Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/database/mysql.php on line 383 Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/database/mysql.php on line 383 Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/table.php on line 407 Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/database/mysql.php on line 383 Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/database/mysql.php on line 383 Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/table.php on line 407 Развертывание фронта | Балтийский флот. Финский гамбит
Ошибка
  • The RokSprocket Module needs the RokSprocket Component enabled.
Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/libraries/joomla/database/database/mysql.php on line 383

Развертывание фронта

В последние 10 дней перед началом войны с Финляндией на Балтийском флоте началась ускоренная подготовка к оперативному развертыванию. 19 ноября 1939 г. в 22 ч по приказанию командующего КБФ флагмана 2 ранга В. Ф. Трибуца, в Кронштадте, в береговом штабе флота, был развернут флагманский командный пункт (ФКП). ФКП был создан по новой организации и состоял из оперативного дежурного (ОД) по командному пункту, его помощника и шести оперативных дежурных, каждый из которых отвечал за определенный род сил Краснознаменного Балтийского флота - надводные силы, подводные силы, Береговую оборону и Ладожскую военную флотилию, Военно-воздушные силы, Отряд особого назначения и тыл флота.  В обязанности оперативного дежурного (ОД) входил сбор и изучение данных об обстановке на театре военных действий, своевременный их доклад командованию флота, передача срочных приказаний различным силам флота и контроль за выполнением подчиненными командирами (штабами) поставленных задач. Все эти сведения заносились оперативным дежурным в журнал боевых действий. Помимо ФКП, были созданы также два запасных командных пункта (ЗКП): один - в Кронштадте, в помещении штаба Северного укрепрайона, а другой - в Ораниенбауме. На первом ЗКП имелся второй экземпляр карты обстановки. Там же было организовано суточное дежурство. Ни основной, на запасные командные пункты не имели убежищ на случай бомбардировки.  В этот же день в Петергофе был развернут флагманский командный пункт ВВС КБФ и ФКП 61-й истребительной авиабригады, а в Котлах - ФКП 8-й бомбардировочной авиабригады. 21 ноября флагманский командный пункт штаба КБФ перешел на запасный командный пункт в Ораниенбауме, а 23 ноября - вернулся в Кронштадт.

Период с 22 по 27 ноября был относительно спокойным для большинства соединений надводных кораблей, базировавшихся в главной и маневренной базах флота, лишь Отряд особого назначения интенсивно тренировался перед грядущей операцией. Зато в частях КБФ, дислоцировавшихся в Прибалтике, наблюдалось некоторое оживление. После того, как заместитель командующего КБФ В. А. Алафузов 21 ноября поднял в Таллине флаг старшего флагмана, началась систематическая проверка боевой готовности на всех кораблях и подлодках, находящихся в гавани. 24 ноября 1939 г. в 9 ч 45 мин по 2-й бригаде подлодок была объявлена боевая тревога. Через две минуты все подводные лодки были изготовлены к бою, а в 10 ч был дан отбой тревоги. 27 ноября проверка повторилась: в 20 ч 55 мин на всех кораблях и подводных лодках, базировавшихся в Таллине, была объявлена учебно-боевая тревога. Уже через 5 мин было готово 1-е звено 1 дивизиона катеров-охотников «МО-4», а через 15 мин - 22-й дивизион подлодок, из состава 2-й бригады ПЛ. В 21 ч 25 мин последовал отбой тревоги.

Напряженное ожидание царило также и в Военно-воздушных силах Краснознаменного Балтийского флота. С 22 по 25 ноября в 61-й истребительной и 8-й бомбардировочной авиабригадах постоянно объявлялись учебно-боевые тревоги. Более того, самолеты морской авиации стали производить фоторазведку приграничной финской территории. 23 ноября на разведку были отправлены 6 самолетов: 4 бомбардировщика «СБ» обследовали район Юкко-олива, а 2 гидросамолета «МБР-2» облетели Финский залив до меридиана Хельсинки. Фотоснимки, сделанные экипажами, были доставлены в штаб КБФ с очень большим опозданием, что дало повод заместителю наркома ВМФ И. С. Исакову пожаловаться наркому ВМФ Н. Г. Кузнецову на «безобразную постановку фоторазведки». 25 ноября в 10 ч 20 мин в частях ВВС КБФ начались аэродромные полеты. 2 бомбардировщика «ДБ-3» отправились на разведку, но были вынуждены вернуться по причине плохих метеоусловий. В 17 ч аэродромные полеты были закончены. 27 ноября в 12 ч на командный пункт 8-й авиабригады прибыли командующий ВВС Балтфлота комбриг В. В. Ермаченков и военком ВВС КБФ бригадный комиссар Л. Н. Пурник. На следующий день рано утром они еще раз посетили КП бригады, после чего убыли в Петергоф.

