Задача военно-морских историков

24 августа 1940 г. Председатель Комиссии по описанию советско-финляндской войны 1939-1940 гг. Н. В. Корнеев в своем приказе № 0101041, направленном на имя начальника Главного морского штаба адмирала Л. М. Галлера, объяснил, в чем заключается задача военно-морских историков. В соответствии с общим планом труда от Исторической комиссии В. И. Круглова требовалось написать главу «Действия на море» (Глава XX - П. /7.) в 1-й том объемом в 2-3 печатных листа, где следовало дать краткое «описание войны в оперативно-стратегическом разрезе», а также 7-й том - «Боевые действия Военно-морских сил» объемом в 20-25 печатных листов, в котором следовало поместить «описание военно-морских сил в оперативно-тактическом разрезе», а также «описание важнейших и наиболее поучительных тактических действий кораблей флота, морской авиации и береговых отрядов». Требования к данным работам были предъявлены следующие. В главе «Действия на море» для 1-го тома труда необходимо было поместить краткую характеристику военно-морских театров (Балтийского и Северного), оценку их оперативно-стратегического значения, состав военно-морских сил сторон, их соотношение, развертывание военно-морских сил, оперативно-стратегический обзор действий флотов, их результат, общие итоги, выводы и оценки действий. Как считал Н. В. Корнеев, «возможно полнее должны быть освещены вопросы оперативно-стратегического взаимодействия морских сил с сухопутными и воздушными силами».  От 7-го тома требовалось, помимо всего прочего, следующее: «..Наиболее полно необходимо осветить вопросы взаимодействия частей военно-морских сил с частями сухопутных сил». Обе работы следовало написать к 1 июня 1941 г., после чего они должны были пройти окончательную редакцию и к 1 октября 1941 г. сданы в комиссию НКО для издания.

А тем временем Историческая комиссия В. И. Круглова начала свою работу. Как и было предписано наркомом ВМФ, председатель комиссии первым делом составил «План работы Исторической комиссии ВМФ с 1.8.40 г. по 1.1.41 г.» и распределил темы основных монографий между сотрудниками Исторического отдела ГМШ. Так, например, сам председатель комиссии В. И. Круглов взял себе тему «Действия флота против береговых батарей, баз и портов противника», капитан 2 ранга К. Ф. Чубрик - «Блокадные операции подводных, надводных и воздушных сил», инженер-капитан 1 ранга Б. А. Денисов - «Использование минного оружия», контр-адмирал В. А. Унковский - «Содействие флангу армии огнем корабельной артиллерии» и т. д. Всего набралось 14 тем для монографий (среди них еще не было указано двух работ - главы «Действия на море» и 7-го тома для труда «Советско-финляндская война 1939-1940 гг.»

А вот что касается первостепенной задачи комиссии - сбора документации по боевым действиям КБФ, то здесь дело двигалось чрезвычайно медленно. Несмотря на жесткие сроки, указанные в приказе наркома ВМФ и начальника штаба КБФ (15-20 июля 1940 г.), никто из командиров соединений Бал-тфлота и не думал особенно торопиться с отсылкой документов в Историческую комиссию. В итоге начальник штаба флота Ю. А. Пантелеев был вынужден 27 августа 1940 г. издать приказ № 1оп/470с, где он отметил многочисленные факты неприсылки документов в комиссию и вновь потребовал от командиров соединений и частей как можно быстрее прислать все недостающие материалы. Но даже и после этого приказа документы приходили с большим опозданием. Так, например, лишь 9 сентября 1940 г. в Историческую комиссию поступил основной корпус источников по боевой деятельности ВВС КБФ -77 дел (журналы боевых действий штаба ВВС, истребительного и бомбардировочного направлений штаба ВВС, боевые донесения, схемы, плановые таблицы, оперативные сводки, кальки полетов, сведения о потерях и т. п. Что же касается отчетов о боевой деятельности флотов, то никто и не собирался присылать их в Историческую комиссию. Отвечая на телеграмму заместителя наркома ВМФ И. С. Исакова, интересовавшегося, получен ли отчет по боевым действиям КБФ, председатель комиссии В. И. Круглов 24 декабря 1940 г. (!!!) вынужден был пожаловаться, что «отчеты о войне ни от КБФ, ни от СФ не получены».26 Правда, 10 ноября 1940 г., по договоренности с начальником штаба КБФ Ю. А. Пантелеевым, В. И. Круглов все же получил от него некий «материал к отчету». Однако то, что Пантелеев гордо именовал, «по сути дела, отчетом, но не отредактированным», на самом деле являлось лишь сборником отчетов по деятельности различных соединений Краснознаменного Балтийского флота  и не более того. Настоящего общего отчета по боевой деятельности КБФ председатель Исторической комиссии так и не дождался.

