КБФ в Таллине

Уже в день подписания первых протоколов соглашения между военно-морской комиссией СССР и эстонским командованием, 11 октября 1939 г., в Таллин вошел первый отряд кораблей КБФ - лидер «Минск» и эсминцы «Гордый» и «Сметливый». На этих кораблях в Эстонию прибыли советский военный атташе Ю. Цуканов и советник посольства В. Бочкарев. А 15 октября в Таллин зашла Эскадра Балтфлота в составе линкора «Октябрьская революция» (под флагом командующего КБФ В. Ф. Трибуца), крейсера «Киров», 3 эсминцев («Гневный», «Грозящий» и «Стремительный»), 4 сторожевых кораблей и др. судов -всего 12 вымпелов. Впрочем, 22 октября корабли Отряда легких сил КБФ - крейсер «Киров» и эсминцы «Сметливый» и «Стремительный» совершили переход в Лиепаю.  Линкор «Октябрьская революция», вместе со сторожевыми кораблями, вскоре ушел из Таллина, где остались только корабли 2 дивизиона эсминцев ОЛС - лидер «Минск», эсминцы «Гневный», «Гордый» и «Грозящий». Впрочем, лидер «Минск» находился в Таллине недолго, только месяц, и 1б ноября 1939 г. он вернулся в Кронштадт для участия в грядущих операциях Эскадры КБФ. 10 ноября ушел в Таллин лидер «Ленинград», имея на борту командующего КБФ. После того, как командующий флотом проверил условия размещения частей флота в новых базах, 15 ноября лидер «Ленинград» возвратился в Кронштадт.  Эсминцы 2 ДММ находились в Таллинской базе с октября 1939 г. до середины января 1940 г. В период боевых действий советско-финляндской войны эсминцы несли постоянный дозор на линии Таллин-о-в Гогланд, занимались патрулированием в северной части Балтийского моря (с 18.12.1939 г. по 1.01.1940 г.), а также конвоировали транспорты на коммуникациях Таллин-Кронштадт и Таллин-Лиепая. В первой половине января 1940 г. все эсминцы 2 ДММ перешли в Лиепаю.

Следующее крупное «пополнение» надводных боевых кораблей (3-й дивизион эсминцев Эскадры КБФ) пришло в Таллин уже во время боевых действий. Перебазирование эсминцев 3 ДММ, предусмотренное приказом наркома ВМФ № 00160 от 28 октября 1939 г., происходило не совсем гладко. Первая группа эскадренных миноносцев для перехода в Таллин должна была сосредоточиться в Лужской губе к 24 декабря 1939 г. Однако на деле все обстояло несколько иначе. Если эсминец «Артем» еще с 20 декабря находился в Усть-Луге, то эсминец «Володарский» пришел туда из Кронштадта только 24 декабря, получив при переходе значительные повреждения корпуса. И наконец, 25 декабря, в день перехода, в Усть-Лугу «заявился» эсминец «Карл Маркс», у которого, как выяснилось, не работала левая турбина. 25 декабря, в 22 часа 35 минут, весь отряд (эсминцы «Володарский», «Артем» и «Карл Маркс») вышел из Лужской губы и направился в Таллин, куда прибыл в 10 часов утра 26 декабря 1939 г.

Эсминец «Ленин», вошедший в строй после капитального ремонта в декабре 1939 г. и участвовавший практически во всех операциях Эскадры КБФ в восточной части Финского залива, смог «освободиться» только в начале января 1940 г., когда, вдобавок, ледовая обстановка уже исключала всякую боевую деятельность флота в Финском заливе. Поэтому 3 января 1940 г. эсминец «Ленин» также перебазировался в Таллин. Теперь в Главной базе КБФ оставался последний, пятый эсминец 3 ДММ - «Энгельс». Перед тем, как перейти в Таллин, эскадренный миноносец получил «ледовый пояс» (он значительно уменьшал повреждения корпуса, но не устранял их полностью). 10 января 1940 г. он вышел из Кронштадта и в составе отряда из ледоколов «Трувор», «Ермак», канонерской лодки «Знамя» и транспорта «Горняк» направился к о-ву Гогланд (Суурсаари). С 11 по 16 января ЭМ «Энгельс» находился у острова Гогланд, а 16 января, в 8 часов 54 минуты, при попытке продолжить свой путь в Таллин эсминец сел на мель у Южного Гогландского маяка. 20 января 1940 г. «Энгельс» был снят с мели и в этот же день отведен в Таллин. 2 февраля эсминец «Энгельс» был поставлен в плавучий док гавани Таллина для исправления повреждений, полученных при ледовом переходе.

