Подводные лодки, авиация, пехота в 1939г.

Подводные лодки КВФ, по сравнению с другими кораблями, были подготовлены к боевым действиям несколько лучше. Общая тактическая подготовка командиров подлодок была сочтена вполне удовлетворительной, хотя в ней имелся ряд пробелов. Штурманская часть находилась в удовлетворительном состоянии, несмотря на то, что отмечалось слабое умение всего  командного состава в решении астрономических задач. Также была замечена плохая навигационная разведка.По данным Ю. Ф. Ралля, все подлодки отработали скрытые торпедные атаки по кораблям, идущим постоянным курсом и скоростью, и частично - скрытые атаки по кораблям, идущим с oxpaнением. Кроме то го, подводные лодки были полностью подготовлены к ведению артиллерийского боя и к скрытым переходам лри противодействии противника и разведки. На лодках также было отработано ведение артиллерийского боя и проведение скрытых переходов при противодействии противника. К взаимодействию с надводными кораблями были отработаны: один дивизион 1Л типа "С", два дивизиона ПЛ типа «Щ», один дивизион ПЛ типа «М» и подводные минные заградители «Л-1» и «Л-2». Общим недостатком в БП было то, что все подводные лодки не имели опыта взаимодействия с Военно-воздушными силами.  Что касается артиллерийской подготовки, то она, если основываться на сведениях командира 1-й бригады ПЛ капитана 1 ранга К. М. Кузнецова, стояла на достаточно высоком уровне (хотя опыт боевых действий показал совершенно обратное). Так, в течение летнего периода 1939 г. каждой подлодкой из состава его бригады было проведено, в среднем, по 11 артиллерийских стрельб с оценками «хорошо» и «отлично». Несомненным минусом в подготовке подлодок была совершенно неудовлетворительная торпедная стрельба, особенно залповая (она почти не проводилась накануне войны, и командиры лодок совершенно не были обучены этому способу стрельбы).

Особенно тревожное положение с боевой подготовкой сложилось в Военно-воздушных силах Балтийского флота. Здесь надо заметить, что авиация КБФ вызывала постоянное неудовольствие со стороны наркома военно-морского флота, но на это были свои веские причины. Во-первых, боевая подготовка в ВВС КБФ находилась, по всеобщему признанию, на очень низком уровне. Курс боевой подготовки был выполнен к началу войны частями морской авиации только на 46%. Подавляющее большинство летчиков-истребителей имели общий налет всего 40-45 часов -т. е. 50% от требовавшейся нормы налета. Если всего по ВВС КБФ числился 361 экипаж, то фактически выполнивших 1-ю задачу курса было только 135 экипажей (т. е. чуть больше одной трети). Остальные экипажи могли действовать только в несложных метеоусловиях. Ночными, слепыми полетами и полетами в облаках, имевшими в условиях Балтийского ТВД исключительно важное значение, в Военно-воздушных силах КБФ занимались крайне мало и поэтому, как считал нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов, они «по сравнению с 1938 г. деградировали.

Отрицательными моментами в подготовке частей истребительной авиации было то, что истребители ни одного раза не  производили бомбометания с пикирования, а также не имели за год ни одной ночной стрельбы. Очень плохо была стработана у истребителей групповая слетанность: истребители ВВС КБФ не умели взлетать и производить посадку в составе ЗВСРН. Слишком  малым оказалось количество летных часов, отпущенных на каждого летчика-истребителя.

Наиболее слабо выглядели бомбардировочные авиачасти, Основная масса штурманского состава до начала военных действий не имела возможности получить сколько-нибудь удовлетворителыных навыков по практическому бомбометанию. Например, штурманы эскадрилий и звеньев 57-го скоростного бомбардировочного авиаполка в 1939 г. произвели, в среднем, 5,7 бомбометания с оценкой "удовлетворительно". Причем б штурманов, выполнявших при боевом бомбометании роль ведущих, до этого совершенно не летали на самолетах «СБ»! На одного штурмана в 57-м авиаполку за год приходилось всего лишь 4 бомбометания, включая и тренировочные упражнения. А в 1-м минно-торпедном авиаполку рядовой штурманский состав получил еще меньшую тренировку: среднее количество бомбометаний в 1939 г. на одного штурмана составило всего 0,9.

