Репрессии на КБФ 1937-1939 гг.

К сожалению, стремительный рост Краснознаменного Балтийского флота во второй половине 1930-х гг. носил, скорее, чисто технический характер. Иными словами, материальный рост флота не подкреплялся высокой боевой подготовкой его личного состава. По сравнению с первой половиной 1930-х гг. наблюдался сильный регресс в оперативно-тактической подготовке высшего, старшего и среднего звеньев командного состава флота. Связано это было, в первую очередь, с массовыми политическими репрессиями 1937-38 гг., которые прокатились по Вооруженным силам страны и нанесли огромный ущерб их боевой подготовке.

Следует заметить, что политические репрессии, имевшие место до 1937 г. (если не брать период начала 1930-х гг.), незначительно затронули командный состав КБФ. К примеру, с 1 января 1934 г. по 1 апреля 1937 г., т. е. за более чем трехлетний период, Военным трибуналом КБФ было осуждено всего-навсего 60 человек командно-начальствующего состава (а в целом -500 человек командного, младшего командного и рядового состава).  Причем, любопытно, что подавляющая часть представителей командно-начальствующего состава в 1934-37 гг. была осуждена за растраты и дискредитацию звания командира - 30%, а за антисоветскую агитацию - только 13,3%.  А из общего количества арестованных (500 чел.) за антисоветскую агитацию и контрреволюционные преступления были осуждены всего лишь 113 человек (22,6%).

Подобная положительная тенденция не внушала больших опасений. В связи с этим главный военный прокурор РККА корвоенюрист Н. С. Розовский в своем приказе № 00141452 от 9 мая 1937 г., адресованном всем военным прокурорам округов и флотов, вполне обоснованно констатировал: «..Итоги 1936 г. в деле снижения судимости в РККА можно считать значительными. Этот год дал самый низкий уровень судимости кадрового состава по сравнению с предыдущими годами. В отличие от 1935 г, когда была снижена судимость только командного и начальствующего состава, а в отношении рядового состава она даже несколько выросла, в 1936 г. наблюдается падение судимости военнослужащих всех составов». Более того, Розовский даже процитировал положительную оценку, данную наркомом обороны маршалом К. Е. Ворошиловым по поводу снижения уровня репрессий: «Очень хорошо, нужно продолжать профилактическую работу, она дает результаты».  Однако эта резолюция наркома была сделана еще в январе 1937 г., когда еще ничто не предвещало последующих трагических событий. Всего несколько месяцев спустя ситуация в стране и в армии изменилась кардинальным образом.

В период с 1937 по 1938 гг. Военно-морской флот СССР понес невосполнимые утраты: почти 3 700 командиров и политработников было уволено из рядов флота, из которых немалая часть была арестована (уже к 1 сентября 1937 г. было уволено 705 человек и арестован 171 человек).  В наибольшей степени пострадал высший командный состав ВМФ: были расстреляны и умерли в местах заключения 5 флагманов флота 1 и 2 ранга, что составило 125% от их первоначальной численности, 6 флагманов 1 ранга (100%), 5 флагманов 2 ранга (70%) . Урон от этого мощного удара по верхушке военно-морского командования был настолько силен, что сказывался на всех флотах очень длительное время.

По причине массовых репрессий ротация лиц высшего командного состава в ВМФ приобрела какой-то поистине лихорадочный характер. К примеру, Военно-морские силы РККА (с конца декабря 1937 г. - Народный комиссариат Военно-морского флота) с 1937 по 1939 гг. последовательно возглавляли сразу 7 человек: В. М. Орлов (до 10 июля 1937 г.) -расстрелян, Л. М. Галлер (с 10 июля по 15 августа 1937 г.), М. В. Викторов (с 15 августа до 31 декабря 1937 г.) -расстрелян, П. А. Смирнов (с 31 декабря 1937 г. по 22 июня 1938 г.) - расстрелян, П. И. Смирнов (с 22 июня по 8 сентября 1938 г.) - расстрелян, М. П. Фриновский (с 8 сентября 1938 г. по 25 марта 1939 г.) - расстрелян, Н. Г. Кузнецов (с 25 марта 1939 г.).  Характерная деталь: если до начала репрессий флотом командовали настоящие моряки, специалисты своего дела, то затем - армейский политработник (П. А. Смирнов) и даже командующий пограничными войсками НКВД (М. П. Фриновский).

