Боевая подготовка финских ВМС в предвоенные годы

Систематическая боевая подготовка Военно-морских сил Финляндии начала проводиться только в 1924 г. сразу по окончании тральных работ в Финском заливе. Главное внимание обращалось на отработку взаимодействия флота с батареями береговой обороны, а также на учебно-заградительные минные постановки. Летний период учебно-боевой подготовки финского ВМФ, как правило, делился на 2 фазы: 1 -я половина летней кампании посвящалась артиллерийским и торпедным стрельбам, постановкам мин заграждения и тралению, а 2-я - маневрам, совместным тактическим упражнениям кораблей с береговыми батареями, авиацией и катерными флотилиями «шюцкора». Летняя кампания, начинавшаяся в первых числах мая, обычно заканчивалась в конце октября заграничными плаваниями финских кораблей.

Артиллерийская подготовка кораблей и батарей береговой обороны ВМФ Финляндии носила довольно ограниченный характер; практические стрельбы береговых батарей производились на сокращенных дистанциях. Боевые корабли готовились, в основном, к ведению стрельб по невидимым целям с использованием для корректирования авиации и постов наблюдения на береговых батареях. С 1931 г. на кораблях флота стали практиковаться стрельбы из зенитных орудий по рукаву, буксируемому самолетом. К учебным постановкам минных заграждений привлекались, как правило, небольшие катера-тральщики. В случае военных действий они должны были выставить минные заграждения в шхерных районах, на подходах к береговым батареям, в различных узкостях и на входных фарватерах в базы КБФ. Подводные лодки тренировались в части использования торпед и постановки мин заграждения, а также проводили совместные упражнения с броненосцами береговой обороны, которые играли роль учебных целей.

Особый интерес представляет изучение 2 периода учебно-боевой подготовки финского ВМФ и, в первую очередь, - маневров, анализ которых дает возможность уточнить вероятные задачи финского флота. Первые осенние маневры флота были проведены еще в сентябре 1924 г. В период с 23 по 25 сентября, в р-не Борго-Виролакс, были организованы крупномасштабные маневры флота, в которых 2 миноносца («S-1» и «S-2»), 2 сторожевых корабля («Turunmaa» и «Uusimaa»), дивизион сторожевых моторных катеров, несколько кораблей «шюцкора» и 8 самолетов изображали вероятного противника, атакующего побережье Финляндии. Финская сторона, представленная 2-м артполком береговой обороны и полевой артиллерией, успешно отразила нападение. По итогам маневров военным руководством было сочтено, что они были удачными. Кроме того, были проведены еще два учения - в р-не Хельсинки, в котором участвовали силы флота и «шюцкора» (27 сентября), и на Ладожском озере, в р-не Сортавалы, где приняли участие 2 дивизиона катеров «шюцкора» (21 сентября). Таким образом, кампания 1924 г. носила весьма напряженный характер.  Кампания 1925 г. оказалась уже не столь успешной, поскольку большой поход флота в Ботнический залив в октябре завершился трагедией: в условиях сильного шторма погиб миноносец «S-2», на борту которого находился командующий флотом Ю. Роос. В 1926 г. в море выходили сторожевые корабли «Matti Kurki», «Karjala», «Tiirunmaa», «Uusimaa» и «Hameenmaa», минные заградители «Sveaborg» и «М 1», 2 торпедных катера и около 10 сторожевых катеров. Плавание проводилось в восточной части Финского залива, где корабли занимались артиллерийскими и торпедными стрельбами, а также минными постановками. В конце кампании 1926 г. флот в составе сторожевых кораблей «Matti Kurki», «Hameenmaa» и «Uusimaa», а также минного заградителя «М 1» провели поход в Ботническом заливе, вдоль побережья Финляндии вплоть до Оулу (Улеаборга). Морской шюцкор отличился тем, что впервые провел заграничный поход, посетив шведский порт Умео.

На качественно новом уровне маневры финского ВМФ стали производиться начиная с 1927 г. В этом году маневры проходили в восточной части Финского залива, в районе о-вов Уурас (Тронгзунд) и Равансаари, а их целью являлось разрешение проблемы обороны Виипури (Выборга) и прилегающего района от сил советского Балтийского флота. Маневры начались 10 сентября, в них участвовали канонерские лодки «Matti Kurkki» и «Turunmaa», минные заградители «Uusimaa» и «Hameenmaa», 2-й береговой артиллерийский полк и до 30 катеров «щюцкора», принадлежавших как к местному укрепрайону, так и к другим районам - до Турку (Або) включительно.  План маневров предусматривал следующее развитие событий: неприятельский (т. е. советский) флот захватил о-ва Сейскаари (Сескар) и Суурсаари (Гогланд), где устроил маневренную базу, после чего попытался прорваться в гавань Виипури. Береговые батареи Выборгского укрепрайона дали силам советского флота решительный отпор. В итоге все корабли противника были условно «потоплены» береговыми батареями финнов. Маневры имели также и пропагандистское значение.  В 1928 г., в период с 3 по 12 августа, в Финляндии были проведены большие маневры, в которых приняли участие вся береговая оборона, флот и половина финской армии. Ход маневров протекал таким образом: Красная Армия оттеснила финскую армию на Карельском перешейке, но на подступах к Выборгу борьба приняла позиционный характер. Для успешного захвата Выборга и прибрежной полосы противник (Красная Армия) подготовил в Биеркэ десантный отряд. В дальнейшем неприятельской (советской) стороной был высажен десант в р-не Хамины и Котки. Финская сторона предприняла решительную попытку сбросить силы противника в море. В итоге бои приняли характер ожесточенной борьбы за прибрежную полосу, что потребовало от финских ВМС предельного напряжения всех сил и средств. Общие выводы из маневров были сделаны положительные.