Несколько лучше была натренирована разведывательная авиация. С точки зрения техники пилотирования и штурманской подготовки летный состав разведывательных частей мог выполнять задачи по разведке в сложных метеоусловиях днем и в простых -ночью. Летчики-наблюдатели удовлетворительно знали силуэты своих кораблей (чего не скажешь о штурманах бомбардировочной авиации) и кораблей вероятных противников, неплохо изучили театр военных действий, расположение и общую характеристику баз и аэродромной сети противника, его самолеты и их данные. Слабыми сторонами в подготовке разведавиации были: 1) недостаточная отработка приемов ночной разведки и поиска кораблей в море; 2) слабая отработка тактических приемов разведки кораблей и мелких точечных целей (батарей, портов, железнодорожных станций); 3) малая практика площадной аэрофотосъемки; 4) плохая дешифровка аэрофотоснимков.'48 Здесь следует добавить, что в других, не разведывательных, частях ВВС КБФ разведкой и аэрофоторазведкой почти не занимались. В дальнейшем, уже в ходе военных действий, это обстоятельство имело отрицательные последствия для боевой деятельности авиации Балтийского флота.

Необычайно высокой была аварийность во всех частях ВВС КБФ. За период с 1 августа по 4 октября 1939 г. в авиации Краснознаменного Балтийского флота произошло 5 аварий и 6 катастроф с большими человеческими жертвами. К примеру, при переброске из Ленинграда на Северный флот 20 гидросамолетов «МБР-2» разбилось сразу 2 самолета. А когда в конце июля 1939 г. в 13-й отдельной истребительной авиаэскадрилье (ОИАЭ) был разбит очередной истребитель «И-16», нарком ВМФ не выдержал и потребовал от командующего ВВС КБФ, чтобы тот немедленно навел порядок в авиачастях. Тем не менее, катастрофы имели место и дальше, в результате чего 15 октября 1939 г. приказом наркома ВМФ командующий ВВС КБФ комбриг А. А. Кузнецов и военком ВВС бригадный комиссар Кузенко «за плохое руководство БП и слабую борьбу с аварийностью, расхлябанностью и недисциплинированностью» были отстранены от занимаемых должностей (что, правда, не помешало А. А. Кузнецову после этого стать командующим ВВС Северного флота). Оценивая общее состояние авиации Балтфлота накануне войны, командующий ВВС ВМФ СССР комкор С. Ф. Жаворонков с полным на то основанием делал следующий вывод: "..Уровень боевой подготовки в частях ВВС КБФ к началу боевых действий был ниже, чем на других флотах".  Важной составной частью флота была Береговая оборона, в которую входили Северный, Южный и Западный укрепленные районы, Отряд особого назначения, а также Особая специальная стрелковая бригада. И здесь тоже ситуация была достаточно противоречивой. Если верить справке, составленной начальником Управления боевой подготовки ВМФ Ю. Ф. Раллем, то получается, что части Береговой обороны были «готовы крещению всех огневых задач при всяких условиях.  В то же время из «Отчета о боевых действиях частей Береговой обороны за период войны», подготовленного начальником штаба КБФ Ю. А. Пантелеевым уже после войны, следует, что из 29 артиллерийских батарей Северного укрепрайона (СУР) только 13 были отнесены к 1 -й линии (т. е. могли решать все задачи как в простых, так и в сложных условиях), из 9 батарей Южного укрепрайона (ЮУР) - 6, а из состава Западного укрепрайона (ЗУР) - только 2 из 5 батарей.  В свою очередь нарком внутренних дел СССР Л. П. Берия посчитал нужным сообщить наркому обороны маршалу К. Е. Ворошилову следующее: «..На некоторых ... береговых частях нет таблиц стрельб. Форт "Краснофлотский", на который возложены весьма ответственные задачи (обстрел финских укреплений на островах Финского залива), таблицы сверхдальних стрельб для 12-дюймового калибра получил только лишь 16 ноября.  Большим минусом в подготовке батарей береговой обороны было то, что на них отсутствовали корректировочные посты, средства артиллерийской инструментальной разведки и наблюдения, а средства дальней корректировки (корректировочная авиация) еще не получили должного развития на флоте. Лишь отдельные секторы Береговой обороны имели 2-3 тихоходных самолета «МБР-2», не оборудованных приборами для точного определения координат цели и корректировки огня. Таким образом, боеготовность частей Береговой обороны была явно недостаточной и, скорее, соответствовала условиям мирного времени.

