Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/database/mysql.php on line 383 Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/database/mysql.php on line 383 Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/table.php on line 407 Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/database/mysql.php on line 383 Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/database/mysql.php on line 383 Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/table.php on line 407 Подводные лодки в фолклендской войне | Субмарины на войне
Ошибка
  • The RokSprocket Module needs the RokSprocket Component enabled.
Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/database/mysql.php on line 383

Подводные лодки в фолклендской войне

Именно подводные лодки оказались теми боевыми кораблями, которые начали свои боевые действия в Фолклендской войне еще задолго до первых выстрелов. Причем как с аргентинской, так и с английской стороны. Однако к апрелю 1982 года, когда вдело вступили субмарины, вела очень длинная дорога.

Фолклендский (Мальвинский) архипелаг расположен в юго-западной части Атлантического океана в 480 км от побережья материка. Он состоит из двух больших и около 200 малых островов, площадью 11,9 тыс. кв. км.

Архипелаг издавна служил причиной территориальных споров многих держав. Предпоследним его владельцем была Аргентинская республика. Ранее на эти острова претендовали Франция и Англия, но они уступили свои права Испании, а после провозглашения в 1816 году Аргентины независимым государством, архипелаг отошел к созданной державе. Это положение зафиксировано в 1825 году договором между Англией и Аргентиной. Однако через восемь лет, в 1833 году, к островам подошли два английских шлюпа. Командор Дж.Онслоу великодушно дал аргентинскому гарнизону 4 часа на сборы с вещами. 50 человек ничего не могли противопоставить английской морской пехоте и отбыли на Родину, забрав с собой флаг.

После этого события, регулярно, в течение полутора веков, Аргентина заявляла протесты кому только могла — ООН, Организации Американских Государств и т. д. ООН обсуждала проблему деколонизации, велись длительные переговоры, но в сущности ничего не менялось.

Самым ярким событием за этот период стал Фолклендский бой 8 декабря 1914 года, когда англичане разбили немецкую эскадру адмирала графа Шпее, после чего на острове появилось английское военно-морское кладбище. Кстати, о моральном духе моряков немецкой эскадры говорит такой факт. Кормовой флаг линкора «Sharnhorst» поместили в футляр от 210-мм заряда. Один из унтер-офицеров, привязав к телу драгоценную ношу, прыгнул за борт. Тело моряка прибило волнами к берегам Бразилии, где флаг в начале 1915 года на останках покойного нашел капитан каботажного парохода. Он продал находку одному из немцев, живущих в Южной Америке. После войны германские промышленники по специальной подписке собрали 80 тысяч марок и выкупили флаг. Он был помещен в Морской музей в Берлине, где находился в довоенный период.

На упомянутом кладбище в 1939 году были похоронены моряки, погибшие в бою с карманным линкором «Admiral Shpee». Эскадра, которая потом перехватила карманный линкор, несла блокадную службу в районе береговой черты Южной Америки. Поскольку ни один корабль воюющей страны не мог заходить в нейтральный порт чаще, чем раз в 3 месяца, корабли ходили на заправку на Фолкленды.

Раньше ценность островов определялась лежбищами морских котиков, потом большим количеством китов и наконец предполагаемыми запасами нефти на шельфе.

Англичане в принципе не возражали против передачи архипелага аргентинцам, но всегда возникали какие-то оговорки. Один из сильнейших доводов против передачи звучал так — «Разве можно отдать землю, в которой лежат солдаты, погибшие за Англию!» Для таких приверженцев традиций, как англичане, данный аргумент звучал очень серьезно.

Все же отношения жителей островов и аргентинцев постепенно улучшались. Островитяне отправляли своих детей в английские школы в Аргентине, почта шла через эту страну, оттуда же доставлялось продовольствие, горючее, а иногда даже питьевая вода. Такая обстановка в определенной степени способствовала надеждам аргентинцев, что на захват островов военной силой англичане ответят лишь словесными протестами, тем более, что раз американцы знают и молчат, это «молчание» — знак согласия.

Операция по захвату островов планировалась давно, но начали её ранее намеченного срока.

