Современне освещение Советско-финляндской войны

В начале 1940-х гг. также вышли в свет ряд сборников воспоминаний участников боев,58 где нашли отражение отдельные сюжеты, связанные с боевой деятельностью КБФ, а также отдельные откровенно пропагандистские издания.59 В серии «Библиотека краснофлотца» в 1940-41 гг. было издано почти полтора десятка брошюр о боевых действиях КБФ против Финляндии.60 В принципе, эти книжки представляют собой популярные очерки, посвященные каким-либо известным летчикам или подводникам Балтики, или же записанные корреспондентами воспоминания участников боев и не обладают большой научной ценностью. Поэтому и относиться к ним следует очень осторожно, не очень-то доверяя всему тому, что там написано. Особенно это касается «сбитых» или «уничтоженных» на аэродромах самолетов, «потопленных» транспортов и вообще всяких потерь противника - здесь нужно просто учитывать очень далекую от истины статистику военного времени. В целом, эта литература, естественно, дает очень поверхностное и приукрашенное представление о тех боевых действиях, которые вел в течение более трех месяцев Краснознаменный Балтийский флот.

Надо заметить, что на протяжении длительного периода времени (с 1950-х по 1980-е гг.) в отечественной военной историографии деятельность ВМФ в советско-финляндской войне почти не рассматривалась в качестве отдельного сюжета. В большинстве общих трудов по истории Советского ВМФ и КБФ, выпущенных в I960-1980-х гг.,  имелись лишь отдельные абзацы, где достаточно бегло говорилось о ходе боевых действий на море зимой 1939-40 гг. Правда, в военно-исторической части «Морского атласа» была помещена глава, посвященная действиям ВМФ в советско-финляндской войне. Выходили также и работы В. И.Дмитриева и О. Г. Чемесова,  посвященные истории развития и боевой деятельности подводных сил ВМФ СССР, где говорилось о боевых достижениях балтийских подводников во время советско-финляндской войны. Действия флота в «зимней» войне, как правило, лишь упоминались в капитальных трудах по истории Второй мировой войны. Эта особенность очень хорошо видна на примере 1 тома «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза». Примерно то же самое можно сказать и о других коллективных трудах,  посвященных Второй мировой войне.

Ситуация с освещением событий советско-финляндской войны 1939-1940 гг. стала решительно меняться лишь с конца 1980-х гг., когда благодаря политике гласности все чаще стали появляться работы, посвященные различным аспектам «зимней» войны. В ряде фундаментальных трудов по истории отечественного ВМФ, вышедших уже в 1990-х гг.,66 появились даже отдельные главы, где описывалась боевая деятельность Балтийского и Северного флотов в период советско-финляндской войны 1939-40 гг. Явным недостатком данных работ было отсутствие каких-либо выводов по боевым действиям флота. Заслуживает отдельного упоминания содержательная статья М. С. Монакова в журнале «Морской сборник» в 1990 г.,  в рамках которой автор убедительно изложил недостатки боевой подготовки, боевые задачи Краснознаменного Балтийского флота, его основные операции, а также указал на главные уроки войны на море. Автор также довольно объективно показал степень выполнения наиболее важных боевых задач КБФ, но предпочел не давать общую оценку его действиям.

Лишь в 1997 г. вышла в свет монография В. И. Жуматия «Боевые действия Военно-морского флота в советско-финляндской войне 1939-1940 гг.»,68 представляющая собой учебное пособие для курсантов высших военно-морских учебных заведений. К сожалению, автор этой книги пошел по наиболее легкому пути, построив свою работу исключительно на одних только цитатах из известного труда «Советско-финляндская война 1939-1940 гг. на море» и лишь кое-где добавляя ссылки на популярные издания последних лет. Это, естественно, привело к тому, что автор весьма некритически воспринял многие положения вышеупомянутого труда и даже договорился до утверждения, что «Военно-морской флот в основном успешно справился со своими (неужели, со всеми? - П. /7.) боевыми задачами»® В итоге, эта работа не дала ничего нового в изучении данной проблемы и лишь свелась к повторению того, что уже было сказано 50 лет тому назад.