Как уже говорилось выше, в составе Береговой обороны имелось отдельное соединение морской пехоты - Отдельная специальная стрелковая бригада (ОССБ), подчинявшаяся непосредственно Военному совету КБФ. Эта бригада лишь с большой натяжкой могла считаться настоящей «морской пехотой», в подлинном понимании смысла этого слова. Она была образована на базе Кронштадтского крепостного стрелкового полка 1 июля 1939 г. в составе управления и 3-х батальонов. Бригада, по словам капитана 2 ранга В. П. Александрова, «все лето тренировалась не в том направлении, в котором было нужно для десантной операции (это было ее основное предназначение - П. Я.)». Одной из главных задач ОССБ было определено преодоление и уничтожение инженерных препятствий на берегу при высадке, а она к этому не была подготовлена. Более того, у нее не имелось даже специального подрывного имущества.357 Направление в обучении специальной бригады шло, как считал полковой комиссар А. А. Павлинский, «не в той плоскости, в какой нужно», в результате чего морские пехотинцы не умели обращаться как следует даже с обычным стрелковым оружием (винтовкой, пулеметом).358 Итак, не говоря уже о специальной десантной подготовке, даже общевойсковая подготовка бригады была не на высоте. По сути дела ОССБ представляла собой обычное стрелковое соединение, посаженное на корабли, и поэтому по духу своему она просто не соответствовала понятию «морской пехоты». На этот счет начальник штаба Отряда особого назначения капитан 1 ранга Н. Б. Павлович очень точно заметил, что в бригаде «не было ничего морского»  Характерно, что когда в 1940 г. на одном из заседаний ученого совета Военно-морской академии речь вдруг зашла о применении отечественной морской пехоты в советско-финляндской войне, то один из членов совета искренне спросил: «Морская пехота, - это что, сказано в иносказательном смысле или такая действительно существовала?»  В этом вопросе нет ничего удивительного: просто никто не воспринимал бригаду морской пехоты в таком качестве. Большим недостатком в деятельности ОССБ, по мнению Павловича, было отсутствие у нее специальных высадочных средств.  Из-за отсутствия в советском ВМФ специальных десантных кораблей (они появились только в 1940 г.)362 во время боевых действий приходилось использовать все наличные вспомогательные плавсредства, которые из-за своих невысоких мореходных качеств иногда просто не годились для выполнения десантных операций. В результате война застала бригаду в неподготовленном состоянии. Фактически, части ОССБ завершили лишь одиночную подготовку и сколачивание подразделений. Кроме того, отсутствие руководящих документов по проведению десантных учений также отрицательно сказывалось на подготовке КБФ к десантным действиям.


Тральщики, Греция

Тип YMS
(американский)

12 единиц в RHN

 «Afroessa» (бывш. HMS BYMS-2185), «Ithaki» (бывш. HMS BYMS-2240), «Kalymnos» (бывш. HMS BYMS-2033), «Karteria» (бывш. HMS BYMS-2065), «Leros» (бывш. HMS BYMS-2186), «Paralos» (бывш. HMS BYMS-2066), «Patmos»...

Противолодочные катера, Италия

Тип «I»

30 единиц

VAS-201–230. Спущены на воду в 1942.

Полное — 68 т; 28x4,3x1,5 м, 3 бенз., 1800 л.с.; 20 узл., 11,5 т бензина, 300 (19) или 1100 (12) миль. Эк. 26 чел. 2 х 1–450-мм, 1–2x1–20-мм/65, 2–6,5-мм, 26 ГБ.

Противолодочные катера в...

Миноносцы, Польша

Тип «Mazur»

1 единица

«Mazur» (V, 1914/26.8.1914/1.1915 — погиб 1.9.1939)

360/421 т; 62,6x6,2х2,5 м; 2 ПТУ, 2 ПК, 5500 л.с., 20 уз., 1400 (17) миль. Эк. 80 чел. 3x1–75-мм, 1x1–40-мм, 1х2 и 2х1–13,2-мм пул.

В 1921 г. Польша получила два...

Тральщики, Польша

Тип «Jaskolka»

6 единиц

«Jaskolka» (WPM, 1934/11.9.1934/8.1935 — погиб 14.9.1939),
«Czajka» (PSM, 4.1934/10.4.1935/2.1936 — захвачен Германией в октябре 1939),
«Mewa» (SG, 1934/10.1.1935/10.1935 — погиб 3.9.1939),
«Rybitwa» (PSM,...

Сторожевые катера, Новая Зеландия

Тип ML

11 единиц

ML-400 — ML-411.

73 т, 20 уз., 1x40, 2x20.

Тип HDML


14 единиц

HDML-1183HDML-1194, HDML-1348HDML-1351

46 т, 12 уз., 1x47, 1x20.
Unable to load Mainlink code. Directory /srv/www/seav.ru/httpdocs/hanuman/data is not writeable!