18 марта 1982 года на почти безлюдный остров Южная Георгия, на который претендуют и Англия, и Аргентина, высадились аргентинцы - 42 человека. Цель у них была вполне мирная - разобрать на металлолом старые китобойные суда, лежащие на берегу бухты Грютвикен почти 20 лет. Рабочие при высадке подняли аргентинский флаг, дали залп из винтовок и исполнили национальный гимн. Такая акция вызвала резкую реакцию англичан, тем более, что купивший еще в 1979 году все это богатство аргентинский грек Константин Да-видофф не позаботился о получении соответствующего разрешения у английских властей.

По условиям контракта, если до 1983 года лом не будет убран, договор теряет силу. Поэтому Давидофф поторопился.

Вообще эта акция очень сильно смахивала на провокацию или разведку боем английской реакции. Давидофф с апреля 1979 года ждал оказии на остров, куда прибыл только в декабре 1981 года, на борту аргентинского военного ледокола. Пробыл он на берегу всего несколько часов, осмотрел покупку и сфотографировался на память. Хотя он сообщил о поездке английскому посольству в Буэнос-Айресе, он не получил всех необходимых документов, на что ему было указано. Разрешение на высадку мог дать только официальный представитель английской короны на острове Южная Георгия, он же начальник метеостанции.

Трудно поверить, что Давидофф, уже приступив к разборке металла в марте 1982 года, опять забыл связаться с властями острова, да еще не предупредил рабочих, соблюдать осторожность и не задирать англичан. Как только ледокольный транспорт «Bahia Buen Sueceso» 18 марта подошел к острову, начальник метеостанции официально предупредил, что нужно или оформить право на высадку, или удалиться. Тем не менее аргентинцы высадились в Грют-викене, подняли свой флаг, устроили салют и исполнили гимн.Транспорт, подождав пару дней и убедившись, что дальше словесных предупреждений дело не пошло, двинулся домой, оставив рабочих на берегу.

Среди рабочих весьма вероятно находились члены специальной команды боевых пловцов "Буззо Тактико" в штатском, но с оружием. В том же марте аргентинский военно-транспортный самолет С 130 запросил вынужденную посадку в Порт-Стенли. Вскоре самолет улетел обратно, зато аргентинцы теперь знали, что такие самолеты могут сесть на короткую полосу гражданского аэропорта.

Очередному военному правительству Аргентины нужно было что-то сделать для популяризации режима, и расчет на острова был точный. Еще 30 марта в Буэнос-Айресе прошла многотысячная демонстрация протеста, жестоко подавленная властями. Арестовано более двух тысяч человек. Зато уже утром 2 апреля глава хунты генерал Гальтиери стал народным кумиром и величественным жестом освободил арестованных демонстрантов. О какой-либо оппозиции режиму в тот момент говорить не приходилось. Именно внутриполитические соображения заставили аргентинцев действовать так стремительно.

Но все это позже, а пока начальник метеостанции, он же, как говорилось, главный администратор территории, дал срочную телеграмму в Лондон. Реакция последовала незамедлительно. На Южную Георгию ледоколом «Endurance» отправлено 25 морских пехотинцев из Фолклендского гарнизона в дополнение к 12 уже имеющимся.

По «случайно» просочившейся информации, англичане собрались направить ракетный фрегат и атомную подлодку к островам. Действительно, 1 апреля, т. е. до начала аргентинского вторжения, о котором англичане знали заранее, примерно 25 марта, за счет чтения аргентинских шифров, из Гибралтара к Фолклендам вышла атомная подлодка S 105 «Spartan». Англичане отреагировали на угрозу очень серьезно. За неделю до нападения, т. е. 26-27 марта, из состава патрулей НАТО были выведены атомные торпедные подводные лодки и вспомогательные суда.