В 2000 г. была выпущена содержательная работа В. Н. Степакова и С. В. Тиркельтауба, посвященная действиям Военно-воздушных сил КБФ в ходе советско-финляндской войны. Данный труд интересен не только хроникой боевых действий авиации КБФ, но и своими приложениями, содержащими большой цифровой материал. При описании боевых действий морской авиации авторы данной работы опирались на оперативные сводки штаба ВВС КБФ, отчеты и донесения командиров авиационных соединений и частей, а также на аналитические доклады и справки командования ВВС ВМФ и КБФ о результатах боевой деятельности в период войны с Финляндией.

Значительным явлением стал выход в свет в конце 1990-х-начале 2000-х гг. 5-томного коллективного труда по истории Балтийского флота,  где отдельное место было уделено описанию событий советско-финляндской войны. В частности, одна из глав 1-й книги была специально посвящена войне СССР с Финляндией, правда, ее авторы сосредоточили свое внимание исключительно на выводах из боевого опыта этой кампании, сделанных наркомом ВМФ в директиве № 16015 от 14 февраля 1940 г.

В 2003 г. вышел в свет двухтомный труд «Советско-финляндская война 1939-1940»,73 в котором были рассмотрены самые разнообразные аспекты войны. В частности, в нем довольно полно были рассмотрены такие вопросы, как состояние КБФ накануне войны, разработка оперативной документации на Балтийском флоте, боевая деятельность ВМФ, в том числе Краснознаменного Балтийского и Северного флотов, а также Ладожской флотилии, изучение полученного боевого опыта.74 Впрочем, хронологические рамки и объем данного труда не позволили автору указанных очерков подробно остановиться на причинах неудовлетворительного состояния боевой подготовки КБФ в конце 1930-х гг., а также показать уроки, извлеченные командованием ВМФ из опыта войны с Финляндией.

Наконец, в 2004 г. вышел в свет капитальный труд В. К. Красавкина и Ф. С. Смуглина, посвященный истории соединений и частей Балтийского флота за весь период его существования.  В этой книге целая глава посвящена деятельности частей надводных кораблей и БО флота, тыловых органов, военно-учебных и научно-исследовательских заведений КБФ в период боевых действий с Финляндией с указанием их сформирования или переформирования.

Ситуация с мемуарами, посвященными войне с Финляндией, также является достаточно напряженной. Непосредственные участники войны из лиц высшего комсостава, командующий Балтийским флотом адмирал В. Ф. Трибуц и начальник штаба КБФ адмирал Ю. А. Пантелеев в своих воспоминаниях  уделили описанию данных событий удивительно мало внимания. Командующий флотом В. Ф. Трибуц, написавший несколько подробных книг о деятельности КБФ в годы Великой Отечественной войны, более или менее подробно поведал лишь о деятельности Подводных сил Балтики во время советско-финляндской войны, но какого-либо цельного обзора боевых действий Балтийского флота так и не дал. Начальник штаба Ю. А. Пантелеев в своей книге дает чуть более подробное, но слишком уж стандартное описание морской войны, опуская при этом некоторые крайне важные детали. Например, начальник штаба Балтфлота умудряется ни слова не сказать о разработке оперативного плана перед войной (как, впрочем, и другой документации), как будто его вовсе и не было.  Вообще, из его путаного повествования складывается такое впечатление, что война началась как-то неожиданно для командования флота. Далее он не говорит почти ничего о составлении и осуществлении планов различных разведывательно-набеговых операций легких сил в Финском заливе. Причина такой странной «скромности», в общем-то, ясна: поскольку хвастаться было нечем, то следовало лучше помолчать. Характерно, что и в личном фонде Ю. А. Пантелеева, хранящемся в РГА ВМФ, почти отсутствует какой-либо документальный материал по боевым действиям КБФ зимой 1939-40 гг. (за исключением карты с нанесенными на ней позициями советских подлодок в период войны).  И это вовсе не случайность, а скорее, закономерность.

