Корабли КБФ перед боевыми действиями

Боевая подготовка в соединениях КБФ накануне советско-финляндской войны проходила достаточно неровно. С одной стороны, в ходе летних учений 1939 г. со стороны командования флотом прилагалось немало усилий, чтобы ликвидировать серьезные недостатки, отмеченные наркомом ВМФ и начальником ГМШ. В связи с этим большую роль в поднятии боеспособности кораблей флота сыграли введение оперативных готовностей на флотах. Увеличение сроков службы для рядового и младшего начсостава во флоте до 5 лет и последовавшая отмена очередного увольнения в запас краснофлотского состава в сентябре 1939 г. С другой стороны, несмотря на все старания, в боевой подготовке Краснознаменного Балтийского флота осталось еще очень много существенных пробелов, которые невозможно было ликвидировать в короткое время.

Самым главным и сильным соединением Краснознаменного Балтийского флота была Эскадра. Поэтому от уровня боевой подготовки ее личного состава зависело очень многое при проведении боевых операций. Но, к сожалению, достижения в данной области оказались невелики. Подводя итоги боевой подготовки за 2-й период 1939 г., командующий эскадрой КБФ флагман 2 ранга Н. Н. Несвицкий в своем приказе № 055 от 12 октября 1939 г. констатировал, что «поставленные приказами НКВМФ за№010и ВС КБФ за № 0138 задачи БП (боевой подготовки - П. П.) Эскадрой не выполнены вследствие отсутствия сколоченной организации». Констатируя тот факт, что оперативно-тактическая подготовка находится на низком уровне, не отвечающем поставленной задаче, командующий Эскадрой делает категоричный вывод: «Эскадра может выполнять лишь часть задач, только в простых условиях. ОЛС и 3 ДММ подготовлен только для выполнения разведки в дневных и ночных условиях.  Штабы Эскадры и Отряда легких сил, по мнению И. Н. Несвицкого, были не сколочены и, как органы боевого управления, не отработаны, а командирская учеба проводилась плохо, а в последнее арами совершенно отсутствовала.  Повторяя выводы наркома ВМФ, командующий Эскадрой КБФ указал, что слабым местом в подготовке командирского состава является освоение новой техники и выполнение артиллерийских и торпедных стрельб прийорным методом.

Хуже всего, конечно же, обстояли дела с огневой подготовкой кораблей, которая, по мнению Несвицкого, находилась "в неудовлетворительном состоянии". Оба линкора - " Марат" и "Октябрьская революция" - стрельбы по плану 1939 г. выполнили, в лучшем случае, на «удовлетворительно», да и то лишь благодаря перестрелке ряда неудовлетворительных стрельб. Например, на "Марате" было повторено 4 неудовлетворительные стрельбы 120-мм калибром, а на «Октябрьской Революции» - 2 стрельбы 120-мм калибром и 3 стрельбы 305-мм калибром.  Из 62 подготовительных стрельб, выполненных линкором «Марат», 6 имели оценку «отлично», 25 - «хорошо», 17 - «удовлетворительно» и 14 - «неудовлетворительно». «Октябрьская революция» отстрелялся на подготовительных стрельбах даже чуть получше - 28 отличных и хороших стрельб против 24 удовлетворительных и неудовлетворительных. Зато зачетные стрельбы были уже в пользу «Марата» (3,33 балла в среднем) - вместо 3,30 балла у «Октябрьской Революции». Общий средний балл, выведенный за все стрельбы, составил для линкора «Марат» 3,1 балла, а для «Октябрьской Революции» - 2,82 балла.304 Лучшим по огневой подготовке был объявлен линкор «Марат».