Слухи дополнительно подтолкнули аргентинцев к решительным действиям, хотя чисто военная ситуация требовала не торопиться с высадкой. В случае военного столкновения за острова, основную роль должны были играть корабли и самолеты военно-морского флота. Современные самолеты ВВС, стартующие из Аргентины, долетев до архипелага и пробыв там примерно 10 минут, должны были поворачивать назад, иначе у них не хватило бы горючего на возвращение. Авианосных самолетов это, конечно, не касалось. Основная сила авианосной авиации — новые французские штурмовики «Супер Этандар» уже уверенно пилотировались морскими летчиками, но к взлетам и посадкам на авианосец они еще не приступали. Главное оружие этих самолетов - противокорабельные ракеты «Экзосет» получены из Франции в количестве всего 6 единиц и летчики еще не отрабатывали их боевое применение.

Самой серьезной угрозой английскому флоту при обороне островов, несомненно, являлись подводные лодки. Но к апрелю 1982 года аргентинский подводный флот находился далеко не в лучшей форме. Официально в составе «Армада Аргентина» числилось 4 дизельных субмарины. Две старые американские типа «Balao», времен Второй Мировой войны, правда, прошедшие модернизацию (S 11 «Santa Fe», S 12 «Santiago del Estero»), полученные в 1971 году. Другие две -довольно современные, немецкой постройки, типа 209, вошедшие в строй в марте и мае 1974 года. Это соответственно S 31 «Salta», S 32 «San Louis». Субмарины секциями строились в ФРГ и потом отправлялись на сборку, спуск на воду и испытания в Аргентину. Из этого флота S 12 уже в море не выходила, а использовалась как береговая станция начальной подготовки моряков в Мар-дель-Плата с 1981 года. «Salta» проходила доковый ремонт. Лучшие и опытнейшие аргентинские подводники направлены в ФРГ, где они проводили процесс приемки новостроящихся лодок типа TR 1700. Первая из них S 41 «Santa Crus», только в 1982 году спущена на воду. В довершение всего командир лодки «San Louis» капитано ди корбета Фернандо Марио АзкуэТа только недавно назначен на эту должность и приступил к отработке лишь первых задач курса боевой подготовки. Забегая вперед, можно отметить, что первая из новых аргентинских лодок «Santa Crus» в 1984 году пересекла Атлантику под шнорхелем со скоростью примерно 15 узлов, показав очень высокие мореходные и маневренные качества. Несомненно, если бы аргентинцы имели хоть пару таких кораблей во время боев за острова, они очень серьезно повысили бы боевой потенциал флота. Это еще раз говорит о том, что лидер хунты генерал Гальтиери ждал, что захват островов не встретит военного противодействия и дальше сотрясения воздуха дело не пойдет.

Решающий приказ был отдан, и 28 марта флот Аргентины вышел в море под предлогом участия в ежегодных морских маневрах совместно с Уругваем. Уже в пути обьявлен приказ о начале операции «Розарио», и флот начал развертывание по-боевому. Имя «Розарио» носила шхуна, с которой в ноябре 1820 года на острова высадились аргентинцы во главе с Девидом Джуиттом, впоследствии губернатором островов.

Флот разделился на оперативные группы. Таск Форсе 20, контр-адмирал Жозе Ламбардо (авианосец, 4 эсминца, танкер и буксир) - силы прикрытия высадки. Таск Форсе 40, контр-адмирал Гуалтер Амара (десантный корабль, два транспорта, два эсминца, два корвета, подлодка) - силы высадки. Таск Форсе 60 капитано де навио (кап. 1-го ранга) С.Тромбетта (транспорт, 2 корвета и, вероятно, подлодка) - силы захвата острова Южная Георгия. Если английская атомная лодка вышла из Гибралтара 1 апреля, то аргентинская из Мар-дель-Плата еще 26 марта. Первым аргентинским кораблем, подошедшим к Фолклендам, таким образом, стала субмарина «Santa Fe».

Аргентинский подводный флот имеет многолетние традиции. Еще в 1927 году в Италии заказаны 3 субмарины типа «Cavalini», полученные в 1931 —1932 годах. Они названы по именам провинций страны «Salta», «Santa Fe», «Santiago del Estero» и имели бортовые номера S 3, S 1, S 2 соответственно. Хотя Аргентина на заключительном этапе Второй Мировой войны в марте 1945 года обья-вила войну Германии, субмаринам в ней участвовать не пришлось. Теперь другая «Santa Fe» с бортовым номером S 11 выполняла первое боевое задание в истории аргентинского подводного флота.

