Ситуация на начало 1940г.

Уже в ходе советско-финляндской войны командование КБФ стало проявлять повышенный интерес к Швеции и Аландским островам. Надо сказать, что еще в приказе № 5/оп от 23 ноября 1939 г. предусматривалась возможность действий КБФ против шведского флота, а также операций надводных, подводных и военно-воздушных сил в Аландском архипелаге при определенных обстоятельствах. Однако особой необходимости в их проведении на начальном этапе боевых действий не было. По мере затягивания войны, когда боевые действия на сухопутном фронте затихли, советское военное командование стало обращать пристальное внимание к окружающим Финляндию странам. И первое место в этом ряду, естественно, занимала Швеция. Позиция правительства данной страны вызывала значительное беспокойство со стороны СССР, хотя объективных данных для этого не имелось. В частности, шведское правительство решительно отказало Финляндии в прямой военной помощи, не разрешив послать свои войска на театр военных действий. Также был дан отказ и на перевозку экспедиционных войск союзников через территорию Швеции. Единственное, на что пошло шведское руководство, был набор добровольцев в Финляндию. Несмотря на это, правительство СССР все время подозревало правительство Швеции в какой-то скрытой поддержке Финляндии. В данном контексте Аландские о-ва приобретали важное значение, поскольку они являлись связующим звеном, своего рода стратегическим мостом между Финляндией и Швецией. Особое значение это имело для морских перевозок военных и гуманитарных грузов в Финляндию, которые в основном шли через Аландское море. Понятно, что если бы КБФ удалось захватить Аланды и создать там свои базы, то судоходство в этом р-не было бы серьезно нарушено.

Постепенно Аландский архипелаг стал приковывать к себе все большее и большее внимание разведывательных органов флота. 21 декабря 1939 г. 1-е (разведывательное) управление наркомата ВМФ выпустило аналитическую справку «Аландские острова (краткое описание) 1939 г.»  Данный документ включал в себя три раздела - «Краткая географическая справка», «Порты и якорные стоянки» и «К вопросу об укреплении Аландских островов». Наиболее интересным представляется третий раздел, где говорится о возможном использовании Аландов в военных целях. В частности, там сообщалось, что «совсем недавно Швеция и Финляндия заключили соглашение о совместном укреплении островов».  Данный документ был разослан Разведывательным отделом КБФ 11 января 1940 г. по 32 адресам.  Нелишним будет отметить, что почти одновременно с этим в 1-м управлении наркомата ВМФ был осуществлен перевод безымянного материала «Стратегическое положение Аланда на Балтийском море».  Кроме того, 1 января 1940 г. Разведотдел КБФ направил командующему и начальнику штаба КБФ «Описание вооружения Оландских островов 1918 г.»183 Из этого видно, что интерес командования флота к зоне Аландских о-вов в конце декабря 1939 г.-начале января 1940 г. приобрел устойчивый характер.

Наконец, 21 января 1940 г. штабом КБФ были составлены «Оперативные расчеты по захвату острова Оланд». В начале документа излагалась мысль о необычайной важности стратегического положения Аландских островов для финнов, поскольку, «используя о. Оланд, белофинны несомненно закроют южный проход в Ботнический залив, выставив минное заграждение в проливе Седера Кваркен и охраняя его своим флотом и авиацией из Аландских шхер».  Понятно, что в таких условиях прорыв советских боевых кораблей в Ботнический залив будет чрезвычайно трудным и опасным. Зато при наличии своей маневренной базы на о-ве Оланд, в случае его захвата, можно будет действиями легких сил, подлодок и авиации «лишить Финляндию ее последней морской коммуникации иуничтожитъ белофинский флот, который будет отрезан от финских и Або-Аландских шхер».  Точных разведданных о наличии войск или укреплений финнов на Аландах у командования Балтфлота не было, но при этом делались предположения, что гарнизон на о-ве Оланд не превышает полка, а артиллерия имеется лишь полевая. Поэтому, чтобы как следует подготовить операцию, требовалось организовать разведку Аландских островов и соседних шхер всеми  имевшимися средствами, не раскрывая в то же время своих замыслов.

