Планирование боевых действий КБФ

3 ноября нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов направил на имя 1 секретаря ЦК ВКП(б) И. В. Сталина и председателя СНК СССР В. М. Молотова директиву за № 102б5сс/ов, в которой поставил перед правительством вопрос о целесообразности объявления Финляндии подводный войны.  По мнению Кузнецова, это следовало предпринять «для предотвращения попыток к оказанию военной помощи Финляндии путем подвоза войск, боеприпасов и сырья со стороны Швеции или какого-либо другого государства». Несколько выходя за рамки своих полномочий, нарком ВМФ просит дать по линии наркомата иностранных дел СССР указания о том, чтобы «объявить, с началом вооруженного конфликта, опасными для плавания кораблей, независимо от флага и национальности, воды вокруг Финляндии в зоне до 30 миль от континента.  (Забегая немного вперед, стоит отметить, что политическое руководство СССР в лице И. В. Сталина и В. М. Молотова не стало спешить с объявлением подводной войны в отношении Финляндии (это произошло лишь спустя неделю после начала войны - 8 декабря 1939 г.). Причина такой странной медлительности, скорее всего, кроется в том, что советские руководители не хотели, чтобы в первые же дни войны Советский Союз предстал перед мировым сообществом откровенным агрессором. По политическим причинам (связанным, в первую очередь, с образованием и деятельностью т. н. «Народного правительства Финляндской демократической республики») было выгодно поддерживать странный, неопределенный статус, который позволял бы вести боевые действия не против финнов или Финляндии в целом, а против конкретного финского «реакционного» правительства. Тем самым, предполагалось создать у правительств иностранных государств обманчивое впечатление того, что СССР не имеет никаких территориальных претензий к Финляндии, а лишь борется за некую справедливость, выражающуюся в том, чтобы утвердить в данной стране настоящее, «законное» правительство.)

Сразу же после получения директивы наркома ВМФ № 10254сс/ов штаб Краснознаменного Балтийского флота приступил к разработке необходимой оперативной документации. 3 ноября командующий КБФ флагман 2 ранга В. Ф. Трибуц и член Военного совета флота дивизионный комиссар С. Д. Морозов утвердили «Перечень предварительных распоряжений», а также потребовали от командующего ВВС КБФ комбрига В. В. Ермаченкова немедленно приступить к разработке плана боевых действий ВВС и их подготовке.  4 ноября начальник штаба КБФ капитан 1 ранга Ю. А. Пантелеев утвердил «План работы по директиве народного комиссара ВМФ № 10254сс/ов», где устанавливалась очередность работ по составлению плана боевых действий. Также Пантелеев приказал начальнику 1-го (оперативного) отдела штаба флота капитану 2 ранга Г. Е. Пилиповскому установить «последовательность решения» Балтийским флотом боевых задач и распределить работу между конкретными исполнителями.  Основной документ - «Последовательность боевых действий» следовало представить к 12 ч 5 ноября 1939 г.

4 ноября командующий флотом составил (в рукописном виде) два важных документа. Первый из них касался Военно-воздушных сил КБФ, представляя собой перечень их первых боевых действий, и состоял из 3-х разделов - «Самостоятельные воздушные операции ВВС КБФ - бомбардировочной авиации», «Разведывательные операции ВВС для флота» и «Обеспечивающие воздушные операции». Этот черновик В. Ф. Трибуц направил начальнику штаба Ю. А. Пантелееву с препроводительной запиской, где рекомендовал ознакомить с его проектом начальника оперативного отдела и минимальное число его помощников и «дать свои мнения (пока в карандаше)», а затем - отпечатать как основной документ для действий ВВС, учитывая, что эти операции назначены «на первые дни военных действий». Второй проект командующего КБФ носил название «Дозор надводных кораблей» и также был послан начальнику штаба. После этого Трибуц отправил к Пантелееву еще одну записку, в которой потребовал, чтобы тот, помимо уже сделанных указаний по операциям ВВС и дозору, «посадил» сотрудников из 1-го и 2-го отделов штаба и командира Охраны водного района за разработку плана тральных операций.  При этом командующий флотом поставил непременным условием, что «все это (план операций ВВС и дозора - П. П.) должно быть занесено в план», а, кроме того, «определены средства для выполнения каждой из поставленных задач».