Поскольку эскадренные миноносцы 3 дивизиона эсминцев после своего перебазирования не участвовали в боевых операциях, то пополнения боевого запаса для них и не требовалось. Что касается топлива, то корабли снабжались им прямо из цистерны, переданной КБФ эстонским правительством и помещавшейся рядом с причальной стенкой. К трубопроводу цистерны подсоединялись гибкие шланги, после чего топливо самотеком поступало на эсминцы. Скорость приема топлива не превышала 15 тонн в час (причем, принимать топливо мог только один эсминец), так что для полной заправки эсминца (400 тонн) требовалось более 26 часов, а для всего 3 дивизиона - более 100 часов. По мере убыли нефти в цистерне последняя пополнялась из железнодорожных цистерн. Смазочные масла эсминцы принимали в порту в бочках, которые доставлялись к кораблям на портовых автомашинах. Питьевую и котельную воду корабли 3 ДММ получали из эстонских водоналивных буксируемых и самоходных барж. Когда гавань покрылась льдом, буксировку водоналивных барж в минную гавань производили ледокольные буксиры Таллинского порта.

Запасные части для текущего ремонта механизмов и инструмент корабли имели при себе. Планово-предупредительный и текущий ремонт целиком выполнялся личным составом эсминцев. Более значительный ремонт производила специально присланная бригада Ленинградского завода им. Марти (№ 194). Средний и капитальный ремонт кораблей обеспечивала плавучая мастерская «Серп и Молот», перебазированная в Таллин 19 ноября 1939 г. За время боевых действий она обслужила эсминцы «Гордый», «Гневный», «Грозящий», «Ленин», «Володарский», «Карл Маркс», «Энгельс» и «Артем». В редких случаях корабли обращались для ремонта в Таллинский торговый порт. В этом случае командиры БЧ-5 представляли ремонтные ведомости в Технический отдел Управления тыла КБФ, который согласовывал вопросы сроков и стоимости ремонтных работ с администрацией судоремонтного завода Таллинского порта. В частности, судостроительный завод выполнил капитальный ремонт на эсминце «Энгельс» (у него было сильно повреждено днище и имелась пробоина в борту), который со 2 февраля 1940 г. был поставлен в плавучий док. Все работы судостроительный завод выполнял хорошо и к назначенному сроку.

Помимо эсминцев, в Таллин в ноябре 1939 г. - январе 1940 г. перешли также отдельные сторожевые корабли, тральщики и торпедные катера. Так, 18 ноября 1939 г. в Таллин пришел базовый тральщик «Буй», имея на борту заместителя командующего КБФ В. А. Алафузова, а 26 декабря - сторожевой корабль «Буря» и базовые тральщики «Верп», «Патрон», «Шпиль» и «Гафель» (тральщики «Гафель» и «Шпиль» в начале января 1940 г. были перебазированы в Палдиски, где и находились до конца войны). 3 января 1940 г. к ним присоединился сторожевой корабль «Циклон». Пришедшие в Таллин сторожевики и тральщики были включены в образованную приказом командующего КБФ № 046 от 25 января 1940 г. Охрану водного района Таллина и Палдиски (Охрану Балтийского водного района). В нее были включены 1-й дивизион сторожевых кораблей, 1-й дивизион базовых тральщиков, 2-й дивизион базовых тральщиков и 1-й дивизион сторожевых катеров типа «МО-4».