2 апреля 1982 года в 2.00 местного времени лодка всплыла у входного маяка гавани Порт-Стенли — столицы и единственного города архипелага и места расположения военного гарнизона. На берег в трех резиновых шлюпках пошли 12 боевых пловцов из упоминавшейся группы «Буззо Тактико». Они должны были первыми высадиться на берег и обеспечить прием в гавани десантного корабля «Cabo San Antonio» и помочь высадке. Боевые пловцы нейтрализовали патруль из 8 англичан, осмотрели пляж и зажгли сигнальные огни. В течение часа 2-й батальон морской пехоты, высадившись на берег на транспортерах LVTP-7, захватил аэродром, почту и ряд других административных зданий. Только раз колонну обстреляли, и один солдат получил ранение. Сошедшая на берег одновременно с морскими пехотинцами специальная рота «Компаниа Коммандо Анфибиос» захватила без сопротивления казармы английской морской пехоты. Но при попытке «махом заскочить» в резиденцию губернатора, натолкнулась на решительное сопротивление англичан, соорудивших во дворе баррикаду. Бежавший впереди командир роты лейтенант-командор Санчес Собаротс смертельно ранен, еще один офицер и командос тяжело ранены, а трое человек попали в огневой «мешок» и сдались. Пришлось вертолетом доставить миномет. Около 10 часов утра губернатор Рекс Хант приказал командиру гарнизона майору М.Норману сложить оружие из-за бесполезности сопротивления, т. к. на 68 англичан приходилось более 800 аргентинцев. У аргентинской пехоты потерь не было, флот потерял одного убитого, трех раненых и патрульный катер (правда, принадлежавший береговой охране), выскочивший на берег. В тот же день всех англичан отправили в Монтевидео самолетом.

В море оставалась на позиции «Santa Fe», она подошла к Порт-Стенли еще в ночь на 30-е, наблюдала, как вышел «Endurance» к Южной Георгии и на всякий случай патрулировала еще несколько дней восточнее столицы архипелага, а потом 8 числа вернулась в Мар-дель-Плата.

На другой день после вторжения на Фолкленды - 3 апреля аргентинцы высадились на остров Южная Георгия, обороняющая его дюжина морских пехотинцев оказала яростное сопротивление. Соединение, назначенное для захвата острова Сан-Педро (по-аргентински) состояло из полярного транспорта «Bahia Paraiso», двух корветов и, как неоднократно упоминалось, - подводной лодки. Если это так, то это могла быть только «San Louis», которую, возможно, послали на всякий случай. Косвенным подтверждением может служить то обстоятельство, что командир лодки в 1983 году в беседе с американскими моряками сообщил, что он выполнил два боевых похода, а нигде не упоминается, что он снова вышел в море после возвращения из похода, в котором выполнил три торпедные атаки (подробнее см. далее).

Высадившиеся подразделения 1-го батальона морской пехоты не сразу смогли сломить сопротивление англичан. Те попали три раза из станкового гранатомета «Карл Густав» в корвет «Guerrico», поддерживавший огнем высадку, а потом подбили вертолет, которым доставлялись на берег аргентинцы. Только после этого англичане по приказу губернатора сдались. Потери у англичан -один раненый, у аргентинцев по разным источникам от двух до четырех убитых. Три попадания в корвет привели к тому, что его поставили в длительный ремонт, а ракетный комплекс «Экзосет» ММ 38 сняли и установили на импровизированном шасси у Порт-Стенли.

Теперь оставалось ждать реакцию британской короны, и вскоре она последовала, причем совсем не такая, какую ожидали аргентинцы.

Английский подводный флот не шел ни в какое сравнение с аргентинским.