5 ноября 1939 г. начальник штаба Ю. А. Пантелеев и начальник оперативного отдела Г. Е. Пилиповский представили В. Ф. Трибуцу на утверждение очень важный документ, напечатанный всего в двух экземплярах и являвшийся основным приложением к оперативному плану, - «Последовательность боевых действий КБФ». Командующий флотом внимательно рассмотрел и значительно откорректировал его, скоординировав задачи Краснознаменного Балтийского флота с задачами 7-й армии, обеспечив тем самым их более тесное взаимодействие. К примеру, Трибуц добавил «от себя» такие операции, как «обстрел артиллерией СУРа (Северного укрепрайона - П. П.) левого фланга противника (по указанию 19 СК (стрелкового корпуса - П. П.))» и «обстрел 31 арт. дивизионом, 11,12ж.д. батареями жд.узлов Финляндии».  Помимо этого, командующий флотом совершенно иначе определил приоритеты в решении задач. Например, Трибуц правильно рассудил, что на 1-м месте должна была стоять не воздушная разведка финских броненосцев береговой обороны и наблюдение за шведским флотом, а непрерывный барраж истребительной авиации для обороны своей Главной базы (Кронштадта).  В итоге первоначальный вариант (Ю. А. Пантелеева) претерпел сильные изменения и, с учетом правки командующего КБФ, был перепечатан и в окончательном виде представлен наркому ВМФ.

Кроме того, командующий Краснознаменным Балтийским флотом В. Ф. Трибуц вместе с членами Военного совета С. Д. Морозовым и М. Г. Яковенко утвердили в этот день еще целый ряд приложений к плану боевых действий - «Схему организации командования», «Схему действий Отряда легких сил», «Схему усиленного дозора», «График развертывания ПЛ КБФ», «Схему решения по действиям ООН (Отряд особого назначения - П. П.)», «Схему бомбардировочных ударов ВВС КБФ в 1-й день войны» и др.

Венцом творчества Военного совета КБФ, конечно же, стал «Общий план боевых действий КБФ»  от 5 ноября 1939 г. В преамбуле плана говорилось об укреплении Финляндией своей приграничной зоны, установке финнами минных заграждений в территориальных водах, а также утверждалось, что «общественное мнение разжигается прессой для оказания сопротивления СССР, намекая на возможную помощь со стороны Англии и Швеции».  Далее перед Краснознаменным Балтийским флотом, которому следовало при этом «прикрыться от шведского флота», были поставлены следующие боевые задачи: «1) Найти и уничтожить броненосцы береговой обороны Финляндии, не допустить их ухода в Швецию; 2) Действиями подлодок и авиации у берегов Финляндии прекратить подвоз морем войск, боеприпасов и сырья; 3) С началом военных действий захватить, вооружить и удерживать острова: Гогланд,Б. Тютерс, Лавенсаари, Сескар и Пенисаари; 4) Быть готовым к высадке оперативного десанта, по требованию командующего ЛВО, во фланг армии на Карельском перешейке (Хумалиоки) и огневой поддержке войск ЛВО при захвате укрепленного рубежа Хумалиоки-Вуокса-о. Коневец; 5) Быть готовым, по требованию командующего ЛВО, к высадке тактического десанта и огневой поддержке с Ладожского озера войск ЛВО при захвате левого фланга финского укрепленного рубежа».

В разделе «Оценка обстановки» говорилось, что помощь Финляндии со стороны Англии может быть оказана через страны Скандинавии путем организации подвоза продовольствия, сырья, вооружения и снаряжения, а кроме того, переброской сил авиации в Швецию и Финляндию и подводных лодок - в Балтийское море. Переброска военных и гуманитарных грузов, по мнению советского командования, будет производиться исключительно морским путем через Ботнический залив и Балтийское море (хотя существовала железнодорожная линия из Швеции в Финляндию через Торнио). Наличие шхерных районов, надводных и подводных минных заградителей в составе флотов давало возможность Швеции и Финляндии создать минно-артиллерийские позиции на основных операционных направлениях КБФ, что создаст большие трудности при их прорыве, а также затруднит его действия «на всем пути его развертывания»

Как полагало командование флота, в открытом морском бою «устаревшие типы кораблей флотов Финляндии и Швеции не представляют угрозы для нашего флота», поскольку новейшие советские корабли превосходят их по своим тактико-техническим характеристикам.  Однако, учитывая полное отсутствие береговой и зенитной обороны в ряде советских баз в Латвии (прежде всего в Вентспилсе и Лиепае), имелась угроза базам легких сил КБФ в данном районе, поскольку «флот Швеции имеет возможность подойти в темное время к базам, не будучи замеченным (переход из Фарезунд и Карлскрона -5-10 ч) и нанести повреждения нашим кораблям в базах».  Это было уже принципиально новым положением, которое ранее не фигурировало в планах военно-морского командования СССР.