Маневры флота 1929 г. и 1930 г. также проходили в восточной части Финского залива и были ориентированы исключительно на оборону Выборгского района от Красной Армии и Балтийского флота. В частности, в кампанию 1929 г. флот первоначально отрабатывал артиллерийские и торпедные стрельбы, минные постановки, после чего перешел к совместным тактическим занятиям с береговой артиллерией, морской авиацией и катерными флотилиями «шюцкора». Интенсивно проводилась также учеба морского «шюцкора», который в августе провел силами флотилии Турку совместные маневры со шведской добровольческой флотилией, прибывшей специально для этого в Турку. В 1930 г. учебно-практическая деятельность флота носила аналогичный характер. В июне были проведены совместные маневры флота и морского «шюцкора» в р-не Борго-Ловиза. Основной задачей этих маневров было определено отражение высадки неприятельского десанта. С 1936 г. на маневрах Военно-морские силы Финляндии приступили к систематическим тренировкам в области взаимодействия флота и авиации.  Не углубляясь в подробное рассмотрение всех последующих предвоенных маневров финского ВМФ, отметим, что их основными темами были: 1) противодесантные действия в шхерах; 2) минно-артиллерийская защита шхерных районов; 3) обеспечение коммуникаций в Ботническом заливе; 4) поддержка фланга армии и фланговые удары из шхер по флоту противника.

Отсюда видно, что финское командование очень точно представляло себе основного противника и задачи своего флота в будущей войне, что в значительной мере помогло предугадать действия КБФ в советско-финляндской войне 1939-40 гг. Вообще, общая направленность всех маневров, проводившихся в предвоенные годы финской армией и флотом, была одной и той же - отражение наступления советских вооруженных сил на Карельском перешейке и возможной высадки советского десанта в шхерном районе Котка-Хамина. Такая однобокость всегда почему-то вызывала подозрения у советского военно-политического руководства и подводила его к мысли об общей антисоветской направленности всей внешней политики Финляндии. Но при этом забывалось, что Советский Союз был единственной сверхдержавой, граничащей с Финляндией, которая ввиду своего общественно-политического устройства и направленности пропаганды представляла потенциальную угрозу для своего северо-восточного соседа. К тому же данный вариант действий был единственно приемлемым для финской стороны, не обладавшей сильным флотом.

В данной ситуации Финляндия предпочитала всячески укреплять свою обороноспособность, а поскольку она напрямую зависела от состояния Военно-морских сил страны, то они получили сильный толчок к развитию (особенно в конце 1920-х гг.). Конечно же, думать о наступательных действиях своего незначительного военно-морского флота против мощных сил КБФ было бы, для финского военно-морского командования, слишком самонадеянно и рискованно. Главнокомандующий Вооруженными силами Финляндии маршал К. Г. Маннергейм не скрывал, когда докладывал президенту накануне войны, что за 20 предвоенных лет ВМФ так и не удалось «превратить в настоящее средство морской обороны»  Поэтому, при сложившейся раскладке сил и средств, финская сторона ухватилась за единственно правильное стратегическое решение - создать, в случае войны, максимально невыносимые условия для действий Краснознаменного Балтийского флота. Достичь этого можно было следующим путем: ограничить районы его свободного маневрирования путем создания в Финском заливе непрерывной цепи минно-артиллерийских позиций. В основном, финнам удалось претворить этот план в жизнь: в 1930-х гг. было построено значительное количество береговых батарей большого калибра, прикрывавших все важные порты и населенные пункты южной Финляндии от возможных нападений со стороны советского флота.