Так и не передав Исторической комиссии полноценного отчета по боевой деятельности флота в целом, Пантелеев сделал, тем не менее, большое доброе дело для нее. Он написал целую серию очень подробных отчетов (докладов), посвященных действиям отдельных соединений КБФ в период советско-финляндской войны. Среди них стоит назвать «Доклад начальника штаба о десантной операции по овладению островами восточной части Финского залива», «Доклад начальника штаба о борьбе флота и ВВС с финскими береговыми батареями», «Доклад начальника штаба о боевой деятельности Дивизиона канонерских лодок», «Доклад начальника штаба о боевой деятельности Охраны водного района», «Доклад начальника штаба о боевой деятельности Ладожской военной флотилии», «Доклад начальника штаба о войсковых разведывательных операциях» и др., помеченные одной и той же датой - 10 ноября 1940 г.28 Все эти доклады, собранные вместе, как раз и составили уже упоминавшийся нами «Отчет о боевых действиях КБФ за время войны», переданный Ю. А. Пантелеевым как раз 10 ноября 1940 г. в Историческую комиссию ВМФ.

Забегая немного вперед, заметим, что вышеперечисленные отчеты начальника штаба КБФ явились очень хорошим источником при написании официального труда «Советско-финляндская война 1939-1940 гг. на море». Более того, сравнительный текстовой анализ отдельных фрагментов книги и докладов позволяет нам сделать вывод, что многие положения из них были без особых изменений перенесены в упомянутый труд.

Наконец, настало время определить саму структуру XX главы для 1 -го тома и 7-го тома издания «Советско-финляндская война 1939-1940 гг.», отведенного для описания боевых действий Военно-морских сил в период войны. 21 октября 1940 г., отвечая на запрос В. И. Круглова, председатель комиссии НКО генерал-майор Н. В. Корнеев изложил, каким образом ему видится структура этих работ. Глава «Действия на море» для 1-го тома, по его мнению, должна включать в себя: а) краткую характеристику Балтийского и Северного морских театров военных действий и «их оперативно-стратегическое значение для обороны северо-западных границ Советского Союза» (0,25 печатных листа); б) состав, развертывание и базирование наших военно-морских сил до войны и в начальный период войны; состав и базирование военно-морских сил противника; соотношение сил (0,25 печатных листа); в) оперативно-стратегический очерк боевых действий флота «каждого моря» (задачи, поставленные Ставкой флоту; планирование морских операций; выполнение операции флотом в целом и до соединения кораблей включительно; взаимодействие флотов; оперативно-стратегическое взаимодействие морских, сухопутных и воздушных сил; результаты действий военно-морских сил -(1,75 печатных листа); г) общие итоги и выводы (0,25 печатных листа).

Седьмой том («Боевые действия военно-морских сил») был продуман Н. В. Корнеевым уже более детально. Первый раздел этого труда общим объемом в 3-4 печатных листа должен был содержать характеристику Балтийского и Северного театров военных действий и отдельно - условия ведения боевых действий в период с ноября 1939 г. по март 1940 г. Второй раздел был отведен боевым действиям Северного флота и включал в себя «планы различных операций, выполняемых командованием флота; выполнение их соединениями; боевые действия соединений и отдельных кораблей; положительные и отрицательные примеры».30 Корнеев даже указал, какие именно операции СФ необходимо осветить в этой главе: «...Десантные операции, операции флота по обеспечению морских оперативных и снабженческих перевозок, операции по осуществлению блокады, совместные операции сухопутных и воздушных сил». Причем, ход операций и боев должен быть описан «в исторической последовательности, по датам, с именами командиров и политработников,ру-ководивших операциями и боями суказаниемрезультатов действий и с выводами». Третий раздел труда общим объемом 10-12 печатных листов предполагалось посвятить боевой деятельности Краснознаменного Балтийского флота. В этой главе авторам следовало особо остановиться на таких операциях, как: 1) захват островов Финского залива; 2) блокада Финляндии на море; 3) боевые действия флота по обстрелу береговых объектов; 4) содействие флота и БОС (Береговой отряд сопровождения - П. П.) прорыву «Линии Маннергейма»; 5) воздушные операции ВВС флота.31 В конце 7-го тома Н. В. Корнеев потребовал поместить различные приложения - самые важные документы (директивы и приказы), карты и схемы, перечень участников войны (ют командира и комиссара корабля и выше»), а также перечень использованной литературы.