4 атомных лодки с баллистическими ракетами, 12 торпедных атомных лодок (6 — типа «Swiftsure», 2 — типа «Valiant», 3 — типа «Churchill», 1 — типа «Dreadnouth») и 16 дизельных лодок (13 типа «Oberon» и 3 типа «Porpoise»). Мощь английского флота увеличивал его многовековой опыт.

4-5 апреля из баз в метрополии и из Гибралтара вышло ударное соединение в 36 вымпелов — Таск Форсе 317. Ранее надводных кораблей в море ушли атомные подводные лодки S 48 «Conqueror», S 106 «Splendid» и дизельные S 21 «Опух» и S 22 «Olympus». Последняя предположительно. Субмарины пошли напрямую к островам без захода на остров Вознесения.

Правительство Великобритании 8 апреля объявило «зоной войны» площадь радиусом 200 миль вокруг Фолклендов, в которой с 8.00 12 апреля (4.00 по Гринвичу) будет действовать блокадный режим. Всего для поддержания режима блокады задействованы 5 атомных лодок и одна или две дизельные. Кроме упоминавшихся подлодок, в операции принимали участие S 50 «Courageous» и S 102 «Valiant». Дизельная субмарина предназначалась для скрытой доставки диверсионных подразделений, особенно в те районы, где предполагалось наличие аргентинских лодок. Дизельная лодка при движении на электромоторах более бесшумна, чем атомная. Вторая дизельная лодка, вероятно, шла для подстраховки, а когда стало ясно, что все идет как нужно, её повернули назад.

Если надводные корабли сведены в Таск Форсе 317, то подводные лодки в самостоятельное соединение Таск Форсе 324, которым руководил вице-адмирал Херберт. Руководство лодками шло прямо из метрополии по системе спутниковой связи. Причем из отправки атомных лодок особого секрета не делали, еще 6 апреля газета «Тайме» поместила информацию, что, кроме одной лодки «Superb», вышедшей к Фолклендам, за ней последуют еще три!!! В море выходила субмарина «Superb», вместе со «Spartan», но потом её вернули с дороги обратно, вероятно, решив, что и так сил хватит.

С началом блокады лодки расположились западнее островов и приступили к ведению разведки.

Уже 10 апреля Аргентина обратилась в Совет Безопасности ООН с жалобой, в которой назвала актом агрессии вводимую с 12 апреля блокаду островов. Практически боевые действия английских лодок начались именно 12 апреля, когда они реально приступили к несению боевой службы. В этот день с атомной лодки «Spartan» наблюдали в проливе Барклей и заливе Ков, как с десантного корабля «Cabo San Antonio» ставят мины. Командир лодки не получил разрешения на атаку, однако наличие минного заграждения повлияло на выбор места десантирования. На другой день аргентинские вооруженные силы приведены в состояние полной боевой готовности. Все снабжение стали отправлять на острова воздушным путем. Недооценка реальной реакции англичан привела к очень серьезной ошибке. Металлическая взлетно-посадочная полоса, которую намеревались расположить в районе Порт-Стенли для возможности базирования там современных боевых самолетов, могла быть доставлена только морем. С этой работой не торопились, и когда подготовили отправку в море, уже действовал реальный режим блокады. Данный просчет очень серьезно снизил возможности аргентинской авиации, т. к. самолет, прилетевший с материка, практически вынужден был атаковать с ходу и торопиться домой, опасаясь израсходовать все горючее. Несколько самолетов, потерявших ориентировку, на обратной дороге упало в море после исчерпания топлива.

Реальным и самым значительным вкладом английского подводного флота в победу, кроме блокады, явилась нейтрализация аргентинского военного флота. Как известно, у страха глаза велики. Уже 4 апреля аргентинское агентство DYN передало информацию, что у Мар-дель-Плата заметили английскую атомную лодку «Superb», правда, это сообщение официально потом опровергли. Но тем не менее лодке «San Louis» дан приказ срочно выйти в море, а в базе «Комодо-ро Ривадавия» зачем-то обьявили... затемнение.