Из-за низкой подготовки орудийных расчетов (БЧ-2) более сложные стрельбы (в частности, стрельба дальномерным способом по торпедным катерам, совместные подготовительные стрельбы) линейным кораблям выполнить вообще не удалось. Лишь удовлетворительная оценка огневой подготовки, как считал командующий Эскадрой КБФ, объяснялась следующими причинами: 1) недостаточной опытностью и отсутствием постоянной тренировки расчетов; 2) отсутствия должного ухода за материальной частью и ежедневной проверки ее готовности; 3) слабой подготовкой личного состава к работе в сложных и аварийных условиях; 4) недостаточно четкой организацией и сработанностью боевых постов; 5) отсутствием требовательности со стороны командиров кораблей.  Несмотря на столь удручающие результаты, начальник Управления боевой подготовки ВМФ флагман 2 ранга Ю. Ф. Ралль почему-то решил, что оба линейных корабля «готовы к выполнению огневых артиллерийских задач в сложных (это в корне противоречит выводам Н. Н. Несвицкого)  Единственной помехой, на его взгляд, была «ненадежная» носовая 12-дюймовая башня линкора «Октябрьская революция». Последовавшие затем события показали, что имела место явная переоценка боевых возможностей линейных кораблей.

Неудовлетворителыно  была отработана на линейных  кораблях минно-торпедная часть  (БЧ-3). Линейные корабли  торпедных стрельб на ходу днем и ночью и постановку паратан-тралов ночью не отработали совершенно. В целом стрельбы линкоров были оценены на "двойку" по той причине, что «Марат» зачетных стрельб не проводил, а линкор "Октябрьская революция" провел их на "неудовлетворительно". Общий балл по БЧ-3 для линкора  "Марат" составил 2,95 балла, а для  "Октябрьской Революции" - 3,12 балла  Зато более высокие оценки получили: штурманская чаоъ (БЧ-1) - 4:4-4,5 балла, электромеханическая часть (ЕМ-5) -3,8-4,1 балла, связи и наблюдения (БЧ-4) - 3,8-4,3 балла.  В целом лучшие из линейных кораблей Эскадры по боевой подготовке был объявлен "Октябрьская революция" 3-й дивизион эскадренных миноносцев 3-й ДМ Щ Эскадры КБФ оказался подготовленным к боевым действиям не лучше. Возложенных на него задач (стрельба по береговым целям) дивизион не выполнил и к выполнению их не был даже подготовлен. Такие виды артиллерийских стрельб, как зачетные ночные стрельбы, подготовительные стрельбы по торпедным катерам и зачетные зенитные стрельбы, 3-м дивизионом не были выполнены. Старые эсминцы могли производить лишь одиночные дневные стрельбы, к которым они были подготовлены на «удовлетворительно». Кроме того, эсминцы 3 ДММ были готовы к дневным и ночным одиночным минным постановкам, глубинному бомбометанию и подрывным работам. Лучшим кораблем, по данным командующего Эскадрой Н. Н. Несвицкого, являлся эсминец «Володарский».  Из доклада наркома внутренних дел СССР комиссара госбезопасности 1 ранга Л. П. Берия следовало, что старые эсминцы огневой подготовки в течение всей летней кампании не проходили и использовались только лишь как обеспечивающие корабли. Тем не менее, Ю.Ф. Ралль, явно выдавая желаемое за действительное, утверждал, что "старые эсминцы, кроме «Ленина» (он вступил в строй в декабре 1939 г., после текущего ремонта - П. Щ), готовы к выполнению всех задач".