28 ноября в 22 ч 10 мин Военный совет КБФ отдал приказание начать развертывание подводных лодок на позициях в Балтийском море, предусмотренных планом боевых действий. На выход были назначены лодки «С-2», «С-3», «Щ-320», «Щ-309» и «Щ-ЗЮ». В ночь с 28 на 29 ноября 1939 г., в период с 1 ч 43 мин до 3 ч, все подлодки вышли на позиции.160 Таким образом, подводные силы КБФ начали тактическое развертывание раньше других соединений флота.

Следующий день, 29 ноября, стал для Краснознаменного Балтийского флота решающим. В 1 ч 45 мин командующий ВВС КБФ сообщил всем авиачастям, участвовавшим в десантной операции: «Командует командир авиагруппы (имеется в виду командир Авиагруппы ООНа полковник И. Суханов -П.П.), предварительный удар наносят 18 самолетов "СБ", 10 самолетов "Р-5"- Резерв -10 самолетов "ДБ-3", они же прикрывают МБ. В 2 ч 50 мин флагманский командный пункт Отряда особого назначения был перенесен на эсминец «Стерегущий». В 11 ч 30 мин командующему Эскадрой Н. Н. Несвицкому было приказано подготовить линкор «Марат» к походу к 13 ч 30 ноября. В 11 ч 45 мин командир ООНа получил лично от начальника штаба КБФ Ю. А. Пантелеева по телефону сигнал «Таран». В 12 ч 30 мин командиру эсминца «Гордый» из штаба флота было послано приказание: «..Тщательно обыскивать финские пароходы, лайбы и шлюпки. При наличии контрабанды задерживать, разрешается применять оружие».  Напряжение постепенно возрастало.

Около 14 ч командующий КБФ В. Ф. Трибуц получил от Военного совета Ленинградского военного округа приказ № 02/оп, согласно которому директива № 4716 от 21.11.39 г. вводилась в действие сутра 30 ноября 1939 г.163 На первый взгляд этот приказ может показаться идентичным директиве ВС ЛВО № 4716, но при внимательном его рассмотрении можно заметить существенные различия. Во-первых, перечень задач флота сокращен - две наиболее сомнительные задачи из вышеуказанной директивы {«недопущение» подхода иностранных судов и высадки иностранных войск на Аландских островах, а также захват полуострова Ханко) были в данном приказе опущены. Во-вторых, сильно изменена формулировка задачи в первом пункте: вместо уничтожения финского флота речь идет о его захвате. В-третьих, появилось дополнительное требование о перекрытии минами фарватеров на Турку.  Все это, вместе взятое, вынудило В. Ф. Трибуца потребовать от начальника штаба КБФ Ю. А. Пантелеева, чтобы тот проверил еще раз «задачи, поставленные в этой директиве, с задачами, поставленными в нашем приказе (имеется в виду приказ ВС КБФ № 5/оп от 23 ноября 1939 г. - Л. Л.)  Остается только удивляться тому, как командование Балтийским флотом умудрилось не запутаться в столь противоречивых приказаниях армейского руководства.