Сторожевые катера были переброшены в Таллин согласно директивам начальника штаба КБФ от 8 октября 1939 г. и 12 декабря 1939 г. Первая партия катеров -1-е звено 1 дивизиона сторожевых катеров ОВРа (катера №№ 111, 112, 113) прибыла в Таллин еще 16 октября 1939 г. Вторая группа - 3-е и 4-е звенья 1 дивизиона СКА (катера №№ 131, 132, 133, 141, 142,143), до этого момента находившаяся в бухте Сууркюля на о-ве Гогланд и принимавшая самое активное участие во всех операциях Эскадры КБФ в Финском заливе, была перебазирована в Таллин 26 декабря 1939 г. при обеспечении базового тральщика «Гафель». В Таллине сторожевые катера вошли в состав Охраны Балтийского водного района. 7 января 1940 г. было получено приказание перебазировать все сторожевые катера типа «МО-4» в Лиепаю. 7 января в 17 часов отряд, состоявший из эсминца «Володарский», базового тральщика «Гак» и 9 сторожевых катеров типа «МО», вышел из гавани Таллина и направился по военному фарватеру. На выходе из базы Таллина, в р-не о-ва Нарген, корабли попали в сплошной лед и были вынуждены вернуться в порт. При этом сторожевой катер № 111 получил при сжатии льда пробоину в борту и стал тонуть. Экипаж сторожевого катера был сразу же снят, а сам корабль, с секретной документацией и боезапасом, затонул. Остальные катера получили различные повреждения корпусов (к примеру, СКА № 143 был взят на буксир эсминцем «Володарский»). Этот неудавшийся поход наглядно продемонстрировал полную непригодность катеров к плаванию во льдах. В середине января 1940 г. катера были поставлены под брезент на стенку минной гавани Таллина. Их механизмы были приготовлены для долговременного хранения, а пулеметы были сняты (некоторые были переданы на вооружение других кораблей Таллинской ВМБ). Часть личного состава экипажей катеров вернулась в Кронштадт, а другая - осталась в Таллине. В дальнейшем 1-е звено сторожевых катеров использовалось для несения противолодочной обороны в р-не Таллина. Следует заметить, что после своего перебазирования в Таллин сторожевые катера плохо снабжались горючим, боезапасом (в основном использовали те боеприпасы, которые привезли с собой) и запчастями.

Кроме надводных кораблей, в октябре 1939 г. в Таллин перешла значительная группировка подводных лодок - 2-я бригада подлодок КБФ в полном составе. Подготовка к перебазированию 17-го и 22 дивизионов подлодок, а также плавучей базы «Полярная Звезда» проводилась на основании решения Военного совета КБФ от 8 октября 1939 г. За пять дней до выхода в Таллин на всех подводных лодках был произведен планово-предупредительный ремонт. Положенные по нормам боезапас, топливо, смазочные масла, запчасти, продовольствие, обмундирование, медикаменты и пр. имущество было принято полностью. Кроме того, запасные части для подлодок имелись также и на плавбазах «Полярная Звезда» и «Ока». Вся подготовка лодок к походу была проведена в невероятно сжатые сроки - за двое суток, поэтому работы по погрузке запасов были проделаны наспех и без какого-либо плана. В итоге подводные лодки были сильно перегружены, что делало рискованным их погружение. Из-за спешки на подлодки не было принято теплое непромокаемое обмундирование для верхних вахтенных постов.

17-й дивизион подводных лодок («Щ-317», «Щ-318», «Щ-319», «Щ-320») начал свое перебазирование в Таллин в 19 часов 22 минуты 17 октября, а закончил - в 17 часов 23 минуты 18 октября 1939 г. Средняя скорость ДПЛ в ходе похода составляла 8 узлов. Переход 22 дивизиона («Щ-322», «Щ-323», «Щ-324») был совершен с 17 часов 23 октября до 12 часов 24 октября 1939 г. со средней скоростью в 9 узлов. Обеспечение перехода подводных лодок надводными кораблями КБФ отсутствовало. Поэтому артиллерийские расчеты и пулеметная прислуга лодок все время находились в боевой готовности № 2.

С боевым обеспечением подлодок в Таллине дело обстояло более-менее благополучно, так как все подводные лодки, помимо боевого комплекта, взяли по 4 запасные торпеды. Если учесть, что количество торпедных атак и общий расход торпед лодок 2-й бригады во время боевых действий были незначительным (6 атак и 6 израсходованных торпед), то имевшегося на подлодках боезапаса хватало вполне. Топливом и смазочными маслами, по мере их расходования, подлодки снабжались с плавбаз «Полярная Звезда» и «Ока». Иногда подлодки получали топливо из железнодорожных цистерн порта, а также из цистерн, расположенных у бывшего завода «Беккер». Питьевой и пресной водой команды лодок снабжались с плавучих баз, но в ограниченных размерах. Планово-предупредительный и текущий ремонт на подлодках производился личным составом, а основные работы по капитальному ремонту выполняла бригада рабочих (40-50 человек) с завода им. Марти (№ 194) из Ленинграда. Иногда подводники прибегали к ремонту своих лодок силами рабочих с плавучей мастерской "Серп и молот", но качество их работ было довольно нилкое из-за  невысокой квалификации  рабочих.

