».

Обстоятельства дела таковы - 3 февраля 1917 года немцы объявили, что будут атаковать госпитальные суда в канале Ла Манш в ответ на непрекращающиеся воздушные налеты и артиллерийские обстрелы лазаретов, полевых госпиталей, санитарных поездов, где гибнут раненые германские солдаты. В конце марта такое правило распространено и на Средиземное море. Поэтому англичане приняли решение проводить госпитальные пароходы под эскортом боевых кораблей. Хотя их белая окраска сохранялась, плавгоспитали шли противолодочным зигзагом и без огней. В конце мая два английских госпиталя «Dover Castle» и «Karapara» в эскорте эсминцев «Cameleon» и «Nemesis» вышли с Мальты в Гибралтар. 26 мая вечером они находились в 250 милях к северу от тунисского мыса Бон. Командир UC 67 заметил конвой еще в полдень и начал слежение за ним. На палубе находился капитан английского парохода «Elmmoor», потопленного тремя днями ранее. Потом в 1921 году он давал свидетельские показания на суде. Через несколько часов охоты Нейман отправил капитана вниз, а сам приготовился к торпедной атаке. Около 19 часов в борт «Dover Castle» попала торпеда. Шесть кочегаров погибли сразу. Раненых (около 700 человек) начали перегружать на второй госпиталь и эсминец «Cameleon». Затем «Karapara» в прикрытии эсминца «Nemesis» ушел в Бон. Позднее туда же ушел второй эсминец, переполненный ранеными и снятым экипажем госпиталя. На борту торпедированного судна остались капитан и 16 человек команды. Они надеялись дождаться буксира. Однако вскоре после ухода конвоиров в правый борт попала еще одна торпеда и госпиталь затонул в 3 минуты. Всего при его потоплении погибло 7 человек.

В ответ на эту акцию французы заявили,что будут впреть забирать на госпитальные транспорты пленных немецких офицеров. В свою очередь, немцы пригрозили выставлять на передовой под огонь союзников втрое большее количество пленных французских офицеров. Все же под давлением общественного мнения 10 сентября немцы официально отменили разрешение своим подводникам на атаку госпитальных судов, при условии,что на Средиземном море рейсы госпитальных судов будут обеспечиваться контролем испанских офицеров, находящихся на борту.

Суд над Карлом Нейманом начался 4 июня 1921 года в Лейпциге. Капитан-лейтенант признал, что он сознательно потопил госпитальное судно, но во первых оно шло под конвоем боевых кораблей и в тот момент действовало официальное разрешение на атаку таких целей. Через две недели обсуждения суд вынес решение, что подводник выполнял приказы своего командования и персональной ответственности не несет. Более того, вторая атака последовала не сразу, а после ухода охранения, т. е. сознательно давалась возможность для снятия раненых. Конечно, Гаагская конвенция охраняет госпитальные суда, но они шли затемненные и под эскортом. Поэтому командир UC 67 невиновен.

Процесс и приговор вызвали большое внимание в мире, и бурное обсуждение и в Англии, и во Франции, и, конечно, в Германии. Список солидных юридических изданий, посвященных процессу, в течение нескольких следующих лет перевалил за десяток, не считая массы статей.

Под натиском англичан срочно начали готовить второй процесс против офицеров подводной лодки U 86.

Им вменялось в вину потопление госпитального судна «Llandovery Castle». Оно шло из канадского Галифакса, на борту находилось 164 человека экипажа и 94 человека медицинского персонала. 27 июня 1918 года в 116 милях к западу от Фаснета в 21.30 в трюм номер 4 попала торпеда. Хотя пароход был большой (11 423 брт), попадание оказалось смертельным. В 10 минут бывший лайнер затонул. Экипаж и медики сошли в шлюпки. Вскоре всплыла подводная лодка. Обер-лейтенант Хельмут Патциг подозвал шлюпку капитана, спросил у него, где находятся 8 американских летчиков, которые, по его сведениям, находились на борту судна. Капитан Сильвестр ответил, что из военнослужащих на борту были лишь 7 канадских врачей. Побеседовав с одним из них, Патциг увел лодку в темноту и вскоре послышались артиллерийские выстрелы, более десятка. Целью стали, скорее всего, спасательные шлюпки. Конечно, не все они были разбиты, но, спасаясь от обстрела, моряки направили их в разные стороны. В итоге эсминец «Lysander» обнаружил только одну капитанскую шлюпку с 24 человеками. Остальные 234 пропали без вести.