Удачное расположение советских военно-морских баз в Эстонии и Латвии (Тагелахт, Виндава и пр.) относительно Аландских островов теоретически давало возможность за одну ночь перевезти силы десанта к о-ву Оланд (для покрытия расстояния в 120 миль при средней скорости в 10 узлов требовалось 12 часов). Это предположение подкреплялось уверенностью в том, что благодаря преимуществу в количестве и качестве авиации и боевых кораблей Краснознаменный Балтийский флот сумеет на время операции добиться господства на море и в воздухе.

В качестве самых удобных мест для высадки десанта были определены: «а) юго-западная и западная части о. Эккерэ, легко доступные для подхода с моря и высадки Дес. Остров Эккерэ отдален от Оланда узким проливом Морезунд и сравнительно просто может быть форсирован нашими частями; б) западная часть острова Оланд, где фарватер на большом протяжении проходит вплотную к берегу. Высадившиеся здесь войска могут оказать поддержку частям, высадившимся на остров Эккерэ при их форсировании Морезунда; в) порт Мариенхамн имеет ряд причалов,удобных для высадки десанта,  г) равнина к норд-весту от порта Мариенхами  удобна для высадки воздушного десанта в любых размерах».

Далее приводились расчеты количества сил и средств, необходимых для перевозки и высадки десанта. Учитывая, что для надежного подавления сопротивления финнов на побережье потребуется не менее чем тройное превосходство в силах, было решено использовать для захвата о-ва Оланд стрелковую дивизию в составе трех стрелковых полков, двух артиллерийских полков, отдельного танкового батальона, отдельного саперного батальона, отдельного батальона связи и отдельного зенитного артиллерийского дивизиона.  Для перевозки войск предполагалось привлечь почти весь вспомогательный флот, имевшийся на Балтике, -16 транспортов, 4 учебных корабля и 2 гидрографических судна. Причем, для высадки 1 броска десанта было предложено использовать и боевые корабли (из расчета 1 стрелковый батальон на 4 старых эсминца). В качестве высадочных средств были определены моторные и гребные корабельные плавучие средства. Для обеспечения десантной операции планировалось привлечь весь надводный флот и Военно-воздушные силы «в полном составе».

Если вопрос захвата Аландских островов в принципе будет решен положительно, то, по мнению составителей «Оперативных расчетов», следует немедленно приступить к разработке операции. В качестве наиболее удобного времени для проведения операции по захвату Аландов был рекомендован апрель месяц, «когда наши силы смогут полностъю участвоватъ в операции и тщательно к ней подготовиться». Помимо составления соответствующей оперативной документации, требовалось произвести войсковую агентурную разведку на Аландских островах.  Следует отметить, что возможность противодействия вооруженных сил Швеции силам КБФ в оперативных расчетах совершенно не предусматривалась, что говорит о довольно абстрактном, несерьезном подходе штаба флота к данной проблеме.

18 января 1940 г. нарком ВМФ флагман флота 2 ранга Н. Г. Кузнецов в своей директиве № 15705сс/ов потребовал от Военного совета Краснознаменного Балтийского флота не только продолжать выполнение прежних боевых задач, но и подготовиться к решению следующих задач: 1) подготовка к проведению десантной операции по требованию армии; 2) содействие флангу армии при его продвижении в шхерах, путем организации специальной Шхерной флотилии; 3) набеговые операции на порты Финляндии и постановка минных заграждений у баз противника; 4) организация обороны своих коммуникаций; 5) создание противолодочной и противоторпедной обороны баз; 6) подготовка к созданию минной обороны; 7) установка артбатарей в Эстонии и Латвии; 8) Окончание устройства обороны о-вов в восточной части Финского залива.  Что касается первой из этих операций, то ее надлежало подготовить путем «специального и систематического обучения отдельной специальной стрелковой бригады», а также подготовки средств перевозки и высадки «с расчетом использования их, как только позволит состояние ледяного покрова».т Как можно предполагать, речь в данном случае шла о десантной операции по овладению Аландскими островами. Тогда становится понятным, зачем 17 января начальник Главного морского штаба ВМФ Л. М. Галлер передал Военному совету КБФ шифровку следующего содержания: «Нарком разрешил произвести аэрофотографирование Кваркена и западного берега Оланда без залета в шведские терводы».  Иными словами, было дано указание начать изучение будущего плацдарма для высадки десанта КБФ.