Изменившиеся требования к Исторической комиссии были, естественно, учтены при составлении нового плана ее работы. В октябре 1940 г. председатель комиссии В. И. Круглое утвердил «План работы Исторической комиссии ВМФ по исследованию и использованию опыта войн с 20.9-40 г. по 1.12.41 г.». Помимо монографий, указанных еще в первом плане (от 22 августа 1940 г.), теперь к ним прибавились новые работы. Две из них - глава «Действия на море» для 1 тома и 7-й том труда «Советско-финляндская война 1939-1940 гг.» были заданы, как уже говорилось, председателем Комиссии НКО Н. В. Корнеевым. Зато в новом плане появились еще две новые работы - «Сборник документов войны» и «Общая полная история советско-финляндской войны на море».32 Основные усилия Исторической комиссии ВМФ теперь были направлены на то, чтобы, исходя из общих указаний Н. В. Корнеева, составить детальный план 7-го тома -«Боевые действия Военно-морских сил в советско-финляндской войне 1939-1940 гг.».

И вот 7 января 1941 г. начальник Исторического отдела ГМШ и председатель Исторической комиссии ВМФ капитан 1 ранга В. И. Круглов представил заместителю наркома ВМФ СССР адмиралу И. С. Исакову «План VII тома издания "Советско-финляндская война 1939-1940 гг."».33 План состоял из трех частей: часть 1 - «Боевые действия Краснознаменного Балтийского флота», часть 2 - «Боевые действия Северного Военно-морского флота», часть 3 - «Опыт парт-политпросветработы в период войны на Балтийском и Северном флотах и ЛВФ» (Ладожская военная флотилия - П. П.), которые, в свою очередь, делились на 20 глав.

Первая часть была самой большой по объему (13 глав) и делилась, условно, на три раздела. Первый раздел состоял из: 1) оценки Балтийского ТВД; 2) состояния ВМС Финляндии накануне войны; 3) подготовки КБФ к войне; 4) общей обстановки на Балтийском море; 5) плана боевых действий и оперативного развертывания КБФ; 6) начального периода боевых действий Балтийского флота (до 5 декабря 1939 г.). Второй раздел содержал описание боевой деятельности КБФ в период подготовки 7-й армии к прорыву «Линии Маннергейма» (до 20 декабря 1939 г.), осуществления блокады побережья Финляндии, действий флота в период ледостава и оперативного затишья (январь-середина февраля 1940 г.), а также активного содействия частей КБФ решительному наступлению Красной Армии (до 13 марта 1940 г.). И, наконец, третий раздел включал в себя описание боевой деятельности Ладожской военной флотилии, Военно-воздушных сил КБФ и деятельности тыловой и санитарной служб Балтийского флота в период войны.  Заместитель наркома ВМФ И. С. Исаков внимательно рассмотрел и 9 января 1941 г. утвердил предложенный план.