Исходя из поставленных флоту задач, Военный совет КБФ определил 4 основных операционных направления флота в Финском заливе и Балтийском море, среди которых фигурировало следующее -«Главная база -Або-Оландскийузел коммуникаций»  Главным недостатком этих направлений являлась их уязвимость на всем протяжении в связи с возможностью ударов противника во фланг «всем нашим оперативным путям».

В разделе «Выводы» командование КБФ повторило уже известные тезисы, что «одна Финляндия, без поддержки Англии и Швеции и переброски извне вооружения и сил, в войне с СССР не представляет реальной угрозы нашему флоту». Однако в том случае, если в войну вступит Швеция, ситуация серьезно ухудшалась, так как объединенный финско-шведский флот уже мог помешать проведению операций КБФ следующим образом: «...а) постановкой минных заграждений на выходах из баз и на путях развертывания флота; б) активными действиями ТТЛ (подводных лодок - П. Щ на коммуникациях и по боевым кораблям; в) совместными ударами авиации и надводных кораблей по нашим передовым базам и кораблям, базирующимся в них».

Наконец, в разделе «Решение» были изложены конкретные методы проведения основных, предусмотренных планом, операций Балтфлота в войне с Финляндией. К примеру, операция по уничтожению финских броненосцев виделась командованию КБФ таким образом: «..Прикрывшись от шведского флота подводными лодками и ведя наблюдение за северной и средней частью Балтийского моря, найти и уничтожить ББО (броненосцы береговой обороны -П. Щ Финляндии в шхерах и базах средствами ВВС КБФ, и при попытке уйти в базы Швеции - совместными действиями ПЛ ПЛ, легких сил и авиации уничтожить его в море, не допустив ухода в Швецию».  С целью предупреждения КБФ от внезапного нападения флота противника и для упреждения неприятеля в развертывании следовало установить систематическое наблюдение подлодками и авиацией за военно-морскими базами Финляндии и Швеции, а также иметь постоянный дозор у своих баз. Недопущение перевозок морским путем из Швеции в Финляндию мыслилось «осуществить действиями ПЛ в узлах коммуникаций: Готланд-Эланд-Ландсорт-Готланд, Або-Оландские острова и Умео-Раума».

Как и следовало ожидать, «Общий план» явился лишь производным от вышеупомянутой директивы наркома ВМФ, вобрав в себя и все ее недостатки. Прежде всего перед Балтийским флотом было поставлено слишком много задач - больше, чем он мог реально выполнить. Тем самым усилия флота (и особенно - Военно-воздушных сил) уже на начальном этапе войны распылялись сразу по нескольким направлениям. Причем в плане прямо не говорилось, какие задачи следует считать главными, а какие - второстепенными. Другим крупным его недостатком была непродуманность, а точнее, нереальность некоторых боевых операций (в частности, по уничтожению финских броненосцев). Этого не смог отрицать впоследствии даже командующий КБФ В. Ф. Трибуц: «..Наша документация оказалась по ряду важнейших боевых операций нереальной».  Наконец, совершенно неверно оценивались возможные действия ВМФ противника. Командование флотом самоуверенно считало, что с началом войны финский флот непременно бросится спасаться в Швецию,  но никто даже не подумал о другом варианте его действий. А ведь на этом несерьезном предположении была спланирована целая операция по уничтожению броненосцев противника - с использованием бомбардировочной авиации и подводного минного заградителя «Л-1».

Нарком ВМФ рассмотрел и, по словам начальника Главного морского штаба Л. М. Галлера, «в основном» одобрил план Военного совета КБФ, потребовав лишь отработать выполнение ряда задач. Кузнецов, естественно, не стал устранять недостатки, содержащиеся в плане, но даже кое в чем усилил их. К примеру, он потребовал уничтожить финские броненосцы береговой обороны «при любых условиях погоды и времени суток (интересно, а как он себе это представлял? - П. П.) в первые же дни войны», а заодно дал приказание авиации Балтфлота уничтожать катера «щюцкора» «на всем протяжении шхер (интересная задача! - П. Щ Финского залива».  Можно подумать, что ВВС КБФ больше делать было нечего, как гонятся за какими-то катерами, которых к тому же у финнов было более 300 штук.