Впрочем, и другой достаточно известный участник советско-финляндской войны - бывший начальник штаба Отряда особого назначения КБФ капитан 1 ранга Н. Б. Павлович также не оставил после себя каких-либо «следов» литературной деятельности по этому вопросу. Его личный фонд в РГА ВМФ не содержит ни одного документа, касающегося обстоятельств его службы на Краснознаменном Балтийском флоте в период войны с Финляндией.

Если взять воспоминания адмирала флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова, занимавшего в то время должность наркома ВМФ СССР, то и здесь наблюдается такая же странная картина. Кузнецов не сообщает ничего конкретного, да и сам ход боевых действий изложен им более чем сжато.80 Правда, он сообщает об одном интересном эпизоде - предложении партийного руководства послать в Ботнический залив подлодки типа «М»,81 но этот факт трудно с чем-то связать. Кузнецову, в общем-то, тоже было невыгодно слишком много вспоминать о той войне, ибо он сам приложил руку к планированию ряда слишком рискованных операций, лишь чисто случайно завершившихся благополучно.

В воспоминаниях бывшего командира 3-й бригады подводных лодок КБФ Н. И. Виноградова мы найдем, пожалуй, всего один абзац, посвященный деятельности его соединения82 в советско-финляндскую войну. Причем, походы подлодок его бригады описаны им в столь общих фразах, что из них нельзя узнать ничего конкретного.

Еще один командир, на сей раз 2-й бригады ПЛ, Н. П. Египко в своей книге дает крайне сокращенный обзор деятельности своего соединения, который сводится к повторению наиболее известных и неплохо освещенных в литературе походов подводных лодок («Щ-311» и «Щ-324»).83 Ничего принципиально нового он также не сообщает в своих воспоминаниях. Заметим, что рассмотренные выше книги относились к командирам высшего и старшего звена.

Самыми подробными и интересными воспоминаниями в этом плане для нас являются мемуары морского летчика Героя Советского Союза В. И. Ракова.84 Во время советско-финляндской войны 1939/40 гг. командир эскадрильи бомбардировщиков майор Раков служил в двух авиационных соединениях Балтийского флота - 8-й бомбардировочной и 10-й смешанной бригадах и участвовал в нескольких важных операциях. Его изложение событий, пусть не всегда датированное конкретными числами, представляет собой немалый интерес при изучении боевых действий ВВС КБФ. Особенно это касается обстоятельств его известного налета на финский морской аэродром в Сантахамине в первый день войны, а также атак по броненосцам береговой обороны противника. В принципе, Раков довольно достоверно описал тактику действий нашей морской авиации и общую обстановку на театре военных действий.

Оценивая в целом имеющуюся отечественную литературу по морской войне на Балтике зимой 1939-1940 гг., необходимо отметить ее крайнюю малочисленность, даже скудность. Имелась лишь одна хорошая, подробная книга, но она носила «закрытый» характер и была недоступна широкой публике. К тому же она была несвободна от предвзятых выводов. Поэтому было бы в высшей степени смело, даже несерьезно, делать какие-либо выводы, опираясь только на доступные издания. Это может привести лишь к дальнейшим ошибкам и ни к чему больше. Данное обстоятельство лишний раз подчеркивает, что при написании серьезной работы по истории советско-финляндской войны 1939-1940 гг. необходимо опираться, в первую очередь, на архивные документы и лишь затем - на литературу, посвященную этой проблеме.