Процесс начался в Лейпциге 16 июля 1921 года, здесь, кроме командира, получившего к тому времени чин капитан-лейтенанта, Хельмута Патцига, обвинялись его лейтенанты Людвиг Дитмар и Йохан Больдт. Причем на суд явились только лейтенанты. Первый пришел в офицерском мундире, второй — уже в отставке, не забыл на костюм приколоть Железный Крест первого класса. Подсудимые обвинялись в том, что без предупреждения потопили освещенный госпитальный корабль, причем в районе, не обьявленном зоной неограниченной подводной войны (120 миль юго-западнее Ирландии) и, более того, открыли огонь по спасшимся. Погибли все санитарки и врачи. Одним из свидетелей обвинения выступил рулевой с подлодки, который пояснил, что атака выполнялась совершенно сознательно, так как за «Llandovery Castle» наблюдали четыре часа, более того, среди офицеров были возражающие против атаки освещенного госпиталя. После атаки на палубе остались Патциг, Больд, Дитмар и один артиллерист. Они-то и открыли огонь и своими руками расстреляли шлюпки.

Подсудимые в свое оправдание заявили, что еще 25 апреля 1918 года Берлин официально заявил, что найденные у пленного американского офицера документы свидетельствуют о том, что он и другие летчики перевозились через Атлантику на госпитальном судне и у них была информация о нахождении таких же военнослужащих на борту судна, идущего из Канады.

Суд не учел эти оправдания и указал в своем заключении, что госпиталь потоплен вне зоны блокады, спасшиеся с него расстреляны и в тот момент подводники отдавали себе отчет в своих действиях, так как в вахтенном журнале отсутствует упоминание об атаке и туда занесены недостоверные данные о местонахождении подлодки. Более того, Патциг приказал всему экипажу хранить молчание о событиях 27 июня, и большинство подводников в 1921 году продолжало выполнять этот приказ.

Главный виновник преступления на суд не явился, а его офицеры получили по 4 года тюрьмы на том основании, что не доказано, что именно от их рук погибли люди, так как свидетелей не осталось, а выстрелы производил артиллерист, подчинявшийся приказу. Одновременно Дитмар уволен со службы, а Больдт, ушедший в запас с правом ношения мундира, лишен этой привилегии. Результаты судебных процессов были таковы, что англичане особенно уже не настаивали на их продолжении. 7 октября один из активных сторонников осуждения военных преступлений лорд Маугхам заявил в палате лордов, что попытки осуждения немцев немцами в Германии по немецким законам не удались. В подтверждение его слов Больдт совершил побег из Гамбургской тюрьмы уже 18 ноября 1921 года. Помещенный под «усиленную охрану» Дитмар продержался до 31 января 1922 года и тоже исчез! Сообщение об их исчезновении общественное мнение Германии встретило с явным одобрением, и беглецов так и не нашли.

Во времена нацизма решение трибунала по делу о потоплении «Llandovery Castle» считалось предательством.

Полученный в 1921 году урок англичане запомнили, и когда на немецкой земле завершилась еще одна Мировая война, взяли все в свои руки.

После Второй Мировой войны заседал с 20 ноября 1945 года по 1 октября 1946 года знаменитый Нюрнбергский Трибунал. На нем был осужден фашизм как политическая система и его лидеры. Из моряков там присутствовали двое: гроссадмирал Редер и гроссадмирал Дениц. Первый получил пожизненное заключение, второй — 10 лет тюремного заключения. В рамках судебного преследования военных преступников «меньшего калибра» прошло значительное количество процессов, в том числе и над моряками вообще и над подводниками в частности. Самым известным был процесс против офицеров U 852 за потопление транспорта «Peleus». Этот транспорт не был чем-то выдающимся в истории судостроения. Обычный пароход построен в 1928 году в Англии. Водоизмещение 4695 брт. Принадлежал фирме «Нереус Стеам Компани», а с началом войны взят в постоянный чартер британским Министерством Военного Транспорта. В свой последний рейс он вышел 8 марта 1944 года из Фритауна. Экипаж 35 человек во главе с капитаном Миносом Марвисом. Все офицеры, как и капитан, - греки, экипаж сборный - греки, англичане, китайцы, египтянин, чилиец, поляк и один русский.

U 852 являлась несравнимо более новым кораблем, заказана верфи «Де-шимаг» в Везере 20 января 1941 года, начата постройкой 15 апреля 1942 года (строительный номер 1058), спущена на воду 28 января 1943 года и 15 июня того же года вошла в строй. Первым и последним командиром был капитан-лейтенант Хейнц Экк.