Примерно с такой же частотой менялось и высшее командование Краснознаменного Балтийского флота. В течение неполных трех лет (с весны 1937 г. по осень 1939 г.) по разным причинам на Балтике сменилось три командующих флотом: А. К. Сивков (до 15 августа 1937 г.) - расстрелян, И. С. Исаков (с 15 августа 1937 г. по 9 января 1938 г.), Г. И. Левченко (с 10 января 1938 г. по 28 апреля 1939 г.), четыре начальника штаба флота - И. С. Исаков (до 15 августа 1937 г.), Г. И. Левченко (с 19 августа 1937 г. по 10 января 1938 г.), В. Ф. Трибуц (с 10 января 1938 г. по 30 апреля 1939 г.) и А. П. Шергин (с 5 мая по 26 октября 1939 г.), а также семь членов Военного совета и начальников Политуправления флота: А. С. Гришин, Н. И. Ильин, Я. В. Волков, А. А. Булышкин, А. А. Муравьев, В. К. Беленков и С. Д. Морозов.  Столь частые перемещения высшего командного состава флота объяснялись, в первую очередь, крайней напряженной ситуацией с кадрами, сложившейся в наркомате ВМФ в результате проведения политики массовых репрессий.

Теперь попробуем проиллюстрировать масштабы репрессий на КБФ в 1937-38 гг. конкретными примерами. В «Отчете по боевой подготовке Краснознаменного Балтийского флота с 1.01 по 20.10.37» с пафосом говорилось следующее: «..За последний период на флоте выявлено, разоблачено и арестовано органами НКВД 2 78 человек предателей, троцкистов, шпионов и вредителей. Военный совет КБФ, занимаясь вопросами очищения рядов КБФ, за последние 4 месяца рассмотрел более 340 дел на командный и начальствующий состав. Наиболее засоренным враждебными элементами оказалось оборонное строительство, где разоблачено более 60 врагов. Не менее засоренными оказались наши тыловые снабженческие организации - в этих организациях разоблачено более 70 врагов. Немало предателей оказалось и среди руководящего состава флота... На основании указаний народного комиссара обороны проводилась и проводится проверка всего командного, начальствующего и рядового состава КБФ в целях очищения его от враждебных, морально-неустойчивых, политически неблагонадежных элементов. В результате этой проверки уволено командного и начальствующего состава из РККА (до конца декабря 1937 г. Морские силы входили в состав РККА - П. П.)
2б4 человека, 530 краснофлотцев и младших командиров. Работу по проверке и очищению от враждебных элементов, а также политически-морально неустойчивых считать законченной еще ни в коем случае нельзя».  Как отметил член Военного совета КБФ корпусной комиссар А. А. Булышкин на Военном совете РККА, проходившем в ноябре 1937 г., из 264 уволенных с КБФ командиров и начальников было «арестовано около 100 человек, оказавшихся врагами
народа, шпионами, диверсантами и террористами, которые готовили даже террористические акты».411 Всего за период с 1 мая 1937 г. по 15 мая 1939 г. из числа командно-начальствующего состава КБФ было уволено (в том числе арестовано) 389 человек.
В период с 1 января по 28 июня 1937 г. Военной прокуратурой КБФ было закончено 39 следственных дел по контрреволюционной пропаганде и агитации -всего на 53 человек (из них 2 - старшего и высшего начсостава и 2 - среднего начсостава) и 5 следственных дел по измене родине, террактам, диверсиям и шпионажу - всего на 6 человек (из них 1 - среднего начсостава).  Кроме того, на 28 июня 1937 г. в Военной прокураторе КБФ находилось в производстве 32 следственных дела по измене Родине, террактам, диверсиям и шпионажу - всего на 37 человек (из них 18 - старшего и высшего начсостава, 8 - среднего начсостава) и 21 дело по контрреволюционной агитации и пропаганде - всего на 28 человек (из них 2 -старшего и высшего начсостава и 4 - среднего начсостава).414 За период с 20 июня по 20 октября 1937 г. Военным трибуналом КБФ было осуждено 106  человек командно-начальствующего, младшего командного и рядового состава, из них 45 - за контрреволюционную агитацию, 15 - за участие в контрреволюционных террористических организациях, 4 - за измену Родине и шпионаж, 3 - за вредительство, 2 -за осуществление диверсионно-вредительских актов. Таким образом, количество осужденных по «политическим» статьям УК РСФСР составило 65% от общего количества.