В Российском государственном архиве Военно-морского флота (РГА ВМФ), расположенном в Санкт-Петербурге, хранится весь корпус источников по истории боевых действий Краснознаменного Балтийского флота за период советско-финляндской войны 1939/40 гг. Архивные фонды, в которых находятся документы и материалы по боевой деятельности КБФ, можно условно разделить, по положению фондообразователей, на 4 основные группы: 1) фонды центральных органов управления ВМФ и организаций, непосредственно им подчиненных (наркомат Военно-морского флота СССР, Главный морской штаб ВМФ, Управление авиации ВМФ, Главное управление политической пропаганды ВМФ СССР, Разведывательное управление ВМФ, Управление боевой подготовки ВМФ, Исторический отдел ГМШ ВМФ и др.); 2) фонды флотов и организаций, непосредственно им подчиненных (Командование и Военный совет КБФ, Штаб КБФ, Управление ВВС КБФ, Штаб Зимней обороны КБФ, Разведывательный отдел КБФ, Санитарный отдел КБФ и др.); 3) фонды соединений и частей флота (Эскадра КБФ, Отряд легких сил КБФ, Охрана водного района КБФ, Дивизион канонерских лодок КБФ, Шхерный отряд КБФ, Подводные силы КБФ, Северный укрепрайон КБФ, Южный укрепрай-он КБФ, 61-я истребительная авиабригада ВВС КБФ, 8-я бомбардировочная авиабригада ВВС КБФ, 1-й минно-торпедный авиаполк ВВС КБФ, Ладожская военная флотилия, Балтийская военно-морская база и др.); 4) фонды кораблей и судов флота (линкоры «Марат» и «Октябрьская Революция», крейсер «Киров», лидер «Минск», эсминцы «Гордый», «Стерегущий», «Сметливый», «Ленин», «Карл Маркс», «Артем», «Энгельс», «Володарский», канонерские лодки «Красное знамя», «Красная горка», «Кронштадт», «Ораниенбаум», сторожевой корабль «Вихрь» и др.).

В фондах 1-й группы  содержатся, в основном, материалы оперативно-стратегического уровня (приказы Главного военного совета РККА и Наркома обороны СССР, директивы, приказы и телеграммы наркома ВМФ и начальника ГМШ, разведывательные и оперативные сводки и справки ГМШ, стенограммы и отчеты научных конференций, совещаний и сборов высшего командно-начальствующего состава ВМФ). Документы этой группы позволяют проследить с самого начала процесс оперативного планирования на флоте, замысла (или отмены) какой-либо операции флота или же причины реорганизации отдельных структур флота. Иными словами, здесь кроются первопричины многих важных событий войны на море.

Фонды 2-й группы включают в себя документы и материалы, если можно так выразиться, оперативного уровня (приказы, распоряжения и указания командующего и начальника штаба Балтийского флота, оперативные планы флота, планы операций отдельных соединений флота, исторический журнал КБФ, разведывательные и оперативные сводки штаба флота, оперативная переписка и материалы радиообмена штаба КБФ, отчеты начальника штаба флота и командиров соединений, стенограммы совещаний Военного совета КБФ и командно-политического состава флота). Документы этой категории дают полное представление о разработке документации на проведение операций флота, содержат богатую информацию о боевых действиях флота в целом и соединений, в частности.

В фондах 3-й категории содержится материал оперативно-тактического уровня (приказы командиров соединений и частей, журналы боевых действий соединений и частей, отчеты командиров соединений и частей по проведенным операциям, служебные дневники и записки командиров и пр.). Здесь, как правило, имеются исчерпывающие данные по всем боевым операциям и столкновениям за время боевых действий, но без излишней деталировки.

И, наконец, фонды 4-й категории  располагают документами, так сказать, тактического уровня (журналы боевых действий кораблей, отчеты, рапорты и донесения командиров боевых кораблей и вспомогательных судов Балтийского флота). Эти материалы, пожалуй, содержат самые точные и подробные сведения о боевых действиях отдельных надводных кораблей зимой 1939/40 гг. К сожалению, надо отметить почти полное отсутствие дневников или воспоминаний командиров флота о советско-финляндской войне в составе фондов архива, за редкими исключениями.

