Состояние военной разведки на 1939г.

Основным источником сведений о противнике в течение всего 1938 и 1939 гг. являлись кустарно организованная радиоразведка, иностранная пресса и информация РО ЛВО.

Путем этих источников имелась возможность частично ВЫЯВЛЯТЬ:

1) укрепленные районы противника и в отдельных случаях наличие отдельных батарей в отдельных пунктах без указания их места, состава, калибра и инженерного оборудования; 2) вести наблюдение за передвижением флотов на всем Балтийском театре; 3) устанавливать появление новых кораблей на
театре во флотах прибалтийских государств; 4) вести учет, только количества корабельного состава флотов по странам; 5) частично устанавливать районы расположения аэродромов; 6) вести ориентировочный учет наличия самолетов в ВВС прибалтийских государств; 7) официальные сведения о кораблестроительных программах и военном бюджете ряда прибалтийских государств; 8) строительство торговых портов, путей сообщения, энергоцентров и др. промышленных предприятий; 9) частично, деятельность торговых портов, их грузооборот и строительство торгового флота.
Своей агентурной сети за рубежом к началу 1938 г. Разведотдел КБФ не имел. Практиковавшиеся до 1938 г. маршрутные поездки отдельных секретных сотрудников необходимых сведений о противнике не дали.

Работа морских пограничных пунктов по созданию агентурной сети за рубежом до 1938 г. также не дала нужных результатов.

Некоторые из крайне ограниченного количества посланных секретных сотрудников оказались провокаторами, а от ряда людей за рубежом, с которыми последние имели связь, необходимо было отказаться.

В результате морской погранично-разведывательный пункт № 1 имел лишь одного секретного сотрудника в Финляндии с задачей получения сведений о береговой обороне и корабельном составе флота, который в конце 1938 г. был разоблачен как провокатор.

Морской погранично-разведывательный пункт № 2 имел одну радиофицированную точку в Эстонии, которая периодически действовала, но требовала проверки. Данная точка была создана в 1936 г. с задачей освещения деятельности порта, однако работала не активно.

Таким образом, перед РО КБФ в целом стояла следующая задача: для получения достоверных сведений о противнике, требовалось создание агентурной сети за рубежом фактически заново.

Создание агентуры за рубежом отдел решал следующими путями: 1) посылкой нелегально советских граждан; 2) вербовкой советских граждан, принимающих
гражданство других государств; 3) вербовкой иностранных подданных, проживших большую часть своей жизни в России и Советском Союзе, но по тем или иным причинам оставшихся иностранными подданными, которым было предложено покинуть пределы СССР; 4) вербовка и установление «дружеских» взаимоотношений с рядом иностранцев, прибывавших в СССР в качестве туристов, а также деловых людей; 5) разработка родственных связей советских граждан, имеющих родственников в интересующих РО КБФ странах; 6) работа с иностранными моряками, прибывающими в Советский Союз - установление их связей на родине и вербовка отдельных лиц на компроментирующем их материале; 7)    работа с моряками советского торгового флота.
Разведотдел и морские погранично-разведывательные пункты (МПРП) в течение 1938-1939 гг. подобрали и подготовили к отправке за рубеж ряд советских граждан, однако до июля 1939 г. ни один из подобранных людей послан так и не был, несмотря на неоднократные обращения и требования РО КБФ к Разведотделу РКВМФ.

Следует отметить, что центральный орган военно-морской разведки (РО РКВМФ) в скрытом виде оттягивал посылку за рубеж советских граждан в качестве агентов морской разведки, опасаясь их возможной измены.

Практиковалось неоднократное составление вариантов по отправке, что в каждом отдельном случае вело к составлению новых разработок и к новой подготовке предполагаемого к отправке человека. В представляемых разработках выискивались узкие места, которые РО КБФ своими силами не мог решить. Но при этом не давалось на них ответа и со стороны РО РКВМФ. В данном случае не наблюдалось стремления разрешить возникшие трудности: отправка агентов просто отставлялась.

К указанным причинам следует добавить также отсутствие и невозможность изготовления необходимых документов.