В следующем 1938 г., масштабы репрессий продолжали прогрессировать. По сведениям прокурора Главной военной прокуратуры бригвоенюриста Лелюхина, «сравнительные данные количества дел и дознаний за 1-й квартал 1937 г. и 1-й квартал 1938 г. показывают значительный рост контрреволюционных преступлений, должностных, хозяйственных и хулиганства. Если за 1-е полугодие 1937 г. по ст. 58-10 УК РСФСР было возбуждено 42 дела, то за первые 4 месяца 1938 г. таких дел насчитывалось уже 47. Всего же за первые 4 месяца 1938 г. в производстве Военной прокуратуры и особых отделов НКВД состояло 124 следственных дела, из которых только 30 дел - по ст. 58-10 УК РСФСР.

Оценивая работу Военной прокуратуры КБФ за период с 1 декабря 1937 г. по 1 мая 1938 г., прокурор ГВП Лелюхин отметил, что из имевшихся в производстве 137 дел и дознаний 56 были прекращены, 21 дело находилось в производстве, а по остальным делам обвиняемые были преданы суду.  Любопытно отметить, что по 24 из 65 следственных дел, прошедших через Военную коллегию Верховного суда, приговоры были отменены и дела прекращены или возвращены на доследование. В 1-м квартале 1938 г. Военной прокуратурой КБФ были расследованы и направлены в Военный трибунал сразу 14 следственных дел, по которым обвинение по ст. 58-10 УК РСФСР было прекращено. 4 дела из них слушались со сторонами в частях. Случалось иногда и такое, что в отдельных случаях военные юристы пытались разобраться в имевшихся обвинениях на лица командного состава. Так, например, бригвоенюрист Лелюхин указывает в своей докладной записке, адресованной главному военному прокурору РККА армвоенюристу Н. С. Розовскому, что «дела, по которым имелись основания для предания виновных суду по ст.58-10 УК- прекращались». В частности, из подготовительного заседания Военного трибунала были возвращены на доследование 5 дел, причем правильность этих действий Военная прокуратура КБФ признала.

В целом по сведениям, предоставленным Военной прокуратурой, Военным трибуналом и Особым отделом НКВД КБФ, с 1 января 1937 г. по 31 декабря 1939 г. на Краснознаменном Балтийском флоте было осуждено 444 командира и политработника. Как мы видим, эта цифра превосходит в 7,4 раза количество осужденных командиров и начальников за предшествовавший 3-летний период (1934-1936 гг.). Данный факт, конечно же, не может не впечатлять, тем более что подавляющая часть осужденных в 1937-39 гг. командиров и начальников обвинялась, прежде всего, в политических преступлениях - ведении антисоветской агитации, участии в контрреволюционных террористических организациях, осуществлении диверсионновредительских актов, измене Родине, шпионаже.

