Причины недостаточной боевой подготовки


Итак, как мы видим, решающего прорыва в деле боевой и оперативно-тактической подготовки личного состава в 1938 г. так и не было достигнуто. Более того, наметился процесс явного ухудшения боевой подготовки флота (если не сказать, провал), связанный напрямую с прокатившимися по флоту массовыми репрессиями. И тем не менее, в «Отчете по боевой подготовке Военно-морского флота СССР за 1938 год», составленном Управлением боевой подготовки (УБП) ВМФ, с фальшивым пафосом говорилось, что «проведенное и проводимое очищение флота от всех враждебных элементов и их последышей освободило флот от ненужного мусора, бременем сидевшего на флоте и тормозившего боевую подготовку и боеготовность флота». Массовые аресты командиров на флоте вызвали потребность в выдвижении большого количества молодых, неопытных офицеров на всех уровнях, что неизбежно должно было сказаться на уровне боевой подготовки ВМФ. Так что вполне логичным и неудивительным представляется общий вывод в итоговой части отчета: «... Несмотря на некоторые достигнутые успехи, Военно-Морской Флот приказа Народного Комиссара Обороны Союза ССР№ 0112 не выполнил, и Флот имеет еще очень много недочетов в боевой подготовке».

В частности, Краснознаменный Балтийский флот за истекший год имел много упущений в своей боевой подготовке. С одной стороны, ряд задач удалось отработать более или менее удовлетворительно: взаимодействие надводных и подводных сил с авиацией при нанесении ударов по противнику на значительном удалении от баз; глубокий охват главных сил противника при обороне главной базы; оперативная разведка Финского залива при взаимодействии всех разведывательных сил; ночные совместные минные постановки с надводных кораблей и пр. Но с другой стороны, целый ряд важнейших оперативно-тактических вопросов остался нерешенным, ввиду чего КБФ так и не овладел всеми тактическими приемами для нанесения ряда последовательных ударов по флоту противнику в море по всей глубине его боевого и походного порядка при взаимодействии надводного и подводного флотов с авиацией. В частности, оказались нерешенными такие важные задачи как: внезапные удары по базам противника днем и ночью при взаимодействии надводного флота с авиацией; содействие флангу наступающих сухопутных войск путем высадки тактического десанта и огневой поддержки; обеспечение своих коммуникаций; нарушение морских сообщений противника; оперативная разведка всего театра в сложных метеоусловиях. Выяснилось также, что маневр и управление соединениями и кораблями в бою стоят еще на низком уровне, а «степень тактической отработанности Краснознаменного Балтийского флота еще сырая и недостаточно полная.

Начальник штаба КБФ В. Ф. Трибуц в составленном им «Отчете по боевой подготовке КБФ 1.01 -1.10.1938 г.» пришел к следующему выводу: «Флот в целом - готов к выполнению главной задачи "овладение сложными формами морского боя в операции, основанными на тесном взаимодействии надводного и подводного флота с авиацией, для нанесения мощных, сосредоточенных ударов днем по флоту противника в открытом море и при бое в своем укрепленном районе". К ночным действиям и действиям по базам противника флот подготовлен недостаточно. Далее шло перечисление задач, успешно или плохо отработанных отдельными силами и соединениями КБФ. Например, надводные корабли оказались готовыми к взаимодействию с авиацией для нанесения сосредоточенных ударов по флоту противника в открытом море, взаимодействию с подлодками в простейших условиях, а также оказанию содействия сухопутным войскам путем высадки тактического десанта и огневой поддержкой. Остались нерешенными такие задачи, как: удары по базам противника совместно с ВВС в ночных условиях; обеспечение своих и нарушение неприятельских коммуникаций. Подводные лодки не смогли отработать метод маневрирования позициями, а также преодоление противолодочной обороны и сильной системы конвоев. Большая часть лодок оказалась подготовленной лишь к несению разведки в простых условиях, к взаимодействию с надводными кораблями и самолетами, а также к проведению атак в условиях отсутствия охранения или на прямом курсе. Морская авиация была готова к самостоятельным действиям и взаимодействию с флотом только в простых условиях, днем, без преодоления ПВО противника. Ночные действия почти не отрабатывались в частях, а взаимодействие с армейской авиацией практиковалось лишь один раз (на БОУ-1) и то не было достигнуто. Приемы борьбы со средствами ПВО кораблей и баз противника не решались. Начальники и штабы авиасоединений еще не научились, как следует, ставить задачи авиации.

