КБФ в Лиепае

В соответствии с приказом Военного совета КБФ от 8 октября 1939 г. крейсер «Киров» и эсминцы «Сметливый» и «Стремительный» перешли 22 октября из Таллина в Лиепаю. С началом войны корабли Отряда легких сил (ОЛС) сразу же включились в активную боевую деятельность: в первый же день войны КРЛ «Киров» вместе с эсминцами «Сметливый» и «Стремительный» вышли в северную часть Балтийского моря для поиска и осмотра транспортов, а на следующий день приняли участие в обстреле финской 234-мм береговой батареи на о-ве Руссарэ. В дальнейшем крейсер «Киров» ни разу не выходил в море, а эсминцы регулярно занимались конвоированием советских и иностранных транспортов и патрулированием в Балтийском море (вплоть до 20-х чисел января 1940 г.). Эсминец «Стремительный» 18 декабря вышел из Лиепаи с целью конвоирования транспортов «Тобол» и «Луначарский» в Таллин. После стоянки в Таллине эскадренный миноносец направился в Кронштадт. 29 декабря 1939 г. «Стремительный» вышел из Кронштадта и отправился в Ленинград на ремонт, где и пребывал до конца войны. Третий эсминец 1ДММ - «Стерегущий» вступил в строй КБФ лишь 2 ноября, а 19 ноября 1939 г. на нем был поднят военно-морской флаг. К началу войны эсминец, едва успевший закончить приемные испытания и подготовительные стрельбы, находился в Кронштадте. В декабре 1939 г. «Стерегущему» довелось поучаствовать во всех без исключения значительных операциях флота в Финском заливе. 22 декабря, в 13 ч 25 мин, эсминец вышел из Кронштадта для перебазирования в Лиепаю. Но из-за сильного ветра и большого обледенения «Стерегущий» был вынужден 23 декабря отстаиваться в течение 6 часов в Палдиски. Наконец, 24 декабря 1939 г. в 11 ч 45 мин эсминец вошел в гавань Лиепаи. А вскоре, в связи с усилившимся ледоставом в Финском заливе, в Лиепаю перешли и остальные корабли ОЛС. По очереди, 3, 11 и 16 января 1940 г., в базу прибыли эсминцы 2 дивизиона эсминцев -«Гневный», «Гордый» и «Грозящий», базировавшиеся до этого в Таллине. 2 января 1940 г. оба лидера КБФ -«Минск» и «Ленинград» после неудачного завершения очередного похода Эскадры против батареи Сааренпя получили приказ командующего КБФ - перебазироваться в Либаву (Лиепаю). В сплошном льду, без обеспечения ледоколами, лидеры начали длительный переход. 3 января в 18 ч 15 мин оба корабля вошли в Таллинскую гавань и стали на якорь на рейде. На следующий день в 4 часа утра лидеры «Ленинград» и «Минск» снялись с якоря и продолжили свой путь.

Переход проходил при ветре в 9 баллов и волне в 7 баллов. И лишь только в 17 ч 4 января корабли достигли Лиепаи.  Таким образом, в январе 1940 г. в ВМБ Лиепая собрался почти весь Отряд Легких сил (за исключением эсминца «Стремительный»).

Обеспечение кораблей ремонтом и докование было в целом хорошим. Если мастерские плавбазы «Смольный» не могли обеспечить требуемых ремонтных работ, то существенную помощь оказывал латвийский судоремонтный завод «Тосмаре». Топливо (нефть и уголь) доставлялось в базу с большими перебоями и в январе-феврале 1940 г. в Лиепае не оказалось угля для снабжения транспортов, ледоколов и плавбаз (поэтому ледокол «Ермак» не смог выйти на помощь подлодкам «С-5» и «С-6» в начале февраля 1940 г.). Личный состав ОЛСа испытывал определенные неудобства из-за отсутствия зимнего и непромокаемого обмундирования. Возникли сложности с обеспечением кораблей продовольствием: если консервированные продукты поступали в достаточном количестве, то с поставками свежих продуктов происходили перебои.