Дальше дела пошли уже привычным порядком. 15 марта 1941 г. председатель комиссии ВМФ В. И. Круглов представил на утверждение заместителю наркома ВМФ «План распределения авторов по главам VII тома».35 По 1-й части труда авторы распределились следующим образом: первый раздел «взяли на себя» капитан 1 ранга А. Н. Лебедев (специалист по подводным лодкам) и капитан 3 ранга И. А. Тыминский, второй раздел - капитан 2 ранга К. Ф. Чубрик (знаток блокадных действий), капитан 2 ранга И. Н. Быков, полковник К. Н. Белокопытов и майор Л. М. Левант и третий - капитан 3 ранга И. А. Киреев, капитан 2 ранга Е. И. Вишневский, полковник А. И. Ильин и бригадный врач П. М. Розанов. Ответственными за написание 2-й части, посвященной Северному флоту, были назначены капитан 1 ранга Е. Е. Шведе и интендант 3 ранга В. И. Селиванов. Относительно 3-й части было замечено, что ее написание «обеспечивается ГУПП (Главное управление политической пропаганды - П. П.) НКВМФ». В целом по 7-му тому «набежало» 25 печатных листов. Исаков изучил план и 19 марта 1941 г. утвердил его. Теперь сотрудников Исторической комиссии уже ничто не задерживало, и они смело принялись за работу.

Говоря о деятельности Исторической комиссии ВМФ, нелишним будет сказать пару слов и о комиссии НКО по написанию труда «Советско-финляндская война 1939-1940 гг.». Ее деятельность шла в том же направлении, что и у моряков. К тому же сам нарком обороны СССР маршал С. К. Тимошенко проявлял постоянное внимание к ней: в течение первой половины 1941 г. он издал сразу 3 приказа, относящихся к ее работе. Так, например, ответственным редактором издания был назначен заместитель начальника Генштаба РККА генерал-майор Н. Ф. Ватутин, а в качестве «подкрепления» к комиссии была прикомандирована группа преподавателей из Академии Генерального штаба и Военной академии им. М. В. Фрунзе."

Начавшаяся вскоре Великая Отечественная война, естественно, отодвинула на задний план издание 7-томного труда по советско-финляндской войне. Правда, деятельность Исторической комиссии при ГМШ ВМФ во время войны не прекращалась и, в результате, она почти уложилась в те сроки, которые были определены для всего 7-томного труда в целом. В 1942 году рукопись 7-го тома была полностью завершена и сдана.38 В это же время было закончено написание практически всех основных монографий по деятельности отдельных сил и соединений Балтийского и Северного флотов в советско-финляндской войне и «Хроника событий на море в войне с белофиннами 1939-1940 гг.»,  составленная интендантом 3 ранга В. И. Селивановым. После этого Историческая комиссия была расформирована и вошла в состав Исторического отдела ВМФ. Кстати, успешно занимаясь советско-финляндской войной, Исторический отдел НКВМФ во время Великой Отечественной войны даже забросил написание историй многих других войн, что дало повод наркому ВМФ Н. Г. Кузнецову напомнить его сотрудникам, что у них есть еще и другие задачи.

В предисловии к своему труду авторы с полным на то основанием заметили, что «настоящий труд "Советско-финляндская война 1939-1940 гг. на море"является первым опытом более или менее полного описания боевых действий военно-морских сил в эту войну»? В основном, эта работа была написана на основе тех документальных материалов, которые удалось в 1940 г. получить из штабов соединений и частей Краснознаменного Балтийского флота и сосредоточить в архиве Исторической комиссии. Но надо признать, что многие важнейшие документы оперативно-стратегического характера по истории советско-финляндской войны, судя по всему, оказались для комиссии недоступными, что является вполне естественным. Впрочем, комиссия никогда и не стала бы их требовать, отлично понимая, что ей никто их и не даст. В итоге, это обстоятельство наложило сильный отпечаток на основные выводы этого капитального исследования, которые в ряде случае оказались слишком преувеличенными или ложными.

Рукопись труда «Советско-финляндская война 1939-1940 гг. на море»  пролежала неизданной в Историческом отделе ГМШ до самого конца войны. А в 1945-1946 гг. эта книга была, наконец, опубликована очень ограниченным тиражом для командно-начальствующего состава ВМФ. В соответствии с утвержденной структурой труд был издан в двух частях. Первая часть (в трех книгах) целиком была посвящена боевой деятельности Краснознаменного Балтийского флота, а вторая - боевым действиям Северного флота. Следует признать, что боевые действия обоих флотов нашли довольно полное отражение, хотя целый ряд мелких боевых операций надводных кораблей КБФ оказался опущенным. Подробнее всего, пожалуй, была описана боевая деятельность Подводных сил и ВВС Балтийского флота. Не была упущена военными историками также и боевая работа морской пехоты, береговой артиллерии, службы связи, медицинской службы и гидрографической службы КБФ. Очень хорошо был подобран к труду картографический и фотографический материалы.