Говоря о фондах РГА ВМФ, в которых имеется материал о советско-финляндской войне 1939-40 гг. на море, следует сказать и о личных фондах. Но, как это ни странно, даже в фондах лиц высшего командного состава КБФ, принимавших самое активное участие в боевых действиях (начальник штаба КБФ Ю. А. Пантелеев, начальник штаба Отряда особого назначения КБФ Н. Б. Павлович), отсутствуют какие-либо воспоминания или записки, посвященные этим событиям. Более того, в этих фондах89 вообще не имеется каких-либо материалов, связанных с боевой деятельностью Балтийского флота зимой 1939/40 гг. На первый взгляд, ситуация выглядит довольно странной, но она вполне объяснима. Этим командирам не особенно выгодно было выставлять те недостатки в управлении флотом и проведении операций, которые наглядно проявились в ходе войны под их руководством.

Вышеуказанная обширнейшая документальная база является основой для данной работы и обеспечивает, на наш взгляд, наиболее полное и достоверное раскрытие темы. Всего автором используется свыше 400 архивных дел из фондов РГА ВМФ. Разумеется, что данная работа не сможет полностью «закрыть» вышеуказанную проблему, ибо для этого, вероятно, потребуется время и значительные усилия россий-ских военных историков. Таким образом, здесь предстоит еще определенная исследовательская работа.

При работе над темой немалую помощь оказала иностранная (в основном, финская) военная литература. Она позволяет более объективно оценивать результаты многих операций, проводившихся надводными кораблями, подлодками или авиацией КБФ. Наиболее капитальными военно-историческими трудами, в которых в той или иной мере затрагивается состояние и деятельность финского ВМФ во время войны, являются четырехтомная коллективная работа «История Зимней войны»,90 коллективный труд «Хроника Зимней войны»,91 сборник статей по истории «зимней» войны,92 работа Й. Кронлунда о Вооруженных силах Финляндии,93 первый том двухтомного коллективного труда «Финский флот 1918-1968»,94 работа К. Кескинена и Й. Мянтикоски «Финский флот в войне 1939-194 5 »95 и др. Видное место занимают книги и статьи крупнейшего специалиста по финскому флоту П.-О. Экмана.96 Весьма любопытным представляется справочник по финским военным и вспомогательным кораблям, который составил Й. Туоми-Никула.97 Особое место среди трудов по финским ВМС, конечно же, занимают работы известнейшего финского военного историка О. Энквиста, посвященные истории Береговой обороны Финляндии накануне и в период Второй мировой войны.98 Заслуживают всяческого уважения и подробнейшие труды видных финских специалистов по авиации К. Геуста, К. Стенмана, К. Кескинена, долгие годы занимавшихся исследованием боевой деятельности ВВС Финляндии в годы Второй мировой войны.99 Кроме того, автором были использованы в работе содержательные статьи Й. Майстера, Ю. Ровера и Ф. Боргмана из немецкого журнала «Военно-морское обозрение», а также работы У. Мюллиниеми, Я. Виртанена, У. Тирронена и других из финского журнала «Береговая оборона»

Настоящая работа поможет нам по-новому взглянуть на один из малоизвестных сюжетов вооруженной борьбы Советского Союза и Финляндии зимой 1939-40 гг. На примере Военно-морского флота мы можем проследить и оценить должным образом процесс боевой подготовки к «зимней» войне Вооруженных Сил СССР в целом. Основываясь на оценке боевой подготовки Краснознаменного Балтийского флота, можно, с полным на то правом, ответить на один из самых главных вопросов: так готовился ли заранее Советский Союз к войне с Финляндией и если готовился, то насколько качественно? Ответ на этот вопрос и поможет нам понять, в значительной мере, причину тех конечных результатов, которые были достигнуты Краснознаменным Балтийским флотом в процессе своей боевой деятельности зимой 1939-40 гг.