Важной составной частью Эскадры КБФ был Отряд легких сил (ОЛС), включавший в себя исключительно новейшие корабли - крейсер «Киров», лидеры и эсминцы-«семерки». Тем не менее, по уровню своей боевой подготовки он сильно отставал от кораблей Эскадры. Связано это было, в первую очередь, с недавним вводом в строй новых кораблей и очень медленным их освоением личным составом, особенно - новейших приборов управления артиллерийским огнем (ПУАО). В своем приказе от 12 октября 1939 г. командующий Эскадрой КБФ Н. Н. Несвицкий отметил, что Отряд легких сил выполнил стрельбы на «неудовлетворительно», а план зачетных стрельб совершенно не выполнил. План подготовительных стрельб был выполнен отрядом лишь на 35%, из которых 33% имели неудовлетворительный результат.  Объясняя причины сложившейся ситуации, командир Отряда легких сил Б. П. Птохов отметил в своем приказе № 022 от 17 октября 1939 г., что «корабли ОЛС за исключением КР "Киров " до июля в среднем 50% времени находились в гарантийном ремонте».  Большинство кораблей были укомплектованы полностью лишь в августе. Несмотря на это обстоятельство, на всех кораблях, исключая эсминец "Грозящий" была  отработана организация боевой и повседневной службы, приобретены навыки в морской практике и корабли в достаточной степени сплавились в дневных и ночных условиях.  Далее Птохов был вынужден признать, что оперативно-тактической подготовке комсостава не уделялось должного внимания, взаимодействие с: другими соединениями не отрабатывалось, а штаб ОЛС еще не был сколочен и как орган боевого управления не отработан.

Начнем с самого крупного корабля Отряда легких сил -легкого  крейсера "Киров", Из приказа командира отряда  Пюкова следует, что крейсер "Киров" был подготовлен для решения тактических задач в дневных и ночных условиях. Однако был слабо отработан артиллерийский дневной бой с береговыми батареями, а кроме того, оставались неотработанными ночные минные постановки.  В то же время, как считал начальник Управления боеной подготовки ВМФ [О. Ф. Ралль (и на этот раз уже небезосновательно), крейсер «к выполнению огневых задач  был не готов, а по данным наркома внутренних дел Л. П. Берия, "Киров" ни одну из  зачетных стрельб из орудий главного калибра не выполнил.  Две зачетные стрельбы, проведенные крейсером, имели неудовлетворительную оценку. Кроме того, "Киров"  не смог выполнить 2 последние задачи по зенитным стрельбам, но зато остальные провел с оценками «хорошо» и «отлично». С торпедной стрельбой на "Кирове" все обстояло более или менее  нормально: он выполнил все торпедные стрельбы с оценкой «удовлетворительно», иа исключением ночной.

Еще хуже были подготовлены к боевым действиям 1-й и 2-й дивизионы эсминцев (ДММ) Отряда легких сил. В основном лидеры и эсминцы к началу боевых действий закончили одиночную подготовку и приступили к выполнению начальных огневых задач. Огневую подготовку корабли ОЛС стали отрабатывать лишь с августа. В результате, к зачетным калибровым стрельбам ни один из кораблей не приступал. Первая задача по зенитным стрельбам была выполнена только лидерами и эсминцем "Сметливый", остальные же эсминцы задачу так и не выполнили, Все корабли отряда (за исключением КР " Киров") выполнили торпедные стрельбы на «неудовлетворительно». В то же время было отработано бомбометание и постановка параванов в дневных условиях. Таким образом, корабли Отряда легких сил  подготовлены лишь частично к исполнению боевых задач.

В качестве наглядного примера можно взять 2-й дивизион эсминцев, укомплектованный новейшими кораблями, недавно принятыми от промышленности (к примеру, эсминец «Грозящий» лишь 20 октября 1939 г. вошел в состав КБФ325). Штурманская часть (БЧ-1) на лидере «Минск» и эсминцах «Гневный» и «Гордый» была отработана на «удовлетворительно» и лишь на эсминце «Грозящий» - на «хорошо». Артиллерийская часть (БЧ-2) была хорошо подготовлена только на «Гневном» и «Гордом», на «Минске» - «удовлетворительно», а на «Грозящем» - «слабо». Очень плохо были освоены на кораблях новые приборы управления огнем: не было решено ни одной артиллерийской задачи с применением ЦАСа (центрального автомата стрельбы). Минно-торпедная часть (БЧ-3) была отработана на всех кораблях одинаково - на «тройку». Совместных артиллерийских стрельб и торпедных атак кораблями 2 дивизиона не проводилось. Зенитные и торпедные стрельбы не были отработаны всеми кораблями дивизиона. Чуть лучше сложилась ситуация с подготовкой электромеханической части (БЧ-5) и службы связи (БЧ-4): здесь задачи были решены на «хорошо» и «удовлетворительно». Помимо того, 2-й дивизион эсминцев совершенно не был подготовлен к совместному плаванию: корабли могли ходить только в кильватерном строю. Каких-либо задач на разведку и поиск подлодок во 2-м ДММ не решалось. Общий вывод, сделанный командиром 2 ДММ капитан-лейтенантом В. И. Масловым, был однозначен: "По состоянию механизмов, оружия и обученности личного состава корабли были подготовлены к действиям в простых условиях". Из всего дивизиона, по мнению командующего Эскадрой, самым лучшим кораблем был лидер «Минск».