Итак, приказ на открытие боевых действий был получен. Весь Краснознаменный Балтийский флот стал постепенно приходить в движение. В 13 ч 49 мин штаб КБФ приказал подлодкам «Щ-319», «Л-1», «С-1» и «Щ-317» выходить на свои позиции, а подводным лодкам «Щ-322», «Щ-324» и «Щ-318» - находиться в оперативном резерве. На всякий случай Ю. А. Пантелеев предупредил командира 2-й бригады ПЛ капитана 1 ранга Д. М. Косьмина, что сигнал «Факел» следует ожидать ориентировочно в 00 ч 00 мин. В 13 ч 58 мин командир Отряда особого назначения С. С. Рамишвили получил сигнал «Начало операции», после чего начал фактическое развертывание своего отряда. К 16 ч 15 мин Лавенсаарский отряд ООНа закончил погрузку снаряжения и посадку десантных частей (2 усиленные стрелковые роты) на суда. В 17 ч 30 мин отряд сосредоточился на рейде Выбья, в юго-западной части Лужской губы. В 17 ч начальник штаба флота приказал всем командирам частей: «Прекратить всякое увольнение, быть при противогазах». В 18 ч 10 мин командиру Отряда особого назначения и командующему ВВС КБФ была отправлена Военным советом флота телеграмма следующего содержания: «Начать высадку на острова 13-00 30.11. Обеспечивающие удары ВВС соответственно перенести по времени, с расчетом организации 2-х кратного удара до начала высадки». В 19 ч начальник штаба флота Ю. А. Пантелеев дал приказание командиру Дивизиона канонерских лодок капитан-лейтенанту Э. И. Лазо о выходе в 3 ч 30 мин 30 ноября по специальному заданию. В 20 ч 45 мин Пантелеев напомнил коменданту Северного укрепленного района комбригу В. М. Карабулькину, чтобы тот знал «местонахождение нашей армии (имеется в виду 7-я армия - П. /7.) на 8 ч. 30 мин. 30.1139 г.». А в 21 ч 29 ноября 1939 г. военные корабли получили приказ Военного совета КБФ: «Корабли нейтральных государств задерживать и обыскивать. В случае наличия контрабандных грузов направлять с призовой командой в Главную Базу. Финские корабли уничтожать».  Однако главные события были еще впереди.

В 23 ч 08 мин начальник штаба КБФ приказал всем, участвующим в операции, передать сигнал «Таран» (начало боевого развертывания без применения оружия). В штабы различных сил флота этот сигнал поступал постепенно. Быстрее всех приняла его Береговая оборона - в 23 ч 08 мин, штабы Подводных сил и Охраны водного района получили сигнал в 23 ч 12 мин (2-я бригада ПЛ, например, в 23 ч 30 мин), а штаб Военно-воздушных сил КБФ - только лишь в 23 ч 20 мин. Естественно, что в соединениях и частях Балтийского флота сигнал «Таран» был получен еще позже: к примеру, 61 -я истребительная и 8-я бомбардировочная бригады приняли его в период с 23 ч 25 мин до 23 ч 55 мин.168 В 23 ч 25 мин командиру Отряда легких сил капитану 1 ранга Б. П. Птохову была отправлена Военным советом КБФ телеграмма: «С рассветом 30.11 ОЛС'у быть в северной части Балтийского моря, задачи по приказу. Возможно появление финских ПЛ в районе позиций наших лодок».

Ровно в 24 ч по радио началась трансляция выступления председателя Совета народных комиссаров СССР В. М. Молотова. Он сообщил о том, что Советское правительство «отныне считает себя свободным от обязательств, взятых на себя в силу пакта о ненападении, заключенного между СССР и Финляндией» и что оно признало необходимым «немедленно отозвать из Финляндии своих политических и хозяйственных представителей». Далее в своей речи Молотов недвусмысленно намекнул, что Главному командованию Красной Армии и Военно-морского флота отдан приказ «быть готовым ко всяким неожиданностям и немедленно пресекать возможные новые вылазки финляндской военщины».170 Тем самым давалось понять, что решающие события могут произойти в самое ближайшее время.

Наконец, в 00 ч 15 мин 30 ноября 1939 г. по Краснознаменному Балтийскому флоту был передан сигнал «Факел» (начало боевых действий). Он был получен достаточно быстро во всех соединениях флота: в штабе ВВС - в 00 ч 22 мин, в штабе Береговой обороны - в 00 ч 25 мин, в штабе Эскадры - в 00 ч 26 мин и в штабе Охраны водного района - в 00 ч 30 мин. Соединения флота, базировавшиеся в Прибалтике, по понятным причинам получили сигнал «Факел» несколько позже. Так, например, Отряд легких сил принял его в 01 ч 17 мин, а 2-я бригада подводных лодок - только в 2 ч 15 мин.