Следующим важным моментом, требующим пристального внимания, является боевая работа Краснознаменного Балтийского флота в. период войны. Говоря о боевых действиях КБФ зимой 1939-40 гг., нельзя обойти вниманием такой важный вопрос, как организация боевой деятельности флота, управление его соединениями, частями и кораблями со стороны командования. Иными словами, насколько грамотно и эффективно командование ВМФ (и КБФ) руководило боевыми действиями?

Помимо самой вооруженной борьбы на море, для нас представляются еще более важными ее основные итоги. И здесь уместно будет задать следующий важнейший вопрос: так справился ли в полной мере со своими задачами Краснознаменный Балтийский флот? Это, действительно, довольно любопытный момент, поскольку в исследованиях прежних лет не давалось четкого ответа на данный вопрос. А между тем выяснение данного сюжета может объяснить нам результаты боевой деятельности флота уже в ходе Великой Отечественной войне.

И, наконец, четвертый важный момент - извлечение выводов из боевого опыта советско-финляндской войны 1939/40 гг. на море. Иными словами, насколько полно был изучен и, главное, применен на деле накопленный в ходе боевых действий опыт? Это очень важный вопрос, поскольку, ответив на него, можно будет понять этапы дальнейшего развития Советского Военно-морского флота в предвоенный и военный период. Ведь, в принципе, важны не столько сами боевые действия, сколько своевременные и грамотные выводы, сделанные на основе боевого опыта и примененные затем на практике.

Автор считает своим долгом выразить благодарность Институту Финляндии в Санкт-Петербурге (Suomen Pietarin instituutti), библиотека которого активно использовалась автором в данной работе, а также историку флота кандидату исторических наук подполковнику М. Э. Морозову (Москва) за ряд ценных замечаний и дополнений.

Ракеты

В годы войны в Германии велись поиски видов вооружений в самых различных направлениях. Некоторые из них были абсурдными и тупиковыми, некоторые привели к созданию вполне эффективных систем оружия. Сейчас речь пойдет о преждевременном изобретении...

Специальные подводные лодки, Румыния

Подводный заградитель

Тип «Marsuinul»

1 единица

«Marsuinul» (25.05.1941)

636/860 т; 68,7 х 6,45 х х 4,1 м; дизели «MAN» 2 х 820 л.с./э.д. 2 х 430 л.с; 16,5/8 узлов; 8040 миль (на 9,5 узлах)/85 миль (на 4 узлах); 4–533-мм ТА (2–2; боекомплект 6...

Эскортные корабли, Индия

Эскортные тральщики

Тип «Blyth»
«Bangor II»

13 единиц в RIN

«Bihar», «Carnatic», «Deccan» (все — x 1949), «Kathiawar» x 1948, «Khyber» x 1949, «Konkan» x 1959, «Kumaon», «Orissa» (оба — x 1949), «Rajputana» x 1961

«Baluchistan», «Malwa», «Oudh»...

Большие подводные лодки, Италия

Тип «Balilla»

4 единицы

«Balilla» (ОТОм, 20.2.1927 — исключена в 1941), «Domenico Millelire» (ОТОм, 19.9.1927 — исключена в 1941), «Antonio Sciesa» (ОТОм, 12.8.1928 — затоплена 12.9.1942) и «Enrico Toti» (ОТОм, 14.4.1928 — исключена в 1943).

Торпедные катера, Греция

Тип Т

2 единицы

Т-1, Т-2 (1929) + 04.41 потоплены герм, авиацией.

15 т, 37 уз., 2 пул., 2 ТА-457.

 


Unable to load Mainlink code. Directory /srv/www/seav.ru/httpdocs/hanuman/data is not writeable!