В целом эта книга оказалась достаточно удачной, но имела ряд существенных недостатков. Во-первых, авторы труда явно переоценили уровень предвоенной боевой подготовки различных соединений КБФ и степень общей боеготовности флота накануне советско-финляндской войны. Правильно отметив многочисленные недостатки в управлении, боевой подготовке флота и освоении новой материальной части личным составом КБФ, они почему-то сделали очень странный вывод: «Но, несмотря наряд недочетов в боевой подготовке, Краснознаменный Балтийский флот в целом был готов для выполнения любого (непонятно, какого?! -П. П.) боевого задания».4*1 В данном случае авторы выдавали желаемое за действительное, напрочь забыв все те выводы, которые были сделаны наркомом ВМФ как в ходе самой войны, так и после окончания боевых действий.

Во-вторых, в работе не предпринималось серьезной попытки реально оценить общий уровень стратегического руководства операциями Краснознаменного Балтийского флота и не анализировались основные просчеты, допущенные при этом. Авторы труда не давали какой-либо оценки многочисленным директивам наркома Военно-морского флота, которые в значительной степени влияли на результаты боевых действий на море. Впрочем, такая позиция авторов отчасти понятна: им никто никогда и не дал бы возможности заниматься выяснением подобных вопросов.

В-третьих, в конце труда авторы очень умело избежали общей оценки действий КБФ зимой 1939-40 гг., заменив итоговые выводы общими рассуждениями на тему - какого рода задачи выполняли различные соединения Балтийского флота. Четкого ответа на вопрос, справился ли флот со своими задачами, они так и не дали. Все свелось к повторению выводов, содержавшихся в директивах наркома ВМФ. Хотя из тех пространных объяснений, которые содержатся в так называемых «кратких выводах»,  не так уж трудно вывести ответ на этот вопрос.

В целом все же труд «Советско-финляндская война 1939-1940 гг. на море» заслуживает высокой оценки, принимая во внимание то непростое время, когда он писался. Во всяком случае, работы, подобной ей по масштабу привлечения архивных материалов и охвату событий, за последующие годы так и не появилось. (В 2002 г. работа Исторической комиссии была переиздана, но довольно небрежно: отсутствовало какое-либо введение историографического характера, серьезные научные комментарии, не было сделано никаких исправлений и дополнений по тексту.

К чести наркомата ВМФ надо заметить, что моряки, в отличие от армейского ведомства, успешно выполнили свою работу и издали ее в виде отдельной монографии (пусть даже и «закрытой»). Что же касается наркомата обороны, то он после окончания Великой Отечественной войны сильно охладел к этой теме и потому многотомная эпопея так и осталась неосуществленной.

Помимо указанного капитального труда по истории боевых действий на море зимой 1939-40 гг., вышли также исследования частного характера. В 1941 г. была издана ограниченным тиражом, для комсостава флота, монография инженер-капитана 1 ранга Б. А. Денисова, посвященная минно-заградительным операциям Советского ВМФ в период советско-финляндской войны.46 Эта книга ценна тем, что в ней дано развернутое описание не только всех минно-загра-дительных операций надводных, подводных и военно-воздушных сил КБФ (причем, по каждой операции сделаны интересные выводы и примечания), но также и минно-заградительных операций финского военно-морского флота. При этом описание сопровождается подробными картами и схемами, где точно нанесены все минные поля и позиции, выставленные нами и противником. Точно также освещены и аналогичные операции Северного флота. В общем, эта работа представляет немалый интерес и в настоящее время. В 1941 г. был также издан официальный отчет командующего авиацией ВМФ С. Ф. Жаворонкова о боевой деятельности Военно-воздушных сил Краснознаменного Балтийского флота в период войны с Финляндией.