Впрочем, даже в таком ответственном деле, как оповещение флота о начале военных действий, не обошлось без досадных проколов. Командир Отряда легких сил Б. П. Птохов в 2 ч 55 мин вдруг запросил штаб КБФ, что же обозначают таинственные сигналы «Таран» и «Факел». Естественно, что штаб флота был вынужден дать разъяснение по этому поводу.  Впопыхах штаб флота забыл оповестить некоторые корабли и даже части флота. Эсминцы «Гордый» и «Гневный» (как и весь 2-й дивизион эсминцев ОЛСа в целом), вышедшие в дозор в район Хельсинки, вообще не получили сигнала о начале боевых действий, и их командиры находились в полном неведении относительно грядущих событий. Неудивительно, что в первый же день войны эсминцы были обстреляны финской 254-мм береговой батареей с острова Изосаари (правда, от огня батареи эсминцы не пострадали).  Интересный случай имел место с подводной лодкой «С-1», которая получила сигнал «Факел», но командир не понял его смысла и даже не поинтересовался, что же вокруг него происходит. В результате 2 декабря подлодка преспокойно вернулась в Таллин, ничего не зная о начале военных действий.

После того, как сигнал «Факел» был отдублирован по всем соединениям и частям КБФ, началась раздача указаний непосредственным участникам операций и уточнение их боевых задач на первый день войны. В 00 ч 25 мин Военный совет флота приказал обстрелять 30 ноября, в период с 10 до 11 ч, 9-й железнодорожной батареей остров Сейскаари, а 17-й железнодорожной батареей - остров Лавенсаари. Корректировка стрельбы должна была осуществляться с самолета.175 В 01 ч 30 мин командир Сескаарского отряда капитан 3 ранга М. Г. Иванов сообщил командиру Отряда особого назначения С. С. Рамишвили о начале операции. В 01 ч 57 мин командир Отряда легких сил Б. П. Птохов был предупрежден о том, что наши подлодки уже вышли на позиции и около 8 ч возможна встреча с ними.176 Заместитель командующего КБФ капитан 1 ранга В. А. Алафузов в 2 ч 30 мин приказал начать переход 24-го дивизиона ПЛ на позиции с расчетом занять их к 8 ч утра. В 2 ч 52 мин в штаб ВВС КБФ было передано приказание начальника штаба флота о производстве, с рассветом, воздушной разведки до меридиана 27град.  с целью обнаружения финских кораблей. Около 3 ч ночи командующий КБФ В. Ф. Трибуц еще раз подтвердил командиру Дивизиона канлодок Э. И. Лазо свое приказание - открыть огонь по финскому берегу в точно назначенное время. В 3 ч 10 мин по портам было передано приказание, что с 8 ч утра без разрешения оперативного дежурного штаба КБФ транспорты из Ленинграда выпускать не разрешается.

Ночью 30 ноября 1939 г. боевые корабли Краснознаменного Балтийского флота стали выходить из своих баз, чтобы на рассвете уже занять свои позиции согласно плану боевых действий. Так, с 4 ч до 4 ч 12 мин из Кронштадта вышли канонерские лодки «Сестрорецк», «Красная Горка» и «Кронштадт». С 3 ч 30 мин до 5 ч 30 мин на позиции в Финском заливе вышли подводные лодки «М-80», «М-76» и «М-78» из состава 3-й бригады подлодок КБФ. Отряд особого назначения, выполняя поставленную ему боевую задачу, начал операцию тем, что Отряд корабельной поддержки, входивший в его состав, в 2 ч 30 мин снялся с якоря в Лужской губе и пошел за тральщиками в назначенный ему район, к северу от островов Сейскаари и Лавенсаари. В 6 ч 30 мин снялся с якоря Лавенсаарский отряд, а через 15 минут - и Сейскаарский отряд. В 7 ч 40 мин сторожевые катера №№ 131,132,133, 141, 142 и 143, назначенные для участия в десантной операции ООНа, вышли на буксире тралыциков-«ижорцев» №№ 65,101 и 102 из Кронштадта и направились курсом на запад.178 Итак, до начала боевыхдействий оставалось всего лишь 20 мин.

Популярно в поиске

Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/components/com_content/models/articles.php on line 497 Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/modules/mod_articles_popular/helper.php on line 50
    Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /srv/www/seav.ru/httpdocs/modules/mod_articles_popular/tmpl/default.php on line 13
Unable to load Mainlink code. Directory /srv/www/seav.ru/httpdocs/hanuman/data is not writeable!