В то же время не стоит слишком преувеличивать масштабы потерь командного состава КБФ в конце 1930-х гг. Например, из 444 осужденных лиц командно-начальствующего состава КБФ, по официальным данным, к высшей мере наказания (расстрелу) было приговорено лишь 64 человека. Причем, Военная коллегия Верховного суда заменила у 8 осужденных ВМН на 10-летние сроки лишения свободы. В то же время 5 человек умерли в местах заключения к началу 1940 г. Таким образом, безвозвратные потери командно-начальствующего состава на Краснознаменном Балтийском флоте с начала 1937 по конец 1939 г., понесенные по причине политических репрессий, составили в общей сложности 61 командир и политработник, что равняется лишь 14% от общего числа арестованных офицеров. Не стоит забывать и то немаловажное обстоятельство, что, по состоянию на январь 1940 г., 141 командир и политработник были освобождены. Еще по 4 обвиняемым Военная прокуратура КБФ прекратила дела. Таким образом, 145 человек из 444 арестованных командиров и начальников (т. е. 32%) уже к началу 1940 г. были выпущены на свободу. Следует также заметить, что в общую цифру репрессированных командиров и начальников входят осужденные не только по «политической» 58-й статье, но также и по другим статьям Уголовного кодекса РСФСР, в том числе за преступную халатность при исполнении служебных обязанностей, нарушение воинской дисциплины, моральное разложение, хищения и пр.

Среди наиболее крупных командиров КБФ, подвергшихся репрессиям, были: командующий КБФ флагман 1 ранга А. К. Сивков (расстрелян), помощник командующего КБФ по ВВС флагман 2 ранга Г. П. Галкин (расстрелян), командующий ВВС КБФ комдив М. А. Горбунов (расстрелян), председатель Постоянной приемной комиссии РККФ флагман 1 ранга А. К. Векман, начальник Разведывательного отдела КБФ капитан 2 ранга Н. П. Тимофеев (расстрелян), начальник 2 отдела штаба КБФ капитан 1 ранга Е. К. Престин (расстрелян), командир Бригады миноносцев флагман 2 ранга Г. Г. Виноградский (расстрелян), военком Бригады миноносцев бригадный комиссар А. П. Коновалов (расстрелян), начальник штаба дивизии линкоров капитан 1 ранга А. П. Куприянов (расстрелян), командиры Охраны водного района капитан 2 ранга Н. Ю. Озаровский и капитан 3 ранга Н. Н. Воронович (расстрелян), помощник командира ОВР капитан-лейтенант П. Д. Антоневич, командир Бригады заграждения и траления капитан 1 ранга И. И. Талин (расстрелян), командир Бригады торпедных катеров капитан 2 ранга Г. П. Нествед, помощник командира Бригады торпедных катеров капитан 3 ранга Г. В. Добровольский, начальники штаба Бригады заграждения и траления капитан 2 ранга Л. К. Рубанин (расстрелян), капитаны 3 ранга В. 3. Роговешко и Я. В. Настусевич, военком Бригады заграждения и траления полковой комиссар Б. В. Любич, военком дивизиона сторожевых кораблей полковой комиссар Н. И. Чиносов (расстрелян), командир 3-й бригады подлодок А. А. Пышнов, начальники штабов 1-й, 2-й и 3-й БПЛ капитан 2 ранга В. П. Рахмин (расстрелян), капитан 3 ранга Л. П. Яковлев и капитан 2 ранга A.А. Асямолов, командиры дивизионов подлодок капитаны 1 ранга Б. А. Секунов и П. А. Штейнгаузен (расстрелян), капитан 3 ранга Н. С. Подгородецкий (расстрелян) и капитан 3 ранга В. В. Курилов, командиры
дивизионов эсминцев капитаны 2 ранга Г. А. Бутаков и Н. М. Галль, командиры эсминцев капитан-лейтенант И. К. Скачко (расстрелян) и капитан 3 ранга В. Ф. Оксман, командир крейсера «Аврора» капитан 2 ранга B.    Е. Эмме, командиры подводных лодок капитан 2 ранга В. Н. Симановский (расстрелян), капитан-лейтенант С. А. Рогачевский, старшие лейтенанты В. А. Васильев, В. С. Денисов, Н. А. Филов и А. М. Середа, командир 105-й авиабригады полковник А. М. Вирак,
начальник отдела ПВО полковник А. К. Стриевский (расстрелян), командир стрелкового полка полковник В. К. Зайончковский, начальник санитарной службы КБФ бригврач П. К. Сивков (расстрелян), командир Ленинградского военного порта Н. Н. Зуев, командир Лужского порта дивинтендант П. Е. Бойков (расстрелян), начальник Гидрографического управления флагман 3 ранга В. В. Васильев, начальник Научно-исследовательского морского института связи инженер-флагман 2 ранга А. И. Берг, начальник Военно-морского инженерного училища инженер-флагман 3 ранга Ф. К. Рашевич (расстрелян), военные прокуроры КБФ бригвоенюристы И. К. Гай и И. М. Стурман (расстреляны), председатель Военного трибунала КБФ бригвоенюрист Т. П. Сытов (расстрелян) и многие другие командиры. Вполне естественно, что при такой убыли высших командных кадров систематически руководить процессом боевой подготовки флота было весьма затруднительно.

