Маневры на КБФ в 1937г.

Однако самым важным мероприятием на КБФ в 1937 году стали маневры, проведенные в период с 5 по 8 октября. Темой маневров была определена «Операция Краснознаменного Балтийского флота по срыву оперативных перевозок противника в Балтийском море и расширению оперативной зоны восточной части Финского залива».  Маневры включали в себя 3 основных этапа: 1) развертывание сторон, в том числе поход маневренного соединения КБФ в Балтийское море; 2) операция подлодок и авиации КБФ и ЛВО на морских сообщениях противника в северной части Балтийского моря и в горле Финского залива; 3) борьба за плацдарм в восточной части Финского залива. Помимо этого, в процессе развертывания сторон и переразвертывания сил флота для 3 этапа был запланирован ряд частных учений.

На 1-м этапе маневров КБФ основными учебными задачами были определены: 1) проверка организации обеспечения выхода Эскадры из ГБ в условиях противодействия подлодок и ВВС противника; 2) проверка организации эскорта ПЛ для вывода их в операцию и освоения основных походных порядков Эскадры с подлодками; 3) проверка подготовленности эсминцев к выполнению ночного поиска и атакам при взаимодействии с авиацией; 4) тренировка командиров маневренных соединений в ведении дневного боя линейных сил в открытом море. 2-й этап маневров включал в себя отработку следующих задач: 1) проверка подготовленности ПЛ к одиночным атакам и в составе завес по транспортам противника и управления завесами ПЛ для перемены позиций; 2) тренировка в организации комбинированной разведки (силами подлодок, ВВС) морских сообщений противника в северной части Балтийского моря; 3) проверка подготовленности подлодок 1-й и 2-й бригад ПЛ к совместным действиям по транспортам противника в Финском заливе. И, наконец, на 3-м этапе следовало потрудиться над проверкой «организации, боевого управления и подготовленности всех соединений и частей КБФ к общему взаимодействию при нанесении противнику сосредоточенных ударов по всей глубине боевого порядка в восточной части Финского залива.

Подготовка КБФ к маневрам была обеспечена проведением оперативных тактических игр комсостава, больших и малых отрядных учений, выполненных в этом году. Вопросы, отрабатывавшиеся на этих учебно-практических мероприятиях, «целеустремлены на подготовку к решению тех сложных задач, которые предстояло решать во время маневров».  И если в прошлом, 1936, году количество участвовавших в маневрах кораблей КБФ не превышало 60-70%, то в 1937 г. состояние боевой подготовки соединений, частей и кораблей флота позволило привлечь к участию в маневрах уже 98% всего состава флота. Вся предварительная подготовка документации для маневров была закончена к 5 сентября. На подготовку частям было отведено время с 29 сентября по 3 октября. 4 октября командующий КБФ провел розыгрыш маневров со штабом флота.

Теперь рассмотрим, как протекали разные этапы маневров. При выходе флота «красных» из Главной базы (Кронштадта) наблюдалась плохая работа кораблей Охраны водного района (ОВР). Фактически продолжалось движение транспортов по гражданскому фарватеру в Ленинград, как обычно в мирное время. Сторожевые катера ОВРа совершенно не контролировали данную ситуацию и не принимали сигналов о начале маневров. Боезапас на катерах и базе ОВРа не был даже подан к орудиям и пулеметам. Иными словами, выход кораблей проводился достаточно условно. Впрочем, сама Эскадра «красных» вышла из ГБ вполне «организованно и четко». Время выхода составило всего лишь 26 минут, что показывало на хорошую отработку этого вопроса.  Дальнейшее маневрирование кораблей происходило уже не так гладко: лидер «Ленинград» еще не имел навыков совместного плавания (вероятно, из-за недавнего ввода в строй) и при поворотах все время опаздывал, а эсминец «Ленин» на малой дистанции пересек курс линкора «Октябрьская революция».

Ночной поиск и атаки линкоров «коричневых», предпринятые силами эсминцев и ВВС «красных», применялись на Балтике впервые, но, тем не менее, были выполнены успешно. Поиск и атака миноносцами были организованы грамотно и тесно увязаны с действиями авиаразведки.