Аналогичная ситуация сложилась и в 1-м дивизионе эсминцев. Дивизион в составе лидера «Ленинград» и эсминцев «Сметливый», «Стремительный» и «Стерегущий» к началу военных действий в основном закончил одиночную подготовку кораблей и приступил к выполнению начальных огневых задач. В частности, корабли 1ДММ провели подготовительные стволовые стрельбы, калибровую стрельбу № 10а, по 2 зенитные стрельбы и только после пристрелки всех торпед по плану и проведения ряда тренировочных торпедных атак были допущены к торпедной стрельбе № 1 с фактическим выпуском по одной пристрелочной торпеде на каждый эсминец в дневных условиях. После теоретической проработки и практического маневрирования эсминцы приступили к проведению фактического бомбометания, начали ходить с параванами в дневных и ночных условиях, а также ставили дымовые завесы в простейших тактических условиях. Кроме того, было отработано несколько элементарных аварийных задач в дневных условиях, после чего корабли были допущены к совместному плаванию в составе Эскадры и приняли участие в двух больших походах в Балтийском море. Все командиры были допущены к самостоятельному управлению кораблем.  Однако, говоря о причинах невысокого уровня боевой подготовки на кораблях ОЛС, нельзя забывать то немаловажное обстоятельство, что эти корабли лишь недавно были приняты Военно-морским флотом от промышленности и поэтому у личного состава просто не было времени, чтобы как следует освоить новую боевую технику. Например, эскадренный миноносец «Стерегущий» из состава 1-го дивизиона эсминцев был окончательно сдан флоту лишь 2 ноября 1939 г. (т. е. за 4 недели до начала войны), на следующий день он уже принял артиллерийский и торпедно-бомбовый боезапас, а в период с 10 по 16 ноября на Большом Кронштадтском рейде корабль провел ряд артиллерийских учений и тренировок по использованию новых дальномеров и визиров, а также аварийные учения. 1б ноября эсминец пополнил свои запасы, а уже вечером 18 ноября он перешел в Лужскую губу, где был включен в Отряд корабельной поддержки (ОКП) Отряда особого назначения (ООН), предназначенного для захвата островов восточной части Финского залива, а уже 19 ноября на нем был поднят военно-морской флаг. В оставшееся до начала войны время на «Стерегущем» было проведено еще несколько учений и совместное плавание отряда корабельной поддержки за тральщиками.  Несмотря на интенсивную программу по боевой подготовке, осуществленную в столь сжатый промежуток времени, «к 30 ноября личный состав был подготовлен к использованию оружия в недостаточной степени». Командир эсминца «Стерегущий» старший лейтенант Г. И. Моторов был абсолютно прав, когда утверждал: «Корабль не имел достаточно времени для отработки в обычных условиях. Навыки для совместного плавания были малы.  Примерно то же самое можно сказать и про остальные корабли Отряда легких сил КБФ, поэтому нет ничего удивительного в том, что подготовка этого соединения стояла на таком низком уровне. Уже после войны, в марте 1940 г., командующий КБФ В. Ф. Трибуц заметил на совещании комсостава, что эсминцы 1 и 2 дивизионов "не умеют стрелять и по сей день".