Начиная с февраля 1940 г. командование ВМФ в своих указаниях и оперативных разработках стало уделять пристальное внимание Швеции как предполагаемому союзнику Финляндии. Связано это было, прежде всего, с опасениями по поводу возможного вовлечения Швеции в войну на стороне Финляндии. Поэтому 2 февраля 1940 г. начальник штаба КБФ Ю. А. Пантелеев дал целый перечень заданий начальнику Разведывательного отдела флота капитану 2 ранга А. А. Филипповскому, среди которых немалое место занимали вопросы, так или иначе связанные с состоянием шведского флота и береговой обороны, причем особое внимание уделялось району Аландских островов в плане разработки и подготовки десантной операции по их захвату. В частности, в самом начале перечня стояли следующие, наиболее важные вопросы: «1. Непрерывно следить за базированием, действиями и намерениями шведского флота; 2. Установить на острове Оланд: наличие сухопутных войск, береговые вооружения, морские и сухопутные аэродромы и количество жителей; 3. Усиленно следить за действиями финнов и шведов в Южном Квар-кене и возможностью усиления обороны его; 4. Разработать специальную разведывательную операцию на предмет определения фарватеров, ведущих к острову Оланд, имеет высадки десанта на нем».  В заключение Пантелеев потребовал от Филипповского организовать закупку и доставку «морских карт крупного масштаба Ботнического залива и отдельно Южного Кваркена», используя для этого все доступные финские, шведские и английские издания.  Данный интерес командования Балтфлота к Аландским о-вам был отнюдь не случайным: уже 14 февраля 1940 г. нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов направил Военному совету КБФ свою очередную директиву № 1бОб2сс/ов. В этой директиве нарком «в целях обеспечения своевременной готовности КБФ к проведению десантных операций с началом весенней навигации и обеспечения заблаговременной подготовки средств» приказал сформировать организацию, задачей которой будет являться «выполнение расчетов по операциям, подготовка средств».  Разработку десантной операции следовало провести из расчета высадки полевых войск «в составе одной дивизии при первом эшелоне из 3-х батальонов отдельной стрелковой бригады и последующей перевозки в этот район еще одной дивизии». В качестве предполагаемых мест высадки были указаны р-н Ловизы, Ганге-удд (Ханко), р-н к востоку и западу от Хельсинки и остров Оланд.

Разработки по каждой из этих операций следовало представить к 15 апреля.198 Итак, командование флота уже вплотную подошло к разработке плана десантной операции по овладению Аландскими островами.

В связи с этим надо сказать, что особую тревогу у советского руководства зимой 1940 г. вызывала позиция Швеции, правительство и общественное мнение которой были настроены весьма благожелательно в отношении подвергшегося агрессии дружественного соседа. Конечно же, вступать в войну с Советским Союзом и направлять свои войска в Финляндию шведское правительство вовсе не собиралось,  более того, правительство Швеции запретило транзит англо-французских войск через свою территорию, однако советское руководство решило принять определенные меры с целью подстраховки. Поэтому, чтобы возможное выступление Швеции против Советского Союза не стало для нас неожиданностью, нарком ВМФ СССР Н. Г. Кузнецов 22 февраля 1940 г. в своей директиве № 1б183сс/ов потребовал от Военного совета КБФ «теперь же приступить к разработке оперативного плана действий против Швеции.