К сожалению, монографии других сотрудников Исторической комиссии - К. Ф. Чубрика («Блокадные операции КБФ в советско-финляндскую войну 1939-1940 гг.», И. Н. Быкова («Действия кораблей и авиации КБФ против береговых батарей и содействие огнем флангу армии в Финском заливе 1939-1940 гг.», А. Н.Лебедева («Организация и действительность ПЛО (противолодочной обороны -Я.Я.) и ПМ (противоминной обороны - Я. Я.) ), А. И. Ильина («Хроника действий ВВС КБФ 1939-1940 гг.»), Н. Ю. Озаровского («Военные действия на Ладожском озере в течение советско-финляндской войны 1939-1940 гг.», К. Н. Белокопытова («Боевое управление при подготовке и проведении блокады побережья противника, десантных операций по занятию островов и действий ОССБ зимой на льду», А. С. Ковалева («Организация базирования КБФ в новых западных базах 1939-1940 гг.»54) и других так и не были изданы и остались в виде рукописей в архиве Исторического отдела ГМШ ВМФ. Точно также осталась неизданной и рукопись «Боевые действия Военно-воздушных сил Краснознаменного Балтийского флота в войне с белофиннами (с 30.11.1939 г. по 13.03.1940 г.)»,  подготовленная коллективом сотрудников Управления авиации ВМФ СССР. В этой весьма объемистой работе нашли отражение не только все аспекты боевой деятельности авиации Балтфлота, но также и замечания по технической эксплуатации материальной части ВВС и недостатках вооружения самолетов. Многие выводы, содержащиеся в этой рукописи, в принципе, совпадают с оценками, сделанными начальником штаба ВВС КБФ П. П. Квадэ, начальником штаба авиации ВМФ СССР В. В. Суворовым и командующим авиацией ВМФ СССР С. Ф. Жаворонковым  после окончания войны.

Следует также отметить литературу, хранящуюся в библиотеке Военно-морской академии имени адмирала флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова. Это, прежде всего, неопубликованные рукописи или «закрытые» работы известных военно-морских теоретиков и историков В. А. Белли, Е. Е. Шведе, Ю. А. Пантелеева, Я. Т, Салагина, Н. Ю. Денисевича и др.  В них содержится интересная информация о составе, дислокации и подготовке Военно-морских сил Финляндии накануне войны, а также о некоторых боевых эпизодах деятельности надводных сил, авиации и морской пехоты КБФ зимой 1939-1940 гг.


Сторожевые катера, Канада

Тип «Fairmile В»

77 единиц в RCNML-050 — ML-086, ML-088 — ML--129.

73 т, 20 уз., 1x47, 2 пул.; позднее: 1x40, 2x20.

ML-052, ML-062, ML-063 — переданы Франции в 1943-1944.

Зарубежные подводные лодки, Италия

Немецкие подводные лодки

В 1943 г. Германия передала Италии 9 ПЛ типов VIIC и VIIC/41–42 в обмен на итальянские океанские ПЛ, которые предполагалось переоборудовать в транспортные для походов на Дальний Восток. В сентябре 1943 г. все 9 ПЛ...

Линейные корабли, Германия

Тип «Bismarck»

2 единицы

«Bismarck» BuV 1.7.1936 14.2.1939 24.4.1940 Погиб 27.5.1941

«Tirpitz» W 2.11.1936 1.4.1939 25.2.1941 Погиб 12.11.1944

41 700/50 900 («Bismarck»), 42 900/52 600 («Tirpitz») т; 241,5/251 («Bismarck») или 241,72/253,6 ...

Тральщики, Германия

Тип 1943

17 единиц

М-601 (N, н.д./31.8.1944/22.11.1944 — передан Великобритании в 1945),
М-602 (N, н.д./21.10.1944/14.12.1944 — передан Великобритании в 1945),
M-603 (N, н.д./2.11.1944/31.12.1944 — передан Великобритании в 1945),
М-604 (N,...

Эскортные корабли, Япония

Тип «D»

63 + 8 единиц

CD-2 (YNY, 10.1943/1944/3.1944 — погиб 30.7.1945), CD-4 (YNY, нет данных/ 1944/4.1944 _ погиб 28.7.1945), CD-6 (YNY, нет данных/1944/4.1944 — погиб 13.8.1945), CD-8 (Mn, 1943/11.1.1944/2.1944 — слом в 1947–1948), CD-10 (Mn,...

Unable to load Mainlink code. Directory /srv/www/seav.ru/httpdocs/hanuman/data is not writeable!