Остальные соединения надводных кораблей, если верить Ю. Ф. Раллю, были подготовлены по-разному. Так, например, сторожевые корабли из состава Охраны водного района КБФ были в состоянии нести дозор и охранение линкоров, а также осуществлять противолодочную оборону. Что касается тральщиков, то они были «готовы к выполнению траления в условиях отсутствия противодействия противника (т. е. в простейших условиях - П. Я.)».  Ситуация осложнялась тем, что большинство ТЩ были судами, призванными по мобилизации из наркомата речфлота (14 типа «Ижорец», 4 типа «Ленводпуть» и 5 типа «Озерный»), и по своим ТТХ не соответствовали тем задачам, которые им пришлось выполнять. Фактически, современных тральщиков в ОВРе было всего 10 штук. Единственный минный заградитель флота «Марти» был готов к выполнению минных постановок «влюбых условиях».

Неотработанными остались задачи по взаимодейстрию с другими соединениями флот (ВВС, линкорами, эсминцами) днем и ночью. Штабы бригады и дивизионов были сколочены как органы боевого управления и были способны руководить в несложной обстанонке.  Материальная часть торпедных катеров была неплохо освоена личным составом, хотя большинство из них поздно вступили в строй. Задачи по штурманской части были отработаны всеми дивизионами полностью с оценкой «-хорошо».  План БП  был выполнен бригадой на 100%. Пулеметные стрельбы были сработаны дивизионами катеров в основном на оценку "хорошо"  К отрицательным моментам боевой подготовки были отнесены недостаточное внимание к играм и групповым упражнениям, а также слабая отработка скрытого управления. Как полагал Ралль, торпедные катера были подготовлены к отрядным торпедным атакам в условиях хорошей видимости (а в ночное время - к атакам эвеном) и к поиску и yничтожению подлодок.

Броненосцы, Германия

Тип «Deutschland»

3 единицы

«Deutschland» DW 9.2.1928 19.5.1931 1.4.1933 Погиб 4.5.1945
«Admiral Scheer» W 25.6.1931 1.4.193312.11.1934 Погиб 9.4.1945
«Admiral Graf Spee» W 1.10.1932 30.6.1934 6.1.1936 Затоплен 17.12.1939

10 600/14 290...

Крейсера, Нидерланды

Лёгкие крейсера

Тип «Java»

1 единица

«Java» (1925) + 27/28.02.42 в Яванском море потоплен япон. KPT «Nachi» (попадание 1 торпеды). Потери: ?.

«Sumatra» (1926) — разоружен в 1944 г. + 9.06.44 в Арроманше (Нормандия) затоплен как часть...

Охотники за подводными лодками, Япония

Типы Ch-1, Ch-З, Ch-4

12 единиц

Тип Ch-1 (2 единицы): Ch-1 и Ch-2. Вошли в строй в 1934 г.

Тип Ch-3 (1 единица): Ch-З. Вошел в строй в 1936 г.

Тип Ch-4 (9 единиц): Ch-4 — Ch-12. Вошли в строй в 1938–1939 гг.

Тип Ch-1: 376/400 т; 62/64...

Канонерские лодки, СССР

Тип «Храбрый»

1 единица

«Красное Знамя» — бывш. «Храбрый» (1897,1915) — до 15.03.40 — УК. +17.09.42 (по др. данным — 16.11.42) на рейде о. Лавенсаари торпедирована и потоплена фин. ТКА «Syoksy», «Vinha», «Vihuri». Поднята 15 (13 ?).11.43,...

Корветы, Италия

Тип «Аре»

29 + 31 единиц

Вошедшие в строй итальянского флота до 9.9.1943: «Gabbiano» (Чр, 23.6.1942 — исключен в 1972), «Procellaria» (Чр, 4.9.1942 — погиб 31.1.1943), «Cormorano» (Чр, 20.9.1942 — исключен в 1972), «Pellicano» (Чр, 12.2.1942 —...

Unable to load Mainlink code. Directory /srv/www/seav.ru/httpdocs/hanuman/data is not writeable!