В свой первый боевой поход лодка вышла 18 января 1944 года из Киля. Перешла в норвежский Кристиансанд, а оттуда через пару дней проследовала в северную Атлантику, обогнув Исландию, а далее направилась в южную Атлантику с окончательным назначением в состав группы «Монсун» на Дальнем Востоке. 13 марта U 852 заметила одиночный пароход и вышла в первую свою боевую атаку, в 19.30 примерно в 600 милях от побережья Африки. Две торпеды с неконтактными взрывателями просто разнесли пароход в куски и через три минуты море снова стало пустынным. На поверхности качалось несколько плотов, доски, бочки и разные деревяшки, на которых держалось около десятка уцелевших. Через некоторое время лодка всплыла на поверхность, и с неё начали спрашивать название потопленного судна. Потом на палубу подняли третьего офицера Агиса Кефалоса и матроса Пьера Неймана. Поняв, что перед ними офицер, немцы начали допрос - трассы движения судов, режим плавания и т. д. Затем подводники отобрали у Кефалоса спасательный пояс с названием судна как трофей и отправили обоих обратно. Лодка удалилась, причем с неё крикнули, что англичане идут на помощь. Примерно через час на горизонте опять возникла «девятка» и оттуда крикнули, чтобы плавающие приблизились к борту. Обрадованные уцелевшие решили, что пришла помощь, но совершенно неожиданно с мостика ударили очереди из автоматов и пулеметов, а в довершение в воду полетели ручные гранаты. Плотный огонь вели пять человек. Лодка кружила между плотами и обломками, а подводники непрерывно стреляли, даже при свете прожектора. Пальба длилась более часа, и Экк успокоился только тогда, когда посчитал, что все закончено, а если кто и уцелел - это забота акул, привлеченных запахом крови. Плававший неподалеку на деревяшке матрос Димитрос Аргирос слышал, как с палубы кричали -«Убейте всех!», причем почему-то по-английски.

С рассветом уцелевшие начали собираться в кучу. Невредимый смазчик Рокко Сайд подогнал свой плот к другому и перетащил матроса Аргироса. Многие плоты были наполнены пробкой, поэтому они даже полуразбитые держались на воде. С них и собирали аварийные запасы воды и сухарей. Неожиданно через шесть дней встретили плот, на котором находились первый и третий офицеры Антонио Лиоссис и Агис Кефалос, оба раненые осколками гранат. Их плот был в наилучшем состоянии, и все перебрались туда. Как моряки смогли продержаться на плоту более месяца, это другая история, но 20 апреля их подобрал португальский сухогруз «Alexandre Silva». К этому времени Кефалос умер от ран.

Капитан-лейтенант Экк оставался в море и 1 апреля в Индийском океане у берега Южной Африки потопил английский транспорт «Dahomian» (5277 брт). Подводник доложил о потоплении 7000-тонного парохода. Далее последовало безуспешное крейсерство вдоль побережья западной Африки. 30 апреля англичане перехватили радиограмму с борта субмарины и отправили на поиски два «Веллингтона» из 8-й и 627-й эскадрилий ВВС. Они настигли U 852 и успешно атаковали 2 мая, тяжелоповрежденная лодка вынуждена была срочно идти к берегу, где и выбросилась на следующий день на территории Южного Сомали. Экипаж взорвал корабль. Погибли 4 человека, все остальные, 53 человека, попали в плен, в т. ч. 5 офицеров. Причем англичане постоянно отслеживали местоположение лодки и захватили подводников в плен, высадив десантную группу с эсминца «Falmout», пока немцы не успели уйти в глубь территории. Остатки взорванного корабля тщательно осмотрели, а пленных отправили в Англию.

Еще в августе 1944 года чины английского Адмиралтейства опросили уцелевших моряков с греческого транспорта и установили факт расстрела экипажа. Среди документов, найденных на борту U 852, нашли и вахтенный журнал и достаточно быстро определили, что именно команда U 852 ответственна за события 13 марта.

17 октября 1945 года в Гамбурге открылось первое заседание объединенного англо-греческого военного трибунала. На скамье подсудимых оказались капитан-лейтенант Экк, лейтенант Аугуст Хоффман (второй вахтенный офицер), корветтен-капитан Вальтер Вейспфеннинг (военный врач), капитан-лейтенант Ханс Ричард Ленц (инженер-механик) и старший матрос Вольфганг Швен-дер. Суд под председательством английского бригадира В. Джонеса состоял из пяти человек, в том числе английский и два греческих военных моряка. Обвинители - два английских военнослужащих. Защитники - англичане, персонально у каждого подсудимого, а у некоторых и по двое сразу. Процесс проходил с 17 по 20 октября.