Кузнецов приказал разработать следующие отдельные операции против Швеции: «1) Систематические удары ВВС по базам шведского флота с целью ослабления его, разрушения базовых сооружений и затруднения базирования. С началом боевых действий в первую очередь нанести мощные удары по военно-морским базам в Стокгольме, Карлскроне, Норчепинге и Форе и по кораблям в местах их базирования; 2) Разработать план использования подводного флота для несения блокады шведского и финского побережий,учитывая ЗО мильную зону от континента к югу от Оланда и Ботнический залив полностью, с целью прекращения перевозок морем, ведения разведки и уничтожения кораблей шведского флота. При этом предусмотреть позиции подлодок на подходах к Карлскроне, у Сандхаммарен, у южного входа в Кальмарзунд, Норчепинге, у южного и северного выхода из Стокгольмских шхер, у Стокгольма, у Фарезунда, в Оландском море и Ботническом заливе; 3) Разработать ряд набеговых операций на базы Швеции в Балтике с целью нанесения ударов по кораблям, базовым сооружениям и постановки мин на подходах к базам и в них; 4) Постановка активных минных заграждений: легкими силами - в Норчепинге,у южного входа в Зунд и у Фарезунда; авиацией - в Кальмарзунде и Стокгольмских шхерах; подлодками - у выхода из шведских шхер в северной части Оландского моря; 5) Разработать авиаудары по шлюзовым узлам Гетской водной системы и постановку мин авиацией на озерных коммуникациях Швеции».

При разработке плана командованию КБФ следовало учесть и разработать совместный удар флота и авиации по кораблям противника при попытке их прорыва в Финский залив. В связи с этим было приказано предусмотреть и разработать мероприятия по усилению обороны советских военно-морских баз в Прибалтике. Но, как известно, правительство Швеции не намеревалось принимать решение о непосредственном участии своей страны в советско-финляндской войне, так что предполагавшаяся советским руководством ситуация не сложилась.

Несмотря на своевременное окончание боевых действий между СССР и Финляндией, последовавшее 13 марта 1940 г., возможность возникновения войны с англо-французской коалицией все еще сохранялась. Многие отечественные и иностранные исследователи единодушны в том, что военная подготовка Англии и Франции к нападению на СССР во второй половине марта-начале апреля 1940 г. не только не прекратилась (ввиду окончания войны с Финляндией), но, наоборот, достигла своего апогея.  На этот счет союзниками были разработаны операции как по высадке в Норвегию, так и по нападению на южные районы СССР. Учитывая угрожающе складывавшуюся ситуацию, советское военно-политическое руководство не исключало возможности участия в агрессии также и стран Скандинавии. В связи с этим 4 апреля 1940 г. нарком ВМФ СССР Н. Г. Кузнецов в. своей директиве № 16476 сс/ов поставил в известность Военный совет КБФ о том, что «Англия в стремлении восстановить утерянные исходные рубежи для наступления на СССР с севера, пытается создать "Военно-Оборонительный союз" стран Скандинавии и Финляндии, направленный против Советского Союза и гарантирующий не только проход вооруженных сил Антанты через Скандинавские страны к нашим границам, но и использование военных ресурсов Швеции, Норвегии и Финляндии.  Далее нарком ВМФ пришел к выводу, что «на данном этапе противником на Балтийском море может явиться Шведско-финская коалиция, усиленная экономически и поддержанная флотами и армиями не Балтийских стран». Также Кузнецов допускал «возможность вооруженного выступления враждебно настроенных против СССР элементов Эстонии и Латвии».

В данной ситуации от КБФ требовалось создать прочную оборону побережья и баз, опираясь на которую следовало подготовить силы и средства для осуществления господства в северной части Балтийского моря. С этой целью надводные, подводные и военно-воздушные силы флота должны были «бить противника по частям, ослаблять его нарушением подвоза морем действиями на коммуникациях и по базам», попутно обороняя морской фланг собственной армии.  Для решения этой общей задачи перед Балтийским флотом были поставлены следующие основные боевые задачи: 1) устройство прочной обороны баз флота с воздуха, суши и моря; 2) осуществление противодесантной обороны островов Эзель, Даго во взаимодействии с частями Красной Армии; 3) устройство прочной обороны Финского и Рижского заливов во взаимодействии всех сил флота; 4) нарушение коммуникаций и базирования противника в Западной Балтике;