В результате такого положения путь насаждения агентуры за рубежом из числа советских граждан не был использован.

Из ряда советских граждан, получивших подданство других государств, Разведотделом КБФ было разработано 5 человек.

Разработка указанных лиц для их последующего использования в получении военных сведений могла быть начата лишь по мере их оседания в той или иной стране и в зависимости от того положения, которое они будут там занимать, нацеливая их на интересующие нас объекты.

Военных сведений в результате работы с указанной группой еще в 1938-1939 гг., естественно, получено не было.

Проводившаяся работа с контингентом иностранных подданных на территории СССР явилась первым этапом работы с отдельными из этих людей. Дальнейшую их разработку и постановку задач следовало произвести на месте в зависимости от возможностей того или иного сотрудника, целеустремив его на интересующие отдел объекты.

Указания на разрешение и проведение работы по этим направлениям РО КБФ получил из РО РКВМФ со значительным запозданием, почему в первый период времени разрешение организационных вопросов было сопряжено с рядом трудностей, что, естественно, отражалось на работе.

Кроме организационных вопросов, с которыми Разведотдел КБФ столкнулся, естественно, при работе с иностранцами, возник вопрос о знании оперативным составом иностранных языков. РО имел буквально считанное количество людей, знающих хотя бы один иностранный язык, - 2-3 человека.

Работа с моряками Совторгфлота нужных результатов не дала. Они передавали сведения о встреченных ими кораблях в море с опозданием на 12 суток и больше.

В наших официальных представительствах, полпредском и торгпредском аппаратах в прибалтийских государствах было только 2 сотрудника, которые, ввиду своего служебного положения, не имели возможности даже вести в достаточной мере личное наблюдение.

Однако и эти сотрудники в скором времени были отозваны, а за 2 месяца до начала войны с Финляндией на работу в Эстонию и Финляндию были отправлены 2 командира. Им были отведены примерно такие же должности, какие РО РКВМФ давал и в прошлом.

Сведений о противнике от соседних частей, интересующих командование флота, получено почти не было.

В таком печальном состоянии находилась агентурная разведка Краснознаменного Балтийского флота в 1938-1939 гг.

Дешифровальная служба в это время на КБФ еще только зарождалась, поскольку отсутствовали специалисты этого дела. На работу пришли молодые строевые командиры.

Среди начинающих работников не было ни одного владеющего языком какой-либо из прибалтийских стран, что сильно затрудняло работу.

В целом РО КБФ имел в своем распоряжении материалы по вероятным противникам, относящийся к периоду 1920-1930-х гг., обновленный лишь частичными сведениями радиоразведки и иностранной прессы.

Отдел располагал более или менее исчерпывающими сведениями по флотам Финляндии, Эстонии, Швеции, Германии и Латвии (имелись данные об их количественном составе, а также неполные сведения о тактико-технических характеристиках кораблей). Относительно береговой обороны имелись данные лишь по Финляндии (были известны калибры орудий, их ТТХ, примерные места расположения, но неизвестно их инженерное оборудование) и Эстонии. Имелись общие данные об укрепрайонах Швеции, Германии и Латвии (точной информации о количестве батарей, их калибре и расположении не было). Военно-воздушные силы были освещены по Финляндии, Эстонии, Латвии и Швеции (здесь была известна аэродромная сеть, общая организация ВВС, отдельные аэродромы и базы, типы самолетов, их ТТХ и количество). По Германии имелись неполные сведения о численности морской авиации, тактико-технические характеристики самолетов и общие данные об аэродромной сети морской авиации.

По военно-промышленным объектам имелись сведения о пунктах расположения заводов, фабрик, энергоцентров, однако отсутствовали подробные планы данных мест, за исключением отдельных объектов. Сведения о зенитной артиллерии вышеуказанных стран были неполными и очень ограниченными. Данных о запасах вооружения (артиллерийском, минном и торпедном) Разведотдел не имел, за исключением знания отдельных пунктов, где находились боесклады.

Какими-либо достоверными сведениями о планах развертывания иностранных флотов РО КБФ также не располагал.