В ноябре 1939 г. на базу Таллина было временно перебазировано два дивизиона из состава 1-й бригады подводных лодок - 12-й и 13-й. Собственно, 12-й ДПЛ, перебравшийея в Таллин 16 ноября 1939 г., имел сокращенный состав - минные заградители «Л-]* и «Л-2* (третья лодка дивизиона - «Л-3* - находилась на капитальном ремонте в Ленинграде). Подлодка «Л-2», после одного выхода в море, 29 ноября вернулась в Кронштадт, готовясь к постановке в капитал ьный ремонт. Таким образом, в Таллине остался единственный на весь КБФ боеспособный подводный минааг - "Л-1". Во время боевых действий "Л-1" совершил один-единственный боевой поход (в ходе выполнения задания он совершил минную постановку в Аландских шхерах), по завершении которого 13 декабря )939 г. он перешел в Лиепаю. 13-й дивизион ПЛ (подлодки "С-1", "С-2", и "С-3") был перебазирован в Таллин также 16 ноября. В первые дни войны подводные лодки этого дивизиона совершили по 1 боевому походу, после чего поодиночке, соответственно, 2,6 и 8 декабря 1939 г. совершили переход в Лиепаю (ПЛ «С-1* вернулась в базу 2 декабря, не подозревая о начале войны, и уже нл следующий день была выслана на позицию). В первых числах декабря 1939 г. в Таллин зашли подлодки "Щ-ЗО9" (6 декабря) и "Щ-ЗЮ" (7 декабря), выполнявшие задачи в ceeepной части Балтийского моря. Пробыв в Таллине совсем короткое время, эти лодки в период с 12 по 18 декабря 1939 г. перешли в Лиепаю, Вобщем, Таллин служил своего рода перевалочным пунктом для кораблей и подлодок КБФ между Кронштадтом и Лиепаей, что объяснялось значительностью расстояния. Как уже говорилось выше, большую часть  задач по снабжению 2-й бригады ПЛ взяли на себя плавбазы "Лолярная Звезда" и "Ока". Что касается первой из них, то она совершила переход из Кронштадта и Таллин (под флагом командира 2-й бригады ГТЛ) с утра 12 октябри до 12 часов 13 октября 1939 г. под охраной 2 сторожевых кораблей. На «Полярной Звезде» сразу же поселились экипажи подлодок 22 дивиэиона (личный состав 17-го дивизиона, до прихода плавбазы «Ока», жил на своих лодках). Плавбаза «Ока» пришла в Таллин значительно позже - 29 ноября 1939 г., с обеспечением ледокола «Октябрь» и эсминца «Энгельс». После перебазирования в жилых помещениях «Оки» разместились экипажи 17-го ДПЛ и бригада рабочих с завода им. Марта, что не могло не сказаться на условиях обитания личного состава. В период нахождения в базе «Ока» обеспечивала команды подводных лодок продовольствием (его было взято на 2 месяца), обмундированием, питьевой водой и запасными частями. В то же время из-за отсутствия соответствующих устройств ПБ «Ока» не могла снабжать подводные лодки топливом, дистиллированной водой, а также обеспечить зарядку аккумуляторов.

Помимо уже описанных недостатков, связанных с организацией как самого перебазирования, так и дальнейшего пребывания кораблей и частей КБФ в военно-морской базе Таллин (неблагоприятное бытовое обслуживание личного состава, скученность его обитания, недостаточные ремонтные возможности своих плавбаз и ремонтной мастерской), большим недочетом являлась плохая организация обороны новой базы. Дело в том, что перед перебазированием кораблей флота командование КБФ не выработало плана обороны новых баз и не имело специально подготовленных корабельных соединений и частей, при помощи которых можно было бы установить надлежащий дозорный режим в районах новых баз. Специально выделенных кораблей и частей для обороны базы в начале военных действий, вплоть до ледостава, было слишком мало.