Председатель аргентинской «Комиссии по атомной энергетике» адмирал Карлос Кастро Мадеро заявил, что посылка атомных кораблей в район Фолклендов является нарушением безъядерного статуса этой зоны. Вдобавок один шустрый английский журналист (несмотря на открытое противостояние, свобода действий англичан в Аргентине никак не ограничивалась) сообщил, что он побывал на аргентинском ядерном заводе и выяснил, что уже изготовлено столько плутония, что его хватит на снаряжение десяти ядерных бомб. После этого одна из атомных ракетных лодок англичан получила приказ выйти в Атлантику. Субмарина выдвинулась в район острова Вознесения, откуда должна была нанести ракетный удар по городу Кордова в Северной Аргентине в случае применения аргентинцами ядерного оружия или, как позднее выяснилось, в случае уничтожения одного из английских авианосцев или войскового транспорта «Canberra». Слава Богу, до этого не дошло. Все произошло иначе. 15 апреля обьявлено, что аргентинские самолеты приступили к постановке радиогидроакустических буев в 200-мильной зоне вокруг островов. Первой жертвой англичан стала подлодка «Santa Fe». После удачной доставки боевых пловцов на Фолкленды, лодка вернулась в Аргентину, в Мар-дель-Плата. Там ей нашли двойное применение. Субмарина должна была доставить на остров Южная Георгия подкрепление — 20 человек, запас противотанковых ракет «Бантам» и противопехотных мин. Обеспечив доставку, лодка должна была приступить к крейсерству на трассе остров Вознесения - Фолкленды. Доставка небольшого подкрепления на расстояние 1500 миль, вероятно, должна была поднять моральный дух защитников острова и показать, что о них не забыли. Несомненно, если бы вместо этого «Santa Fe» сразу пошла на коммуникации, у нее был реальный шанс потопить один или более транспортов снабжения и нанести серьезный ущерб англичанам. К тому же тогда пришлось бы отвлечь часть кораблей на противолодочную оборону протяженной коммуникации, что задержало бы сосредоточение корабельной группировки у Фолклендов и ослабило бы её. Посылка именно подлодки лишнее подтверждение того, как аргентинцы относились к английским лодкам. Именно подводники начали действия по возвращению Южной Георгии под британскую корону. С острова Вознесения 20 апреля вылетел самолет Н 130 «Геркулес», который нес на борту 14 командос из «Спешиал Боут Скадрон» (SBS) - подразделения морского спецназа. Они спрыгнули ночью на парашютах с высоты 300 метров и точно приземлились в районе нахождения лодки «Опух» (лейтенант-коммандер Джонсон). После подачи специального акустического сигнала, субмарина подвсплыла и приняла парашютистов на борт, причем десантники входили в лодку в подводном положении, вероятно, для тренировки. Субмарина доставила десантников к побережью острова, укрылась за одним из айсбергов, и командос спокойно надули свои резиновые каяки «Джемини» и поплыли к острову, где высадились в районе Грютвикена 22 апреля.

В начале в газете «Таймс» за 27 апреля, а потом в ряде других изданий появилась информация, что уже 18 апреля первые группы командос высадились с атомной лодки на Фолкленды в район Сан-Карлоса, т. е. там, где потом высадился основной десант. Официальный представитель Министерства обороны прокомментировал это сообщение как «высосанное из пальца». Журналисты ответили, что еще вечером 25 апреля Министерство обороны отрицало, что Южная Георгия снова завоевана англичанами. На этом обмене колкостями все и закончилось. Можно только заметить, что высадка с атомной лодки разведчиков дело весьма рискованное.Субмарина не может подойти к берегу так близко, как дизельная, а с дальнего расстояния десантники могут и не дойти до берега. Когда 22 апреля высаживали десант на пяти резиновых каяках «Джемини», с эсминца «Antrim» утром при свете дня также на остров Южная Георгия, то у двух отказали моторы, и их унесло в море. Потерявшихся очень долго искали и спасли экипажи почти чудом. Правда, когда лодка «Conqueror» вернулась в базу Фаслейн в Шотландии, она шла под боевым черным флагом, на котором нарисован белый силуэт (потопленный крейсер) и скрещенные кинжалы (знак выполненной скрытой миссии) - возможно высадки членов SBS на вражескую территорию.