5) подготовка сил и средствк захвату рубежа в Аландском архипелаге.  Для полноценного решения данных задач КБФ надлежало очистить к 1 апреля Финский залив от мин и освоить новые базы в Прибалтике «во всех отношениях», особо отработав организацию обороны, боепитания, использования фарватеров и районов, прилегающих к базам.  Предшествующие директивы №№ 15705, 16062 и 16183 сс/ов были отменены наркомом ВМФ Кузнецовым ввиду того, что силы возможного противника с того момента неизмеримо возросли, а стало быть, сильно изменились и задачи. Вместо чисто скандинавской, шведско-финской, коалиции теперь перед СССР возник куда более грозный континентальный англо-франко-шведско-финский союз. Новый оперативный план следовало представить к 15 сентября 1940 г. (затем дата была переправлена на 15 мая 1940 г.).

Именно в тот момент, когда ситуация для СССР выглядела наихудшим образом, произошло событие, коренным образом изменившее положение дел в Европе, - Германия осуществила нападение на Данию и Норвегию. Силы и средства Англии и Франции автоматически переключились на другой театр военных действий, а потому угроза южным границам СССР отпала сама собой. В связи с этим очень грамотный анализ текущих событий был сделан немецким послом в СССР Ф. фон Шуленбургом, который в своем меморандуме в МИД Германии отметил: «...Советскому правительству мерещилось появление англичан и французов на побережье Балтийского моря, ему виделось, что будет вновь открыт финский вопрос... Наконец, их (т. е. советское руководство - П. Я.) больше всего пугала опасность вовлечения в войну с двумя великими державами. Очевидно, эта боязнь была нами ослаблена...».

Таким образом, потенциальная угроза со стороны Англии и Франции временно была снята, но это успокаивающее положение продолжалось недолго. Последующие события в Западной Европе в мае 1940 г. сильно нарушили тот баланс сил, который соблюдался до сих пор и вполне устраивал советское руководство. В соответствии с этим советские оперативные планы претерпели значительные изменения.

Десантные катера, Великобритания

Тип LCA

2030 единиц
11–13,5т, десант: до 35 чел.

Построены в 1940–1944гг. На базе LCA строились катера для постановки дымовых завес LCS(M) с 102-мм мортирой.

Типы LCP(2) и LCP(S)

~ 420 единиц
3,7–5,5 т, десант: до 30 чел.

Построены в 1941–1943...

Торпедные катера, Франция

Тип VTB-8

1 + 1 единица в FFL

VTB-9, VTB-10 (ACL)

20/28 т; 18,85x4,9x1,23 м; 2 бенз., 2200 л.с., 46 уз., 2x1–400-мм ТА, 2x1–7,5-мм, 6 ГБ.

Головной катер VTB-8 погиб в результате аварии 7.8.1939. VTB-9 в 1940 г. перешел под контроль «Свободной...

Прерыватели заграждений, Германия

114 единиц
Sp-24 (6. Sp-A, б. «Waldraut Horn»): 8222 т (полное)/3995 брт; 103,3x14,88x7,35 м; 2 диз., 2500 л.с.; 13 уз.; 12 300 (9) миль. 2x1–105-мм/45, 3x2–37-мм; 6x1–20-мм/65;

Sp-177 (6. «Kepler»): 1236 брт; 72,4x11,02x4,65 м; 1 диз., 800 л.с.;...

Зарубежные подводные лодки, Франция

Бывшая итальянская

Тип «Acciano»

1 единица

«Narval» (б. Р-714, б. «Bronzo») TT 1940 28.9.1941 1942 Слом в январе 1949

Надводное — 625/697 т, подводное — 850 т; 60,2x6,4x4,8 м; 2 диз./2 ЭД, 1500/ 800 л.с., 14,7/7,5 узл., 78 т соляра, 2300...

Шнорхель

Встречающееся в литературе утверждение, что «шнорхель» был изобретен и впервые применен в германском флоте, ошибочно. Устройством с подобной функциональной схемой была оснащена подводная лодка «Кета», разработанная лейтенантом С.А.Яновичем в 1904...

Unable to load Mainlink code. Directory /srv/www/seav.ru/httpdocs/hanuman/data is not writeable!