Береговая оборона базы, а также наблюдение и контроль за входами в базу находились в руках эстонского командования, что создавало определенные трудности. С 29 ноября 1939 г., согласно договоренности с командованием эстонского ВМФ, для несения службы базового дозора привлекались эстонские боевые корабли - миноносец «Sulev», канонерская лодка «Laine» и др. Были установлены следующие линии дозора: 1) Суроп (Сууропи)-Нарген (Найссаар); 2) Нарген (Найссаар)-Вульф (Аэгна); 3) в р-не Палдиски; 4) на Таллинском рейде. Помимо этих линий дозора, начиная с 1 б декабря 1939 г. на рейде в Таллине на подходах к военной гавани был дополнительно установлен круглосуточный дозор силами сторожевых катеров типа «МО-4». С 26 декабря из-за тяжелых ледовых условий катера «МО-4» были заменены базовыми тральщиками. 10 января 1940 г. ввиду усилившегося льдообразования в Балтийском море корабельный дозор на подходах к Таллинской базе был снят.  Для усиления ПВО базы Таллин и прикрытия военной гавани эстонцы выделили одну 7б-мм зенитную артиллерийскую батарею, а также 18 орудий 37-мм и 47-мм калибра. Эстонские батареи береговой обороны, размещенные на о-вах Найссаар и Аэгна, взяли на себя защиту рейда от проникновения туда неприятельских кораблей. Всем советским кораблям было строго приказано предупреждать за 2 часа до приближения к о-вам о своем входе в базу, иначе они будут обстреляны.  7 декабря начальник ГМШ сообщил Военному совету КБФ о решении наркома обороны передать для обороны порта Таллин две зенитные батареи.

Несмотря на предпринятые меры, командованию флотом так и не удалось до конца войны создать в полном объеме такие необходимейшие виды обороны, как противоминную, противолодочную и противоторпедную. Что касается ПВО базы Таллин, то она была создана лишь наполовину. Лишь благодаря пассивности финского военно-морского флота (особенно подводных лодок) и ВВС в период советско-финляндской войны (что объяснялось их слабостью) были созданы относительно спокойные условия базирования наших кораблей в Таллине.

Подводные лодки, авиация, пехота в 1939г.

Подводные лодки КВФ, по сравнению с другими кораблями, были подготовлены к боевым действиям несколько лучше. Общая тактическая подготовка командиров подлодок была сочтена вполне удовлетворительной, хотя в ней имелся ряд пробелов. Штурманская...

Вспомогательные корабли, Великобритания

Вспомогательные крейсера разных типов

 

Английские: «Alaunia» (1925, 14 030 брт, 15 узл., 8x1–152-мм, 2x1–76-мм, 2 х 1–40-мм/40, переоборудован в плавмастерскую в 1944), «Alcantara» (1926, 22 209 брт, 19 узл., 8x1–152-мм, 2x1–76-мм,...

Эскортные авианосцы, Франция

«Dixmude»

1 единица

«Dixmude» (б. «Biter») S 1940 18.12.1940 9.4.1945(5.1942) Возвращен США в 1966

12 850/15 300 т; 150x21,3x7,7 м; 1 х 2 диз., 8500 л.с., 16 уз., 3061 т нефти и соляра. Эк. 555 чел. 3x1-102-мм/45,19-20-мм/70, 1 катапульта, 15...

Торпедные катера, Канада

Тип «Farmile D»

9 единиц в RCN

МТВ-726, МТВ-727, МТВ-735, МТВ-736, МТВ-743 — МТВ-746, МТВ-748, МТВ-797.

90-105 т, 29-31 уз., 1x40, 2x20, 8 пул., 2 ТА-533.

Получены от RN в 1944 г.

Тип «ВРВ-430»


9 единиц в RCN

МТВ-459 — МТВ-466, МТВ-486,...

Планирование боевых действий КБФ

3 ноября нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов направил на имя 1 секретаря ЦК ВКП(б) И. В. Сталина и председателя СНК СССР В. М. Молотова директиву за № 102б5сс/ов, в которой поставил перед правительством вопрос о целесообразности объявления Финляндии...

Unable to load Mainlink code. Directory /srv/www/seav.ru/httpdocs/hanuman/data is not writeable!