Зато значительно хуже протекал наиболее ответственный эпизод маневров, представлявший собой эскадренный бой линкоров «красных» и «коричневых». Командующий флотом «красных» капитан 1 ранга К. И. Самойлов направил свои линкоры прямо в центр развертывания групп линкоров «коричневых», тем самым позволив противнику охватить голову своей колонны и подвергнуть ее сосредоточенному обстрелу всей неприятельской артиллерией. В результате линкоры «красных» в этой ситуации могли использовать только носовые башни главного калибра. Решение комбрига линкоров «красных», определяющее направление главного удара, было принято лишь после нахождения в течение 17 минут под огнем противника.  Вместо этого Самойлову следовало сближаться лишь с одной из групп неприятельских линейных кораблей, прикрываясь от другой группы дымовой завесой. Лишь во второй половине дня командующий флотом «красных» поступил именно таким образом. Кроме того, К. И. Самойлов опасно ослабил свои силы в ходе боя: лидер «Ленинград» и 2-й дивизион эсминцев не принимали участия в бою с линкорами «коричневых». В противоположность этому командующий флотом «коричневых» капитан 1 ранга А. А. Кузнецов действовал верно и маневрировал на выгодных для себя курсовых углах и дистанциях. В целом командующий флотом «красных» «не целеустремил и не нацелил атаку, не дал указаний командиру 2 ЛК и флагману легких сил о идее своего решения». Дело осложнялось тем, что еще до операции командиру Бригады линкоров не удалось добиться у командиров единого понимания поставленной задачи и способов ее решения, а запланированный проигрыш так и не состоялся.

Действия подводных лодок были оценены как хорошие. Лучших результатов добилась 1-я бригада ПЛ, которая оказалась подготовленной к скрытым тактическим атакам. Многие торпедные атаки ПЛ по линкорам «красных» были проведены успешно. Были также отмечены грамотные действия подлодок 11 дивизиона по разведке. Зато совместные действия лодок 2-й БПЛ с авиацией и торпедными катерами не получились ввиду плохой погоды.

Заключительный этап маневров, заключавшийся в ударе легкими силами и авиацией «красных» по линкорам противника, удался лишь частично. Дело в том, что совместный авиационный удар армейской и морской авиации оказался несогласованным по причине невылета 105-й авиабригады ВВС КБФ. В итоге, налет на корабли противника провел лишь тяжелый авиакорпус из состава ЛВО. Атака торпедных катеров была проведена разрозненно, не используя должным образом дымовые завесы. Линкоры «коричневых» не уклонялись от атак торпедных катеров и авиации «красных».

Итоги маневров были оценены штабом КБФ достаточно высоко. В частности, в отчете было отмечено, что «были недочеты, но в общем маневры этого года прошли лучше, слаженнее, чем когда бы то ни было». Действия надводных (линкоров, эсминцев, торпедных катеров) и подводных сил заслужили положительную оценку командования. Но действия ВВС вызвали некоторое беспокойство. По мнению командования флота, авиация «работала хуже, чем морские силы». От ВВС требовалось добиться единства действий со всеми остальными соединениями. Штаб главного руководства имел несомненные успехи в ходе проведения маневров, хотя штабы соединений не всегда работали грамотно. Если маневры будут продолжены в этом направлении, то, как считало командование КБФ, «достижения будут по-настоящему хорошие».  А начальник Штаба Военно-морских сил РККА капитан 1 ранга В. П. Калачев выдал следующее заключение по проведенным на Балтике маневрам: «Маневры показали хорошую организованность учений, ряд достижений в боевой подготовке соединений и кораблей, отсутствие аварий и поломок в течение длительного свыше 3-х суток похода».