Под суд попали именно те, кто стрелял с палубы. В свое оправдание Экк привел следующие аргументы: он хотел обезопасить свой корабль от возможного обнаружения с воздуха, поэтому и уничтожал обломки, также он сослался на знаменитый приказ «Лакония». Остальные подсудимые утверждали, что выполняли приказ командира.

Приказ «Лакония» очень часто упоминается как в исторической, так и в юридической литературе, и стоит коротко напомнить о причинах его появления. (Англичане, кстати, объявили приказ преступным.)

16—19 августа 1942 года из Лориана вышла группа «Эйсбар», четыре больших лодки типа «девять» (U 68, 156, 172, 504) и танкер U 459. Лодки двинулись к побережью Южной Африки. Достигнув района назначения, субмарины приступили к крейсерству. Там, в районе к северо-западу от островов Вознесения, командир U 156 капитан-лейтенант Вернер Хартенштейн заметил 12 сентября большой пассажирский пароход. Это был английский лайнер «Laconia» (19695 брт). Он построен в 1922 году для компании Кунард и много лет ходил на линии Европа-Южная Африка. С 1939 года «Laconia» использовалась в качестве войскового транспорта. В свой последний рейс в Англию транспорт вышел 1 сентября. На борту находилось около 2800 человек (по одним данным -2732, по другим — 2789). Экипаж 463 человека, 80 женщин и детей, 268 английских военных и более 1800 итальянских военнопленных из дивизии «Косенца», взятых под Эль-Аламейном. Их охраняли 103 поляка из школы сержантов 8-й пехотной дивизии. На палубе целая батарея (Зх 152 м м, 6x75 м м, 4x20 мм) орудий. Место атаки примерно 500 миль к югу от мыса Пальмас в Либерии .

Обнаружив транспорт, командир U 156 уточнил по справочнику, что это именно вооруженный войсковой транспорт и около 20 часов по Гринвичу выпустил две торпеды, которые попали в трюмы номер 2 и 4. В них находились пленные. Половина их сразу погибла от взрывов или утонула вместе с пароходом, так как выходы из трюмов заклинило. Те, кто вырвался наверх, бросились к шлюпкам, их стали останавливать оружейным огнем поляки и англичане. Через некоторое время U 156 всплыла, и командир с удивлением отметил очень большое количество людей, спасающихся с лайнера, и услышал крики на итальянском языке. Срочно выловили несколько человек и от них узнали, что в трюмах были пленные из африканского корпуса.

В 01.25 Хартенштейн вышел в эфир и сообщил адмиралу Деницу о сложившейся ситуации. После обсуждения в штабе, лодкам группы «Эйсбар» и всем, находившимся рядом, передали приказ - идти на помощь. Лодка тем временем находилась на поверхности, приняв на палубу 193 человека. Через некоторое время Хартенштейн снова вышел в эфир открытым текстом, что если какой-либо пароход подойдет для спасения людей, он не будет атаковать, если немецкую лодку не атакуют ни корабли, ни самолеты. Над палубой подняли громадный флаг Красного Креста размером в 4 квадратных метра. К 15-16 числу на место атаки собрались U 507, U 506; шла на подмогу и итальянская лодка «Commandante Capellini». По вызову, на помощь пошли французские корабли (правительства Виши) из Котону, англичане, перехватив передачу, сразу не отреагировали, но позже послали из Токаради пароход «Empire Haven». Переговоры перехватили и американцы на острове Вознесения, и 16 числа оттуда вылетел «Либерейтор» (лейтенант Харден из 343-й эскадрильи ВВС). Самолет обнаружил лодку, с нее передали сигнальной лампой, что на борту женщины и дети. Самолет улетел, но примерно через сорок минут вернулся и начал бомбометание. Первая серия попала точно в скопление шлюпок, переполненных людьми. После этого немцы срочно пересадили всех спасенных в оставшиеся шлюпки и на плоты и погрузились. Радиограмму о происшедшем адмирал Дениц получил утром 17 числа и в тотже день подписал приказ, получивший название «Приказ Лакония» или «Тритон Нулл». В нем, в частности, предписывалось: не предпринимать никаких мер по спасению членов экипажей и пассажиров с торпедированных судов.

Подошедшие французские корабли 17-18 числа спасли 1041 человека. Еще несколько десятков человек в разметанных волнами шлюпках спасали аж до 21 октября. Любопытно, что немцы и итальянцы захватили с собой 4 английских и 6 итальянских офицеров.