В Лиепае оказались и другие надводные корабли Краснознаменного Балтийского флота. Приказом наркома ВМФ с 16 ноября 1939 г. к перебазированию стал готовиться 3-й отряд 3 дивизиона торпедных катеров (катера №№ 133, 143, 153, 163, 173, 183). К 19 ноября на транспорт «Волголес» были погружены торпедные катера, установленные на кильблоки, боезапас, топливо, запасные части, инструмент для ремонта, электроаппаратура, продовольствие и пр. 20 ноября «Волголес», под охраной сторожевого катера, начал переход от Кронштадта до Таллина, а 24 ноября был уже в Лиепае. В день прибытия началась выгрузка торпедных катеров. К 26 ноября 1939 г. все ТКА были приведены в боеготовность № 1 и поставлены у причальной стенки. 26 декабря 1939 г. приказом наркома ВМФ № 0718 3-й отряд 3 ДТКА был преобразован в Отдельный отряд торпедных катеров с постоянным базированием в Лиепае. 28 декабря, под конвоем эсминца "Грозящий" и новейшнк базоьых тральщиков «Шкив» и "Крамоол", в Лиепаю прибыло спасательное судно "Коммуна", базировавшееся до этого в Кронштадте. Тральщики "Шкив" и "Крамбол" из 2 дивизиона тральщиков после перехода также остались н Лиепае. 7 января 1940 г. эсминец "Володарский", базовый тральщик "Гак" и 9 сторожевых катеров типд "МО-4" попытались перейти в Лиепаю, Сторожевые катера, как известно, постигла неудача; из-за тяжелой ледовой обстановки им пришлось вторгнуться в сопровождении «"Володарского"  А один катер был потопленi. Тральщик "Гак"  продолжил свой путь и вскоре пришел в Лиепаю, В результате в Лиепае собрался весь 2-й дивизион базовых тральщиков, правда, в неполном составе (тральщики «Бугель» и "Кнехт" и этот момент заканчивали заводские испытания, находясь в Кронштадте). Последним значительным пополнением для надводных кораблей стала прибывшая 8 января 1940 г. канонерская лодка «Красное Знамя», которая  не могла принимать участие в операциях по обстрелу финского побережья ввиду полного обледенения Финского залива.

Первоначально, в октябре-ноябре 1939 г., в Лиепае базировались только надводные корабли из состава Отряда легких сил, так как подводные лодки прибыли достаточно поздно - в самом начале военных действий с Финляндией. Буквально за несколько дней до начала советско-финляндской войны завершили свои ходовые испытания подводные лодки 16-го дивизиона ПЛ (подлодки «С-4», «С-5», «С-6»). Эти лодки вступили в строй КБФ еще 30 октября 1939 г., но военно-морские флаги на них еще подняты не были. С целью наискорейшего приведения в боевое состояние подлодок 16-го ДПЛ командир 1-й бригады подлодок капитан 1 ранга К. М. Кузнецов приказал в срочном порядке принять на них боезапас и все виды снабжения. Подготовка лодок к походу завершилась лишь к вечеру 28 ноября, когда на них были подняты флаги (27 ноября подлодки были объявлены вступившими в строй). Командиры лодок были предупреждены о возможности начала военных действий в ночь на 1-е декабря. Переход, по сути дела, небоеспособных ПЛ оправдывался только тем, что по обстановке противник не мог начать боевых действий первым. 29 ноября в 10 ч утра лодки под командованием начальника штаба 1 -й БПЛ двинулись из Кронштадта в Лиепаю. Переход совершался подлодками самостоятельно -без обеспечения надводными кораблями, причем до острова Сейскаари (Сескар) они шли в битом льду. По предварительным расчетам, поход от Кронштадта до меридиана о-ва Суурсаари (Гогланд) должен был совершаться в светлое время суток, а от Таллина до Лиепаи - ночью. На переходе подлодки шли со средней скоростью в 16 узлов (по чистой воде). Погружение лодок было, в принципе, возможно, но с некоторыми трудностями, так как в були был принят дополнительный запас топлива, а кроме того, в надстройки было загружено разное имущество. В итоге, переход завершился благополучно и 30 ноября подводные лодки 1б-го ДПЛ пришли в базу Лиепая.

Как уже говорилось выше, часть подводных лодок 1-й бригады, базировавшихся на Таллин («С-1», «С-2», «С-3», «Л-1»), в первой половине декабря 1939 г. была переброшена в Лиепаю. Исполняя приказ Военного совета КБФ от 24 ноября 1939 г., 2,6 и 8 декабря в Лиепаю пришли со своих позиций подлодки 13 дивизиона ПЛ - «С-1», «С-2» и «С-3». Что касается подводного минного заградителя «Л-1»из состава 12 дивизиона ПЛ, то он пришел в Лиепаю в ночь на 14 декабря после длительного пребывания на позиции № 7, где выставил минную банку. Со снабжением «Л-1» сразу же возникли трудности, так как мины, запасные части и все виды довольствия для нее остались на плавучей базе «Кронштадт» в Таллине.  В результате «Л-1», находясь в Лиепае, не имела нормального снабжения и, по сути дела, прекратила свою боевую деятельность.