На другой день, 23 апреля, ледокол «Endurance» перехватил шифрованную депешу с лодки «Santa Fe» из района 100 миль от острова Южная Георгия. В тот же день к острову срочно направлены эсминец «Brilliant» и субмарина «Conqueror», причисленные к соединению «Таск Юнит» 317.9. В 22.00 местного времени 24 апреля аргентинская лодка всплыла в заливе Кумберленд-бей, безлунной холодной ночью. Командир лодки связался с командиром гарнизона капитаном Альфредо Астизом и с 02.30 до 04.30 длилась передача боеприпасов и высадка подкрепления. Переговоры лодки засек фрегат «Plymout» и сообщил на берег. Предупрежденные командос усилили наблюдение, заметили лодку и передали её точные координаты на корабли. С их палуб взлетели три вертолета «Линкс». Они перехватили уходящую подлодку в 5 милях от Грютвикена. Один вертолет сбросил 2 глубинные бомбы, предупреждая возможную попытку погрузиться, второй - сбросил торпеду Мк 46, а третий с ледокола выстрелил залп неуправляемых ракет AS 12. Они-то и попали в цель. Лодка получила серьезные повреждения.

Унтер-офицер Альберто Масиас тяжело ранен, старший унтер-офицер Феликс Артусо убит (по другой версии подводник убит на берегу при столкновении с британским патрулем). Тонущая лодка выбросилась на мель у Грютвикена в районе английской антарктической станции. На другой день, опасаясь взрыва боеприпасов, её отбуксировали к старому китобойному заводу, где она и затонула на глубине 21 метр.

Атака для аргентинцев была абсолютно неожиданной. Одновременно с атакой английские корабли открыли огонь по берегу и под его прикрытием пошел десант, состоящий из командос и роты морской пехоты. В течение часа длилась интенсивная перестрелка с больших дистанций, когда англичане ввели в депо минометы, аргентинцы сдались. Все боевые потери свелись к одному раненому аргентинцу. Так завершилась операция «Paraquet». В плен попали 156 военнослужащих, включая экипаж лодки и 38 «металлоломщиков», высаживалось их 42, вероятно, шестеро были боевыми пловцами и отбыли с острова на транспорте.

Чтобы поддержать моральный дух в стране, военная хунта официально объявила, что часть аргентинского гарнизона не сдалась, а отошла в глубь острова (его площадь 4144 кв. км.) и продолжает сопротивление. Согласно последней радиограмме, командир группы уничтожает шифры и радиоаппаратуру и идет в «последний бой». В ответ над Фолклендами стали разбрасывать листовки - на одной стороне пропуск в плен, на другой - фотография, на которой запечатлен момент подписания капитаном Альфредо Астизом акта о капитуляции гарнизона острова Южная Георгия. Всего 23 дня остров именовался Сан-Педро. Аргентинский еженедельник «Ла Пренса» опубликовал большую статью о героизме аргентинских подводников. В ней подробно описывалось, как неожиданно атакованная лодка «Santa Fe» получила серьезные повреждения, но доблестный экипаж поджег её и затопил, чтобы она не досталась врагу. Аргентина обьявила, что лодка прибыла на остров с грузом продовольствия и медикаментов, а 26 апреля официальный представитель флота в порту Байя-Бланка подтвердил факт атаки лодки и указал, что в «настоящее время ведутся работы по выяснению масштабов нанесенных повреждений».

26 апреля состоялась еще одна демонстрация в Буэнос-Айресе, но настрой уже был другой, не тот, что 2 апреля. На стенах домов появились надписи «Мальвинас — Си, Режим — Но»

Популярно в поиске

Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/components/com_content/models/articles.php on line 497 Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/modules/mod_articles_popular/helper.php on line 50
    Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/modules/mod_articles_popular/tmpl/default.php on line 13
Unable to load Mainlink code. Directory /srv/www/seav.ru/httpdocs/hanuman/data is not writeable!