В качестве пожелания начальник штаба флота В. Ф. Трибуц попросил «упростить и уменьшить систему планирования и отчетности боевой подготовки, для чего функции годового планирования оставить только за Главморштабом». Кроме того, Трибуц порекомендовал перенести центр теоретической подготовки на соединения, оставив в масштабе флота только проведение сборов специалистов оружия и электромеханической службы. В декабре 1938 г. в Москве проводилось совещание Главного военного совета РККФ, на котором командующий КБФ Г. И. Левченко и член ВС флота А. А. Муравьев, в качестве пожелания по улучшению БП на Балтике, высказали соображение о целесообразности сокращения количества больших и малых отрядных учений, чтобы как можно больше внимания уделить одиночной подготовке командиров. Кроме того, помимо тактической подготовки комсостава, ими было указано на обязательность занятий по сухопутной подготовке.

1939 год оказался для Краснознаменного Балтийского флота чрезвычайно напряженным и насыщенным важными событиями. 17 января 1939 г. нарком ВМФ командарм 1 ранга М. П. Фриновский утвердил «План учебных мероприятий по оперативно-тактической подготовке на 1939 год», предназначавшийся для командно-начальствующего состава КБФ. Этот план, разработанный начальником Главного морского штаба ВМФ флагманом флота 2 ранга Л. М. Галлером, предусматривал проведение целого ряда разнообразных игр и учений, направленных на то, чтобы командиры соединений и частей Балтийского флота получили опыт самостоятельного решения оперативных задач, поставленных командованием. Среди них фигурировали следующие мероприятия: 1) оперативная игра с проработкой всех вопросов тыла; 2) совместная оперативная игра ЛВО и КБФ, под руководством Военного совета ЛВО; 3) авиационная оперативная игра с проработкой всех вопросов тыла под общим руководством командующего ВВС КБФ; 4) 10-дневный сбор штабов; 5) учение по боевому управлению с фактическим использованием средств связи; 6) полевая оперативная поездка во взаимодействии с ЛВО.240 Кроме того, 11 января наркомом ВМФ были утверждены также темы для больших и малых отрядных учений КБФ на текущий год.

Все эти мероприятия были намечены далеко не случайно: они имели своей целью поднять общий уровень оперативно-тактической подготовки командно-начальствующего состава флота, который за предшествующие годы сильно упал по причине массовых репрессий на флоте. Основываясь на результатах боевой подготовки за 1938 г., нарком ВМФ М. П. Фриновский в своем приказе № 010 от 17 января 1939 г. отметил, что «оперативно-тактическая подготовка командного и начальствующего состава флота и авиации стоит на низком уровне». Командирская учеба была организована плохо, тактический рост командиров был признан недостаточным. Большим недостатком являлась плохо отработанная оперативная разведка театра «при взаимодействии всех разведывательных сил и средств». Сплаванность и слетанность соединений надводных сил и ВВС была низкой. Командный состав не смог овладеть тактическим использованием средств связи. По мнению наркома, огневая подготовка проводилась еще в упрощенных условиях и в отрыве от тактической подготовки.

Вспомогательные корабли, Греция

«Nordland»

1 единица

«Nordland» (б. «Niels Juel», К, 1914/3.7.1918/23.5.1923 — погиб 3.5.1945)

Нормальное — 3800 т; 90x16,3x4,7 м; 2 ПМ, 6 ПК, 6000 л.с.; 16 уз; 5000 (10) миль. Броня: пояс 200 мм, палуба 47 (скосы 55) мм. Эк. 200 чел....

Сторожевые корабли, Бельгия

«Zinnia» 

бывш. HMS «Zinnia» (1915) — захвачен немцами в 1940 г., герм. «Barbara», возвращен Бельгии в 1945 г., белы. «Breydel». х 1952

1200 т, 17 уз., 1пул.

«West Diep»

бывш. герм. ММ «А-20» (1915) — захвачен немцами в 1940 г., герм....

Успехи в «технологической войне»

Были у немецких подводников немалые успехи и на Средиземном море: 11 августа 1942 г. при попытке прорваться на Мальту британский авианосец Eagle-1 был потоплен субмариной U-73.

В начале августа в германском флоте было около 350 подводных лодок,...

Большие подводные лодки, Германия

Серия «XXI»

121 единица

U-2501 (BuV, Н.Д./12.5.1944/27.6.1944 — затоплена 3.5.1945)
U-2502 (BuV, Н.Д./15.6.1944/19.7.1944 — затоплена 3.1.1946)
U-2503 (BuV, Н.Д./29.6.1944/1.8.1944 — погибла 4.5.1945)
U-2504 (BuV, н.д./18.7.1944/12.8.1944 —...

Миноносцы, Норвегия

Миноносцы 1-го класса

Тип «Snogg»

3 единицы

«Snogg» (MH, 1917/2.9.1920/н.д. — захвачен Германией 5.5.1940),
«Stegg» (MH, 1917/16.6.1921/1923 — погиб 20.4.1940),
«Trygg» (MH, 1917/31.5.1919/1920 — погиб 25.4.1940)

198/220 т (нормальное);...
Unable to load Mainlink code. Directory /srv/www/seav.ru/httpdocs/hanuman/data is not writeable!