Следующим на очереди оказался 21-й дивизион подводных лодок. С началом военных действий лодки 21 ДПЛ («Щ-309» и «Щ-ЗЮ») вышли из Кронштадта на позиции в Балтийское море. По выполнении боевых походов лодки перешли в Таллин, ожидая дальнейших указаний на перебазирование. Третья лодка 21 дивизиона - «Щ-311», получив приказание по радио о переходе в Таллин, только б декабря 1939 г. вышла из Кронштадта. По пути, «Щ-311» из-за плохой погоды села на мель в р-не банки Деманстейн. После снятия с банки с помощью эсминца «Карл Маркс», ПЛ была отведена в Кронштадт и после осмотра вновь вышла в Таллин в распоряжение 2-й бригады подлодок. В Таллине «Щ-311» была уже 9 декабря, а 12 декабря, вместе с ПЛ «Щ-309», вернувшейся из боевого похода, вошла в Лиепаю. А 17 декабря в 20 ч 35 мин в Лиепаю вошла «Щ-ЗЮ», занимавшая до этого позицию № 15 в р-не Стокгольма. Перебазирование подлодок «Л-1», «Щ-309», «Щ-310» и «Щ-ЗП» противоречило данным ранее указаниям и планам командования (оно не было предусмотрено приказом наркома ВМФ № 00146), поскольку никакого матобеспечения на них не было запланировано. В дальнейшем это создало ряд больших затруднений и вызвало значительные изменения в плане перевозок. Но и это не было пределом: 21 и 23 января 1940 г. в Лиепаю, после службы на позициях №№ 10 и б, пришли лодки «Щ-324» и «Щ-320», базировавшиеся до этого в Таллине. Их приход объяснялся тем, что из-за тяжелейших ледовых условий в р-не Таллина они не могли пройти в свою базу.

Все снабжение подводных лодок, базировавшихся на Лиепаю, шло через плавбазу «Смольный». Сама плавбаза, до войны обслуживавшая 4-ю бригаду ПЛ, по приказу Военного совета КБФ от 11 ноября была передана 1-й бригаде подлодок. По приказу штаба КБФ № 41/5744 от 24 ноября 1939 г. плавбаза «Смольный» должна была перейти в Лиепаю совместно с подлодками 16-го ДПЛ. Но по причине отсутствия вооружения и недостатка топлива плавбаза была временно задержана в Кронштадте. Сначала на ПБ был принят полный боезапас, топливо, смазочные масла, пресная вода, продовольствие, медикаменты, запчасти, инструменты и прочее имущество для снабжения 1-й бригады ПЛ, а 30 ноября она была переведена в Ленинград для вооружения. Здесь, со 2 по 5 декабря, на ней было установлено пять 45-мм орудий, 2 пулемета и гирокомпас. 6 декабря, по распоряжению начальника ГМШ, «Смольный» вышла из Ленинграда и пришла в Кронштадт, где получила боезапас для своих орудий. Утром 7 декабря, под флагом командира 1-й БПЛ, плавбаза вышла из Кронштадта в Таллин, куда пришла в 7 часов утра 8 декабря. Утром 10 декабря плавучая база «Смольный», вместе с транспортами «Луначарский» и «Тобол», под конвоем ЭМ «Гордый» вышла из Таллина. В конечный пункт своего пути -Лиепаю корабли пришли 11 декабря 1939 г.

За время своего базирования в военно-морской базе Лиепая ПБ «Смольный» снабжала всеми видами довольствия подводные лодки 13, 16-го и 21 дивизионов, а также подлодки «Щ-320» и «Щ-324», временно находившиеся в базе. Текущий и, частично, средний ремонт подлодок производила мастерская ПБ. Кроме того, плавбаза принимала участие в ремонте материальной части и снабжении дистиллированной водой ряда частей армии и флота (например, 43-й авиаэскадрильи), располагавшихся в Лиепае.  В целом плавбаза выполнила возложенную на него задачу.

