Балтийский флот с 1918 по 1933г.г.

В начале 1918 г. Флот Балтийского моря (таково было официальное название Балтийского флота до 21.04.1921 г.; командующий - А. А. Ружек, начальник штаба - А. М. Щастный) являлся самым мощным флотом в системе ВМС страны. В его состав входили 7 линейных кораблей (из них 4 дредноута типа «Гангут»), 9 крейсеров, 58 эсминцев (из них 16 новейших - типа «Новик»), 7 миноносцев, 26 подводных лодок (из них 13 новейших - типа «Барс»), 5 канонерских лодок, 23 минных заградителя, 7 сетевых заградителей, 10 сторожевых кораблей, 49 сторожевых катеров, 43 тральщика, 62 посыльных судна, 2 учебно-артиллерийских линкора, 1 гидроавиатранспорт, 3 плавбазы, 40 гидрографических судов, 7 транспортов-мастерских, 100 транспортов, 31 ледокол и ледокольный буксир, 10 спасательных судов, а также большое количество буксиров и портовых судов. Кроме того, в состав флота входили воздушная дивизия Балтийского моря в количестве 98 самолетов, служба связи (80 наблюдательных постов и 20 радиостанций), учебные отряды и школы специалистов. Береговая оборона флота насчитывала 262 орудия калибром от 76 до 356 мм. Личный состав флота Балтфлота к 1 февраля 1918 г. насчитывал 59 260 офицеров и матросов.

Состояние кораблей и судов Флота Балтийского моря на тот момент было довольно тяжелым. Часть кораблей, ввиду напряженной трехлетней боевой службы, требовала текущего ремонта, который затягивался по причине отсутствия необходимых технических средств и топлива. На большинстве кораблей и судов экипажи были недоукомплектованы. Причиной тому было то, что из-за предшествовавших революционных событий в стране значительная масса личного состава Балтфлота ушла с кораблей на берег в различные добровольческие отряды, чтобы «делать революцию». По сути дела, на борту оставались, в основном, офицеры царского флота и незначительное количество кондукторов и матросов. В итоге боеспособность флота резко упала (даже по сравнению с осенью 1917 г.) и поэтому требовалось принять незамедлительные меры, чтобы предотвратить его окончательный развал.

Между тем в феврале 1918 г. на Балтийском театре военных действий сложилась крайне опасная для Советской России стратегическая обстановка. После разрыва советско-германских мирных переговоров в Брест-Литовске, 16 февраля Германия возобновила боевые действия против России. Из-за быстрого продвижения немецких войск в Прибалтике возникла реальная угроза захвата противником кораблей Балтфлота, базировавшихся в Ревеле. В результате Коллегия Наркомата по морским делам 17 февраля направила Центробалту директиву о немедленном переводе из Ревеля в Гельсингфорс всех боевых и вспомогательных судов, которые были не в состоянии выходить в море по первому требованию, а заодно, подготовить к переходу «из Гельсингфорса в Кронштадт все те суда, коимогут быть безущерба для них проведены в колотом льду».2- В соответствии с директивой с 19 февраля по 4 марта 1918 г. из Ревеля ушли 5 крейсеров, б подлодок, 2 минных заградителя, 10 тральщиков, 6 ледоколов, 2 гидрографических судна, 10 транспортов, 4 госпитальных судна, 8 портовых судов, учебный корабль и спасательное судно.3 Все корабли и суда, пробившись сквозь льды, благополучно дошли до Гельсингфорса. По причине плохого технического состояния в порту Ревеля были оставлены 5 старых подводных лодок, находившихся в капитальном ремонте (с демонтированными механизмами), 12 транспортов, 4 теплохода-заградителя и более 130 портовых судов и плавсредств. В результате, эти суда были захвачены немцами, которые, в свою очередь, передали их эстонским властям, включившим их немедленно в состав своего флота.

В начале марта 1918 г. в гавани Гельсингфорса сконцентрировалось огромное количество боевых кораблей и вспомогательных судов - практически весь Балтийский флот. Но и здесь флоту грозила еще большая опасность. Согласно Брестскому мирному договору из Финляндии следовало вывести все части старой русской армии, отряды Красной Гвардии и корабли Балтийского флота. Но из-за тяжелых ледовых условий возможность вывода судов из базы пока исключалась. Договор же разрешал иметь на кораблях лишь небольшие команды, которые, естественно, не могли обеспечить в полной мере их боеспособность. А в это время в р-не Аландских островов сосредоточилась мощная германская эскадра. На борту германских кораблей находилась «Балтийская» дивизия под командованием генерала Р. фон дер Гольца, предназначенная для помощи финским правительственным (т. н. «белофинским») войскам, которая должна была высадиться на п-ов Ханко. Становилось ясным, что в случае успешного продвижения немецких и финских войск на юге Финляндии корабли русского флота, базировавшиеся в Гельсингфорсе, неизбежно попадут в руки противника. Чтобы не допустить этого, 2 марта 1918 г. Морской Генеральный штаб направил Военному отделу Центробалта директиву о выводе флота из Финляндии и о принятии мер к его уничтожению в случае угрозы их захвата противником. 12 марта Высший Военный Совет приказал сосредоточить весь флот в Кронштадте. Переход кораблей флота возглавили начальник Морских сил Балтийского моря А. В. Развозов (с 22.03.18 г. его сменит А М. Щастный) и Совет комиссаров БФ.