В «Отчете по боевой подготовке Краснознаменного Балтийского флота с 1.01 до 20.10.37 г.» самоуверенно говорилось, что флот в этом году «полнее, чем когда либо выполнил задачи, поставленные ему приказом Народного Комиссара Обороны СССР по боевой подготовке на данный год». Поэтому маневры, как своеобразный итог боевой подготовки КБФ за год, «получили хорошую оценку Народного Комиссара Обороны СССР». По мнению Военного совета КБФ, это позволяло флоту надежно обеспечить дальнейшее поступательное движение, тем самым, подготовив кадры для строящихся боевых кораблей «как для ближайшего этапа своего перерастания в Большой Флот». Правда, при этом было замечено отставание Военно-воздушных сил КБФ.  Общий вывод, сделанный командованием Балтфлота по итогам БП за год, гласил: «Подавляющее большинство кораблей и частей флота перешло в первую линию боевой подготовки. Краснознаменный Балтийский флот готов к боевым действиям в сложных формах современного глубокого боя»ю  Однако в данном случае, скорее всего, командование КБФ просто выдавало желаемое за действительное и искусственно завышало уровень боевой подготовки флота. Иначе в следующем 1938 г. Балтийский флот не имел бы столь низких результатов в ходе проведения различных учебно-практических мероприятий.

14 декабря 1937 г. нарком обороны маршал К. Е. Ворошилов в своем приказе № 0109 подвел итоги боевой подготовки Красной Армии за 1937 год и определил основные задачи на следующий 1938 год. В разделе, посвященном Военно-морским силам РККА, Ворошилов отметил главные достижения и недостатки в БП флотов и флотилий. По мнению наркома, ВМС удалось успешно решить следующие важные задачи: «...Тактическое взаимодействие надводных сил и подводных лодок с авиацией проводилось в более широких размерах и с большим успехом. Достигнуто массовое использование ПЛ, в частности, в отдаленных районах моря, и получены первые успехи вПЛО. Фактическое использование оружия в тактической обстановке приблизило стрельбы к действительным боевым условиям. Улучшилась подготовка зенитной артиллерии. Удовлетворительные результаты имели корабельная и береговая артиллерия. Минно-торпедная подготовка проведена вполне удовлетворительно. Личный состав хорошо овладел своей сложной материальной частью. Имеются достижения в использовании авиации на море в ночное время...»

В то же время имелось и большое количество недостатков, которые сильно портили общую картину состояния боевой подготовки флота. Отработка сложных форм морского боя часто протекала без создания на учениях сильного противодействия противника (т. е. условно) и без организации огневого взаимодействия. Взаимодействие флота с сухопутными войсками еще не было отработано, особенно огневая поддержка кораблями флота высаженных на побережье войск. Боевая подготовка частей морской авиации была признана неудовлетворительной и не обеспечивающей «полного исполъзованиямощи авиации». Хуже всего была подготовлена торпедоносная авиация. Руководство тактической подготовкой командиров соединений и кораблей было оценено как недостаточное. Штурманская подготовка командного состава надводного флота и подводных сил также расценивалась неудовлетворительно. Морская подготовка, в первую очередь молодых командиров, являлась откровенно слабой, поскольку подготовка курсантов во ВМУЗ'ах носила недостаточный характер. Наконец, высокой оставалась аварийность на флотах, особенно в частях морской авиации.

Чтобы ликвидировать отмеченные недостатки, нарком обороны К Е. Ворошилов в своем приказе № 0112 от 14 декабря 1937 г., адресованном Военно-морским силам РККА, приказал им продолжать в 1938 г. отработку главной задачи - «Овладение сложными формами морского боя и операции, основанными на тесном взаимодействии надводного и подводного флота с авиацией, для нанесения мощных сосредоточенных ударов по флоту и десанту в открытом море, по базам противника и при бое в своих укрепленных районах в полном взаимодействии огневых средств». Кроме того, нарком потребовал, чтобы отработка БП на всех флотах велась на основе постоянной, в течение всего года, боевой готовности части сил, а также постоянной готовности к отражению внезапного нападения, особенно в морских базах. Была также поставлена задача по организации оперативной разведки театра «при взаимодействии всех разведывательных сил и средств для определения дислокации,развертывания и движения морских и воздушных сил противника»