Военный трибунал хорошо знал содержание упомянутого приказа. Там нигде не говорилось о расстреле шлюпок и плотов. Более того, очень .много зависело от личности командира. 28 ноября 1942 года командир U 177 потопил в Индийском океане транспорт «Nova Scotia», на борту которого находилось 768 пленных итальянцев. Подобрав одного и уяснив ситуацию, капитан-лейтенант Роберт Гусе отошел от места атаки и дал радиограмму в штаб, хотя в принципе это можно было трактовать как нарушение приказа «Лакония». Извещение из Берлина переслано в Мадрид, а оттуда — в Лиссабон. Из Мозамбика вышел учебный корабль португальских ВМС «Alfonso de Albuquerque», который спас 183 человека.

Имея перед собой такие примеры, трибунал отклонил все аргументы обвиняемых и, квалифицировав всё как военное преступление, приговорил командира лодки, второго вахтенного офицера и корабельного врача к расстрелу.

Механик получил пожизненное заключение, старший матрос - 15 лет заключения. Позднее сроки эти были сокращены.

30 ноября 1945 года взвод английских стрелков на Люнебургской пустоши привел приговор в исполнение.

Таким образом, Экк и два его офицера стали фактически последними немецкими подводниками —жертвами Второй Мировой войны.

В октябре 1946 года начался процесс против командира 5-й флотилии подлодок фрегаттен-капитана Карла Моле. Во время войны он командовал лодками U 20, (X 1937-1 1940, 8 побед) и U 123 (V 1940-V 1941, 18 побед). Затем до конца войны командовал флотилией. Ему вменяли в вину то, что отдаваемые им приказы и инструктирование командиров лодок, особенно рекомендация — действовать по обстановке, могли привести к варварским поступкам и воинским преступлениям. Хотя формулировки были достаточно обтекаемые и лично командир флотилии ничего не совершил, его приговорили к 5 годам тюрьмы. Летом 1947 года состоялся еще один процесс над бывшим подводником. Капитан цур зее Хельмут фон Руктешель, командуя U 54 еще во времена Первой Мировой войны, прославился потоплением лайнера «Justicia» (см. «Субмарины на войне-1», с. 5). Во Вторую Мировую призванный из запаса фон Руктешель командовал вспомогательными крейсерами-рейдерами «Widder» и «Michel» и имел на своем счету 24 потопленных судна. В хрде своих крейсерств он часто атаковал в сумерках, обрушивая шквальный огонь на радиорубку и помещения экипажа. Это приводило к значительным потерям среди моряков. Иногда огонь велся по экипажу, покидающему судно. По совокупности всех фактов трибунал приговорил бывшего подводника к 10 годам лишения свободы. В ряде послевоенных публикаций говорится, что этим приговором англичане отомстили бывшему командиру U 54 за его успех 1918 года. Руктешель отметил в тюрьме тридцатилетие своей победы, а 24 сентября того же года там же в камере и скончался.

Военные трибуналы в первые годы после войны действовали на территории Германии очень активно, только в английской зоне прошло 356 процессов, но моряков осудили всего десятерых, из них подводников только шестеро, плюс бывший командир U 54.

Хотя адмирал Дениц, характеризуя поступок Экка, написал следующее: «Из многих тясяч боев, проведенных германскими подводниками, только один единственный раз командир лодки совершил преступление», это, конечно, мягко говоря, преувеличение. Многие немецкие подводники как в Первую, так и во Вторую Мировые войны совершили многочисленные военные преступления. Впрочем и подводники других стран тоже не безгрешны. Но, конечно, страны-победительницы не собирались «разбираться» со своими моряками. Процессы над бывшими подводниками Кайзера быстро показали, что немцы немцев судят весьма либерально. В ходе Второй Мировой войны много подводников, совершивших преступления, погибли, не о всех случаях стало известно, из-за гибели свидетелей. Причем даже в случае, когда факт преступления был установлен и задокументирован, как правило, спасенные не знали ни имени командира лодки, ни её номера. Это требовало кропотливой работы в трофейных архивах по определению круга возможных «кандидатов на отсидку».

Уже через несколько лет после окончания войны политическая ситуация стала меняться, и такие процессы потеряли свою актуальность. Поэтому под суд попали те, кто «оказался под рукой», а не те, кто был самым закоренелым «людоедом».

Популярно в поиске

Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/components/com_content/models/articles.php on line 497 Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/modules/mod_articles_popular/helper.php on line 50
    Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/modules/mod_articles_popular/tmpl/default.php on line 13
Unable to load Mainlink code. Directory /srv/www/seav.ru/httpdocs/hanuman/data is not writeable!