Одним из несомненных достижений командования финских ВМС следует считать создание укрепленного района Макилуото-Куйвасаари, чьи 12-дюймовые батареи почти полностью перекрывали самое узкое место Финского залива. В связи этим у финского военного руководства созрел весьма любопытный план. По данным финского историка Я. Лескинена, на протяжении 1930-х гг. финским и эстонским военным командованием был разработан совместный план блокирования Финского залива военно-морскими силами обеих стран.  По этому плану финские 305-мм артиллерийские батареи на о-вах Куйвасаари и Макилуото, с одной стороны, и эстонские 305-мм и 203-мм артиллерийские батареи на о-вах Найссаар (Нарген) и Аэгна (Вульф), с другой стороны, своим огнем надежно закрывали вход в Финский залив с целью не допустить прорыва боевых кораблей советского Краснознаменного Балтийского флота в Балтийское море, а сплошное минное заграждение от Найссаара до Макилуото делало это мероприятие практически невозможным. Для поддержки этой минно-артиллерийской позиции военно-морское командование обоих стран предполагало использовать 5 финских и 2 эстонские («Kalev» и «Lembit») подводные лодки. Между Эстонией и Финляндией была установлена прямая телефонная и телеграфная связь путем прокладки кабеля по дну Финского залива. Начиная с 1933 и по 1939 г. регулярно проводились совместные игры и учения флотов и береговой обороны Финляндии и Эстонии на предмет возможности заблокирована сил Краснознаменного Балтийского флота в Финском заливе. Имел место постоянный обмен разведывательной информацией между сторонами обо всех передвижениях КБФ.86 Данный план, в случае его претворения в жизнь, мог запереть советский Балтийский флот в восточной части Финского залива.

Существование плана совместных действий эстонских и финских ВМС, по мнению ряда авторов, однозначно свидетельствует об ярко выраженной антисоветской направленности оборонительной концепции Вооруженных сил Финляндии. С другой стороны, это был единственно возможный для финнов вариант оборонительной морской войны с Советским Союзом. Если бы последний начал войну против Финляндии, то его флот (Балтийский) первым делом предпринял бы попытку прорыва из Финского залива в Балтийское море с целью нарушения финских морских коммуникаций (именно этот вариант действий проигрывался на большинстве оперативных игр КБФ в конце 1930-х гг.). В случае же осуществления финско-эстонского плана КБФ оказался бы просто запертым в «Маркизовой луже» и не смог бы никоим образом повлиять на стратегические перевозки противника.

Впрочем, план перекрытия Финского залива имел определенные шансы на свое осуществление только лишь в одном случае - при согласии на это правительства Эстонской республики. Но, как известно, в октябре 1939 г. Эстония, согласно пакту о взаимопомощи, предоставила Советскому Союзу все основные свои военно-морские базы. В новых базах довольно быстро обосновались соединения и части надводных кораблей, подводных лодок, морской авиации и береговой обороны КБФ. Это сделало невозможным какие-либо совместные действия эстонского и финского военных флотов. В результате южный берег Финского залива был для финнов «потерян», а сам план совместной обороны залива сразу потерял свой смысл ввиду резко изменившейся стратегической обстановки. Так что вышеуказанный план имел, скорее, гипотетическое, нежели какое-то практическое значение.

Крейсера, США

Линейные крейсера

Тип «Alaska»

2 + 4 единицы

CB-1 «Alaska» NYSB 17.12.194115.8.1943 6.1944 Исключен в 1960
СВ-2 «Guam» NYSB 2.2.1942 12.11.19439.1944 Исключен в 1958

29 779/34 253 (СВ-1) т; 241,2 (вл)/246,4х27,8х9,7 м; 4 ТЗА, 8 ПК, 150 000...

Репрессии на КБФ 1937-1939 гг.

К сожалению, стремительный рост Краснознаменного Балтийского флота во второй половине 1930-х гг. носил, скорее, чисто технический характер. Иными словами, материальный рост флота не подкреплялся высокой боевой подготовкой его личного состава. По...

Охотники за подводными лодками, Япония

Типы Ch-1, Ch-З, Ch-4

12 единиц

Тип Ch-1 (2 единицы): Ch-1 и Ch-2. Вошли в строй в 1934 г.

Тип Ch-3 (1 единица): Ch-З. Вошел в строй в 1936 г.

Тип Ch-4 (9 единиц): Ch-4 — Ch-12. Вошли в строй в 1938–1939 гг.

Тип Ch-1: 376/400 т; 62/64...

Средние подводные лодки, Великобритания

Тип «S» (3-я серия)

48 + 2 единицы

1-я группа ( «Чрезвычайная программа»): «Safari» (бывш. Р-211, Кмл, 18.11.1941 — искл. в 1946), «Sahib» (бывш. Р-212, Кмл, 19.1.1942 — погибла 24.4.1943), «Saracen» (бывш. Р-247, Кмл, 16.2.1942 — погибла...

Сетевые заградители, СССР

Тип «Вятка»

4 единицы

«Вятка» (19.07.41), «Онега» (22.07.41) — в составе БФ с 31.07.41. «Молога» (11.09.44) — в составе ТОФ с 30.12.44. «Сухона» (31.12.44) — в составе ТОФ с 19.02.45.

527 т, 8 уз., 3x45, 1x12, 7, 40 мин.

Тип «СБ-58»
(до 1941 г....

Unable to load Mainlink code. Directory /srv/www/seav.ru/httpdocs/hanuman/data is not writeable!