Помимо боевых кораблей и вспомогательных судов КБФ, в Лиепаю была переброшена морская авиация - 43-я морская ближнеразведывательная эскадрилья (МБРАЭ). Наземный эшелон 43-й АЭ, приданной 10-й авиабригаде, к 29 октября 1939 г. на автомашинах и по ж/д с озерного аэродрома Горы-Валдай был переброшен в Ленинград. Летно-технический персонал выехал из Ленинграда 12 декабря, а 15 декабря приехал в Лиепаю. Материальная часть эскадрильи (11 самолетов «МБР-2» в разобранном виде) прибыла в Лиепаю 16 декабря. Силами личного состава самолеты были доставлены на аэродром. К 27 декабря они были приведены в полную боевую готовность. В этот же день в 43-ю АЭ поступили еще 2 самолета. В результате к концу декабря в Лиепае было сосредоточено 13 гидросамолетов «МБР-2» с 13 экипажами. Ввиду того, что морской аэродром в Лиепае к концу декабря был непригоден для использования (у берега образовался лед толщиной 4-5 см, а по акватории плавали отдельные льдины), пришлось использовать сухопутный аэродром, на который было переброшено 7 самолетов. Полеты с сухопутного аэродрома производились на колесах. Из 13 самолетов, имевшихся в эскадрилье, только 2 можно было посылать на задания. Из-за позднего сформирования и большой удаленности от ТВД 43-я авиаэскадрилья не участвовала в боевых действиях. Обеспечение личного состава АЭ жильем и продовольствием было вполне приемлемым.

К недостаткам базирования наших кораблей и частей в Лиепае следует отнести, конечно же, большую удаленность (даже, оторванность) базы от районов боевых действий. Для того, чтобы совершить переход к южному побережью Финляндии, кораблям Отряда легких сил требовалось от 1 до 2 суток, что сказывалось на оперативности их действий. Из-за ограниченности радиуса действия не смогла участвовать в боях и 43-я МБРАЭ. Другим крупным недостатком ВМБ Лиепаи являлось отсутствие ее прикрытия со стороны моря, системой островных укреплений и наличие всего одного выхода. Крайне опасным для базирования наших кораблей было то обстоятельство, что рейд и внешняя гавань Лиепаи были практически открытыми для наблюдения с моря и воздуха. База не имела полноценной противолодочной обороны (не было даже элементарных бонов с противоторпедными сетями), что придавало нахождению там крупных боевых кораблей необычайно рискованный характер. По признанию одного из командиров, крейсер «Киров», один из ценнейших наших боевых кораблей, всю войну простоял без противоторпедных сетей. Если бы действия финских подводников были более смелыми, последствия были бы для нас печальными. Кроме того, в р-не Лиепайской базы не имелось благоприятных условий для выноса возможно дальше в море постов ВНОС и СНИС.542 Поэтому, в случае внезапного налета финской авиации на советскую базу у экипажей почти не было времени для приготовления к бою.

Причины плохого состояния КБФ в 1939г.


Говоря о прохождении курса боевой подготовки в соединениях Балтфлота в 1939 г. нельзя не упомянуть следующий факт. Во время инспектирования новым наркомом ВМФ Н. Г. Кузнецовым Краснознаменного Балтийского флота Военный совет Балтфлота 4 июня 1939...

Речные тральщики, СССР

Тип РТ

36 единиц

Вспомогательные ТЩ (переоборуд. из РТ) (мобилизованы 06.-11.41, после 05.45 возвращены рыболов, флоту). После официального наименования в скобках — бортовой номер.

* ТЩ-участники советско-финской войны 10.39-03.40.

Т-879 (№...

Авиатранспорты, Япония

«Akitsushima»

1 единица

«Akitsushima» KDY 29.10.1940 25.7.19414.1942 Погиб 24.9.1944

4650/4900 (норм.) т; 109/113 (ел)/118x15,8x5,4 м; 2 диз., 8000 л.с., 19 уз. 2 х 2–127-мм/40, 2x2–25-мм, 1 гидросамолет.

Построен по 4-й программе замещения...

Крейсера, Япония

Тип «D»

63 + 8 единиц

CD-2 (YNY, 10.1943/1944/3.1944 — погиб 30.7.1945), CD-4 (YNY, нет данных/ 1944/4.1944 _ погиб 28.7.1945), CD-6 (YNY, нет данных/1944/4.1944 — погиб 13.8.1945), CD-8 (Mn, 1943/11.1.1944/2.1944 — слом в 1947–1948), CD-10 (Mn,...

Прибрежные тральщики, Нидерланды

Тип «Merbaboe»

3 единицы

«Merbaboe», «Rindjani», «Smeroe» — переданы Индонезии в 1945 г.

80 т, 10 уз., 1 пул.

Тип «Ardjoeno»

5 единиц

«Ardjoeno», «Gedeh» + 2.03.42 в Сурабае затоплены экипажами, подняты японцами, введены в состав япон. флота,...

Unable to load Mainlink code. Directory /srv/www/seav.ru/httpdocs/hanuman/data is not writeable!