В результате репрессий на Балтике с 1 мая 1937 г. по 15 мая 1938 г. было обновлено 62% командиров соединений, 77% начальников штабов соединений, 31% штабных специалистов, 32% командиров надводных кораблей и 55% командиров подлодок, 73% командиров БЧ надводных кораблей и 61% командиров БЧ подводных лодок. Массовые репрессии вызвали необходимость в большом количестве командных кадров, в которых повсеместно ощущалась острая нехватка. Приходилось осуществлять масштабные перестановки командиров с целью хоть как-то закрыть образовавшиеся бреши. Помимо прочего, ситуация усугублялась очень быстрым ростом надводных, подводных, воздушных и береговых сил флота в конце 1930-х гг., которые, естественно, требовали все новые и новые кадры командно-начальствующего состава.

Печать о Советско- финляндской войне

Советско-финляндская война 1939-1940 гг. совершенно справедливо считается одной из самых малоизученных страниц отечественной истории. Вплоть до недавнего времени о ней практически ничего не говорилось в открытой литературе. Причину создавшейся в...

Специальные подводные лодки, США

Подводный минный заградитель

«Argonaut»

1 единица

SS-166 «Argonaut» (PNY, 10.11.1927 — погибла 10.1.1943)

Надводное: 2878 т, подводное: 4045 т; 109,7 (вл)/116,1x10,3x4,9 м; 2 диз. + 2 дизель-генератора/2 ЭД, 6000/2200 л.с., 15/8 уз., 696 т...

Торпедные катера, Италия

Тип «Baglietto (SVAN) 12-тонный» 6-й серии

5 единиц

MAS-204, 206, 210, 213 и 216. Спущены на воду в 1918.

Стандартное — 14,5т; 16x2,7x1,2м, 2 бенз., 700 п.с.; 25–28 узл., 230 (10) миль. Эк. 8 чел. 2 х 1–450-мм ТА, 2 пул.

Последние оставшиеся к...

Корветы, Новая Зеландия

Тип «Flower II»
(британский)

1 единица в RNZN

«Arabis П», «Arbutus П» — получены от RN в 1944 г., возвращены в 1948 г.

980 т, 16 уз., 1x102, 6x20, 1 б/м «Хеджехог».

 


Миноносцы, Италия

Тип «Ariete»

1 + 15 единиц

«Ariete» (Ане, 15.7.1942/6.3.1943/8.1943 — в 1949 передан Югославии).

Захвачены Германией в сентябре 1943 г. в недостроенном состоянии: «Alabarda» (КРАт, 24.3.1943/7.4.1944/11.1944), «Arturo» (Ане,...

Unable to load Mainlink code. Directory /srv/www/seav.ru/httpdocs/hanuman/data is not writeable!