25 января 1938 г. только что назначенный нарком ВМФ армейский комиссар 1 ранга П. А. Смирнов в своей директиве № 246172 подвел итоги оперативной подготовки комсостава ВМФ за прошедший год и пришел к совершенно неутешительным итогам. По мнению наркома, «оперативная подготовка командного состава и штабов, как показали итоги 1937 года, стоит на низком уровне и не отвечает современным требованиям планирования и ведения операций на море». Основные недостатки в организации и проведении мероприятий по оперативной подготовке командно-начальствующего состава флота, как считал П. А. Смирнов, сводились к следующему: 1) отсутствие единства оперативных взглядов на методы ведения операций; 2) слабые навыки в быстрой и правильной оценке обстановки; 3) неуверенность и предвзятость в принятии решений на операцию; 4) штабы не овладели методами и навыками оперативных расчетов; 5) неудовлетворительная организация использования, авиации; 6) бессистемное использование кодов для связи; 7) излишняя загрузка радиосвязи; 8) неумение штабов наладить контроль за выполнением приказов командиров и правильно организовать взаимную информацию.  С целью ликвидации вышеуказанных отрицательных явлений нарком ВМФ П. А. Смирнов приказал все Военным советам флотов «считать оперативную подготовку высших командиров и штабов основной задачей всей командирской подготовки на 1938 год». В качестве частных задач Смирнов потребовал развивать гибкость оперативного мышления, смелость в принятии решений, уверенность, волю и настойчивость при их осуществлении, а также изучать оперативные взгляды вероятных противников и сам театр военных действий. Перед проведением оперативных игр нарком ВМФ приказал сделать исторические доклады на темы, близкие к темам предстоящих игр. К общефлотской оперативной игре КБФ П. А. Смирнов потребовал привлечь преподавательский состав Военно-морской академии.

Попутно нарком ВМФ утвердил и перечень тем военных игр по оперативной подготовке командно-начальствующего состава КБФ на 1938 г. Как обычно, было запланировано 3 игры - общефлотская на тему «Совместные с армией действия по овладению побережьем и шхерным районом восточной части Финского залива с одновременными операциями по срыву перевозок противника в Балтийском море», авиационная на тему «Разгром морских и воздушных сил лимитрофов в их базах и на их аэродромах в первые дни войны в условиях начавшейся переброски германских сил в Финский залив» и тыловая на тему «Организация питания (всеми видами снабжения) флота в операции по овладению шхерных районов восточной части Финского залива».

Десантные плавсредства, Япония

Тип Daihatsu

3229 единиц, строились с 1935 г. до конца войны.

9–9,5/20–21 т; 14,6x3,4x0,8 м, 1 диз. или 1–2 бенз., 40–150 л.с., 7,5–9 уз., 50–100 (8) миль. Эк. 12 чел. 2 пул. или 2–3 25-мм, десант: 70 чел., или 1 танк, или 12 т...

Минные заградители, Греция

«Tenedos» (1906) + 23.04.41 в зал. Саронис (Месолонгион) потоплен герм, авиацией, поднят немцами, введен в состав герм, флота, герм. «UJ-2106» (+21.06.44).

460 т, 13 уз., 40 мин.

«Korgialenios» (1916) + 23.04.41 у о. Корфу потоплен герм,...

Канонерские лодки, Германия

Тип «К-4»

1 единица

К-4 «Lorelei» (б. «Artevelde», Co/WF, 1939/28.8.1940/25.4.1943 — возвращена Бельгии в 1945)

1640/2306 т; 94,8/98,5x10,5x3,3–3,8 м; 2 ТЗА, 2 ПК, 21 700 л.с.; 28,5 уз.; 680 т нефти; 1200 (19) миль. Эк. 180 чел. 3x1–105-мм/45,...

Развертывание фронта

В последние 10 дней перед началом войны с Финляндией на Балтийском флоте началась ускоренная подготовка к оперативному развертыванию. 19 ноября 1939 г. в 22 ч по приказанию командующего КБФ флагмана 2 ранга В. Ф. Трибуца, в Кронштадте, в...

Крейсера, США

Линейные крейсера

Тип «Alaska»

2 + 4 единицы

CB-1 «Alaska» NYSB 17.12.194115.8.1943 6.1944 Исключен в 1960
СВ-2 «Guam» NYSB 2.2.1942 12.11.19439.1944 Исключен в 1958

29 779/34 253 (СВ-1) т; 241,2 (вл)/246,4х27,8х9,7 м; 4 ТЗА, 8 ПК, 150 000...
Unable to load Mainlink code. Directory /srv/www/seav.ru/httpdocs/hanuman/data is not writeable!