На основе имевшихся сведений Разведотделом КБФ в 1937-1938 гг. были выпущены следующие справочники «Корабельный состав флотов Прибалтийских государств», «Военно-морские силы Швеции», справочник по английскому ВМФ и справочник по самолетам прибалтийских государств. Был собран довольно значительный материал по германскому флоту. В 1939 г. были выпущены: карта аэродромной сети прибалтийских стран, карта расположения постов СНиС и батарей Береговой обороны Эстонии и Финляндии в Финском заливе, а также справочник «Военно-морские силы Эстонии-Латвии».

Сведения по сухопутным войскам иностранных государств РО имел по справочным данным Разведывательного управления РККА и Разведывательного отдела ЛВО.

Осенью 1939 г., после заключения пакта о ненападении с Германией, на Балтийском море сложилась обстановка, требующая принятия немедленных мер в части уточнения имевшихся разведданных и получения информации об обстановке в Эстонии, Латвии и Литве. Разрешение этого вопроса было возможно только путем переброски агентуры, используя для этого «зеленую» (т. е. сухопутную) и морскую границы.

Здесь следует отметить, что в результате «разоблачения» в 1938-1939 гг. ряда шпионских организаций в СССР в разведке стали крайне настороженно относиться к подбору на работу людей различных национальностей. В итоге, в течение данного периода РО не имел опыта в проведении операций по заброске агентов через «зеленую» или морскую границы. Происходило это оттого, что сотрудников, имевших этот опыт в прошлом, отдел к тому времени в своем составе уже не имел. Личные же указания бывшего руководства Разведотдела о нецелесообразности работы через «зеленую» границу и особо тщательный подбор национальных кадров (точнее, отказ от их использования) привели к такому положению, что сотрудников, подготовленных к операциям через сухопутную границу или водным путем, ни Разведотдел флота, ни морские погранично-разведывательные пункты не имели.

Понятно, что посылка сотрудников, не владеющих в совершенстве языком той страны, в которую они направляются, через «зеленую» границу было бы чистейшей авантюрой. Поэтому возникла необходимость найти и. подготовить в кратчайшие сроки агентов, готовых пойти на выполнение задач, не оглядываясь при этом на их национальную принадлежность.

В итоге, в сентябре 1939 г. была подготовлена операция по переброске агента морским путем в Эстонию. Но из-за штормовой погоды и плохого знания командирами катеров морпогранохраны участков побережья противника (собственными морскими средствами РО КБФ не располагал) операцию провести так и не удалось. Но поскольку вскоре взаимоотношения СССР со странами Прибалтики потеряли свою прежнюю остроту (в конце сентября - начале октября 1939 г. Советским Союзом были заключены договоры о ненападении с Эстонией, Латвией и Литвой) и, соответственно, надобность в заброске сюда агентов отпала, перед Разведотделом КБФ была поставлена задача активизировать свою деятельность против Финляндии.

Командование КБФ поставило перед РО следующие задачи: 1) узнать мероприятия, проводимые Финляндией на побережье Финского залива от мыса Инониеми до
Выборгского залива; 2) выявить характер обороны островов Гогланд, Лавенсаари, Сейскаари.
Положение с личным составом и средствами в отделе остается аналогичным, как и при операциях против Эстонии, за исключением приобретения, очень правда, небольшого опыта в подготовке операций личным составом отдела.

Посылка сотрудников через третьи страны, при отсутствии осведомительной сети в интересующих странах, не могла разрешить поставленных задач при той калейдоскопической смене обстановки.

Поэтому весь командный состав агентурного аппарата был направлен, независимо от его прежнего направления работы, на подбор сотрудников, их подготовку и переброску для получения сведений с противника.