Получив указания наркома ВМФ, начальник штаба КБФ Ю. А. Пантелеев 6 ноября приказал начальнику 1 отдела штаба Г. Е. Пилиповскому разработать, учитывая пожелания Н. Г. Кузнецова, «варианты плана решений операций» и подготовить их для доклада к вечеру 10 ноября.  А 10 ноября в Ленинграде состоялось совещание Военного совета КБФ, на котором присутствовал заместитель наркома ВМФ И. С. Исаков, прибывший на Балтику специально для того, чтобы проконтролировать подготовку флота к войне. Исаков вместе с командующим КБФ В. Ф. Трибуцем, членом Военного совета М. Г. Яковенко и другими командирами рассмотрел представленный план боевых действий и, по его словам, «основного ничего не менял,», но зато дал несколько практических указаний, так как «были упущения по связи, управлению, взаимодействию».  Командующий флотом Трибуц, по мнению И. С. Исакова, реагировал на это «правильно, обещал доложить исполнение». Кроме того, на этом совещании Военный совет КБФ поручил разработать план операции по захвату островов Суурсаари, Сейскаари и Лавенсаари в восточной части Финского залива.  В период с 11 по 13 ноября начальник штаба ОЛС капитан 2 ранга В. М. Нарыков разрабатывал операцию по захвату самого крупного острова - Гогланд (Суурсаари).

В 22 ч вечера 13 ноября в Ленинграде состоялось совещание Военного совета ЛВО, на котором обсуждался план боевых действий флота. На совещании присутствовали 1 -й секретарь ленинградского горкома и обкома ВКП(б) секретарь ЦК ВКП(б)А. А. Жданов, 2-й секретарь ленинградского горкома ВКП(б) А. А. Кузнецов, командующий войсками ЛВО командарм 2 ранга К. А. Мерецков, заместитель наркома ВМФ флагман флота 2 ранга И. С. Исаков и еще «23 участника разработок».  Доклад по плану боевых действий КБФ делал начальник штаба Ю. А. Пантелеев, так как Трибуц отсутствовал. Заслушав доклад, Жданов «отметил недоработанность и отставание от соседа (Ленинградского военного округа - П. Щ), в результате чего в план были «внесены существенные изменения». Учитывая сложившуюся ситуацию с оперпланом, Исаков попросил наркома ВМФ лично выехать в Ленинград и разобраться на месте либо же разрешить ему прибыть в Москву, «чтобы было единство».  16 ноября подробный план действий отдельных соединений КБФ был доложен прибывшему в Ленинград наркому ВМФ Н. Г. Кузнецову. Нарком одобрил в целом план, выдав ряд частных замечаний.

Корабли береговой охраны, США

Большие куттеры

Тип «Owasco»

5 + 8 единиц

WPG-39 «Owasco» (WPS, 18.6.1944 — слом в 1974), WPG-40 «Winnebago» (WPS, 2.7.1944 — слом в 1974), WPG-41»Chautaqua» (WPS, 14.5.1944 — слом в 1974), WPG-69 «Mendota» (USCG, 1944 — слом в 1974) и WPG-70

Эсминцы, Австралия

Тип «Grenville»

3 единицы

«Grenville» (Яр, 29.9.1934/15.8.1935/7.1936 — погиб 19.1.1940), «Hardy» (Кмл, 1935/ 7.4.1936/12.1936 — погиб 10.4.1940) и «Inglefield» (Кмл, 29.4.1936/13.10.1936/6.1937 — погиб 25.2.1944).

1465/2033 т («Grenville»),...

Десантные транспорты, Япония

Разные типы

6 + 1 единица

Тип «Mayasan Maru»: «Mayasan Maru» (T, 2.1941/1942/12.1942 — погиб 17.11.1944) и «Tamatsu Maru» (T, 10.1942/1943/1.1944 — погиб 19.8.1944).

Тип «Kibitsu Maru»: «Hyuga Maru» (Ht, 1943/1944/11.1944 — погиб 30.5.1945),

Военные игры и учения на Балтийском флоте

В период с 8 по 12 апреля 1937 г. на КБФ была проведена фронтовая двухсторонняя оперативная авиационная игра на тему «Поиски и уничтожение боевых кораблей и транспортов противника в море в значительном удалении от своих баз с преодолением...

Причины недостаточной боевой подготовки


Итак, как мы видим, решающего прорыва в деле боевой и оперативно-тактической подготовки личного состава в 1938 г. так и не было достигнуто. Более того, наметился процесс явного ухудшения боевой подготовки флота (если не сказать, провал),...

Unable to load Mainlink code. Directory /srv/www/seav.ru/httpdocs/hanuman/data is not writeable!