Накануне войны с Финляндией Разведотдел КБФ провел следующие специальные операции: 1)11 октября 1939 г. в р-не мыса Лайвасланиеми высажен сотрудник «В». Задача - личным наблюдением выяснить обстановку в прибрежной полосе Карельского перешейка от места высадки до границы с СССР. Операция проводилась на катере отдела, в обеспечении находилось 2 катера морпогранохраны. Сотрудник «В» из разведки не возвратился; 2) 29 октября 1939 г. на остров Лавенсаари были высажены 2 сотрудника «С» и «А». Задача - выяснить наличие вооружений, воинских частей и морских частей щюцкора. Сотрудники высаживались с катера морпогранохраны «МО-4», а второй катер находился в обеспечении. Военных сооружений на острове не обнаружено, воинских частей также. Данные подтвер ждены после занятия острова; 3) 6 ноября 1939 г. были высажены 2 сотрудника «С» и «А» на остров Сейскаари. Задача - установить,
имеются ли сооружения оборонительного порядка и войсковые части на острове. Данные разведки под твердились с занятием острова; 4) Произведена кинофотосъемка участка побережья.
Наряду с этим способом добывания сведений о противнике в этот период времени интенсивно работала радиоразведка по наблюдению за флотом Финляндии и был организован радиоперехват работы различных заграничных агентств.

Информационным отделением ежедневно выпускались разведывательная сводка и сводка иностранной прессы. Имевшиеся сведения по военно-морским силам Финляндии были обработаны и выпущены отдельной брошюрой.

Следует отметить факт неиспользования материалов и документов частями и соединениями КБФ, которые были изданы и разосланы в различные сроки до 1939 г., это положение относится и к штабам всех степеней.

Говоря о неудовлетворительной постановке разведывательного дела на КБФ накануне советско-финляндской войны, следует сделать некоторые пояснения. Еще в ходе проведения оперативно-тактических игр и учений по боевому управлению в марте-апреле 1939 г. выяснилось, что вопросы организации разведки, предварительного изучения театра военных действий и вооруженных сил вероятного противника не получили должного внимания ни со стороны начальника Разведывательного отдела КБФ, ни со стороны командиров соединений и штаба КБФ. В документации игр не присутствовали планы разведки и другие документы, характеризующие действия по добыванию сведений о противнике. Отдельные задачи по разведке ставились преимущественно авиации и подводным лодкам, но общей системы разведки и разработки разведывательных операций не было.

Эсминцы, Греция



Тип «Aetos»

4 единицы

«Aetos», «Ierax», «Panther» x 1945

«Leon» = 22.04.41 в Афинской б. тяжело поврежден герм, пикир. бомб. Ju-87, отбуксирован на о. Крит. + 15.05.41 в б. Суда (о. Крит) потоплен бомб.

980/1175 т, 89,3x8,4x2,6м. ПТ — 2, 5 ПК,...

Подводные лодки в фолклендской войне (прод.)

В этой ситуации оставалось только воевать до конца. 1 мая начались бои в воздухе и состоялась первая атака аргентинской субмарины.

Капитано ди корбета Марио Азкуэта повел свой корабль в море еще в апреле. Он получил приказ оперировать севернее...

Средние подводные лодки, Италия

Тип «Argo»

2 единицы

«Argo» (КРАм, 27.11.1936 — затоплена 11.9.1943) и «Velella» (КРАм, 12.12.1936 — потоплена 7.9.1943).

Надводное: 678/780 т, подводное: 1000 т; 63,2x6,9x4,5 м; 2 диз./2 ЭД, 1500/800 л.с., 14/8 узл., 60 (нормальный) т соляра,...

Ледоколы, США

Тип «Wind»

5 единиц

WAG-278 «Northwind» (WPS, 28.12.1942 — в 1945 передан СССР), WAG-279 «Eastwind» (WPS, 6.2.1943 — искл. в 1968), WAG-280 «Southwind» (WPS, 8.3.1943 — в 1945 передан СССР), WAG-281 «Westwind» (WPS, 31.3.1943 — в 1945 передан...

Десантные катера, США

Типы LCV и LCVP

2366 + 22492 единицы

Построены в 1942–1943 гг.

11–11,5 т, десант: до 36 чел. или 3-т автомобиль.

Около 700 поставлены Англии по ленд-лизу.

Типы LCP(L) и LCP(R)

2140 + 2572 единицы

Построены в 1941–1943 гг.

10,7 т, десант: 35 чел.
...

Unable to load Mainlink code. Directory /srv/www/seav.ru/httpdocs/hanuman/data is not writeable!