С 12 марта по 22 апреля 1918 г. из Гельсингфорса в Кронштадт было проведено 3 отряда кораблей и судов Балтфлота. Первый отряд кораблей, вышедший 12 марта, включал в себя 4 новейших линкора («Гангут», «Петропавловск», «Полтава» и «Севастополь»), 1 броненосный («Рюрик») и 2 легких («Богатырь» и «Адмирал Макаров») крейсера, сопровождаемые ледоколами «Ермак» и «Волынец»; второй отряд (вышел 5 апреля) - 2 старых линкора («Республика» и «Андрей Первозванный»), 2 крейсера («Баян» и «Олег») и 2 подводные лодки под проводкой ледоколов «Силач» и «Город Ревель»; и, наконец, третий (самый многочисленный) отряд, отправившийся с 7 по 12 апреля пятью группами, - 45 эсминцев, 3 миноносца-тральщика, 10 подводных лодок, 18 сторожевых судов и тральщиков, 6 транспортов, сетевой заградитель, посыльное судно, гидроавиатранспорт, плавбаза, гидрографическое
судно и более 70 судов различного назначения, в сопровождении трех ледоколов и четырех ледокольных буксиров. Этот поход кораблей Балтийского Флота,
названный впоследствии «ледовым», протекал в чрезвычайно сложных условиях - имели место сплошные туманы, толщина льда достигала 75 см, а торосов - до 3-5 метров. К 22 апреля последние корабли и суда 4 отряда благополучно прибыли в Кронштадт и Петроград. В целом переход совершили б линкоров, 5
крейсеров, 45 эсминцев, 12 подлодок, 3 миноносца-тральщика, 5 минных и сетевых заградителей, 8 тральщиков, 9 сторожевых судов, 3 сторожевых судна-тральщика, 1 гидроавиатранспорт, 4 гидрографических судна, 3 плавбазы, 2 учебных судна, 9 посыльных судов и яхт, 44 транспорта, 10 ледоколов, 2 спасательных судна, 4 плавмастерские, 8 портовых судов.
Кроме того, в период с 25 по 30 апреля из Выборга в Петроград пробились 4 портовых судна Балтфлота и 11 пароходов финской Красной Гвардии, а с 1 по 2 мая
из Котки в Кронштадт перешли еще 4 посыльных судна, 2 транспорта, 8 буксиров и плавучий маяк.
Несмотря на все усилия, приложенные Командованием флота, не все корабли и суда удалось увести из финских портов. К примеру, 3 апреля в гавани Ганге (Ханко) балтийские моряки взорвали 4 подлодки -«А.Г. 11», «А.Г. 12», «А.Г. 15» и «А.Г. 16» (их нельзя было вывести, так как на них были разобраны двигатели - П. П.) и подожгли 2 транспорта. Все же немцам удалось захватить в Ханко сторожевое судно, ледокол и 4 тральщика. 4 апреля на Свеаборгском рейде, с разрешения Совкомбалта, были взорваны 7 подводных лодок, 1 плавбаза и 3 парохода. Кроме того, в финских портах, по причине различных неисправностей механизмов или отсутствия экипажей, остались 3 канонерские лодки, 9 эсминцев, 16 заградителей, 26 посыльных судов (бывших миноносцев), 5 миноносцев-тральщиков, 31 тральщик, 43 сторожевых катера и около 150 вспомогательных судов и плавсредств. В общей сложности стоимость оставленных кораблей и флотского имущества оценивалась в 17,5 млрд. золотых рублей.8 13 апреля Гельсингфорс был взят немецкими и финскими войсками, которые сразу же приступили к захвату оставшихся в порту кораблей и судов Балтийского флота.

В связи с действиями немецкого военного командования Советское правительство заявило Германии, что пока не будут возвращены захваченные ею в Финляндии суда БФ, тральные работы в Балтийском море, предусмотренные Брест-Литовским договором, военно-морскими силами РСФСР производиться не будут. Решительный протест вынудил немецкое командование согласиться на вывод из Гельсингфорса и других портов Финляндии большей части советских кораблей и судов. В период со 2 по 29 мая 1918 г., по Ганге-Уддскому соглашению, в Кронштадт прибыли 9 эсминцев, 1 канонерская лодка, 2 минных заградителя, учебное судно, спасательное судно, 16 транспортов и 2 блокшива.9 Тем не менее, в Финляндии осталось более 80 судов и плавсредств Балтфлота, не способных совершить переход по своему техническому состоянию (впоследствии, в 1922 г., большинство из них было передано Финляндией, в соответствии с Юрьевским мирным договором, РСФСР, часть была продана на слом, а оставшиеся корабли составили костяк финского военно-морского флота -П.Щ.Ю Итак, Балтийский флот Советской республики почти полностью, за небольшими исключениями, удалось спасти.

По разным сведениям, из финских портов было выведено, в общей сложности, от 226 до 236 боевых кораблей и вспомогательных судов.

В наступившей Гражданской войне Флот Балтийского моря (официальное название БФ до 21.04.1921 г.) принял достаточно ограниченное участие, объяснявшееся крайней изношенностью материальной части, нехваткой топлива и неукомплектованностью команд большинства кораблей. В боевых действиях против флота интервентов (в основном, английского флота) участвовали, по сути дела, лишь отдельные боевые единицы. Уже весной 1919г. все боеспособные корабли флота были сведены в Действующий отряд, состоявший из линейных кораблей «Петропавловск» и «Андрей Первозванный», крейсера «Олег», эскадренных миноносцев «Азард», «Гавриил», «Гайдамак», «Уссури-ец», «Амурец» и «Всадник», минных заградителей «На-рова» и «Урал», 8 тральщиков, б сторожевых кораблей и б подводных лодок.

Несмотря на острую нехватку материально-технических средств и топлива, Флот Балтийского моря не только надежно обеспечивал оборону Петрограда и главной военно-морской базы - Кронштадта, но еще был источником комплектования различных сухопутных частей и речных флотилий. Лишь за 1918-1919 гг. на сухопутные фронты с Балтийского фронта было направлено 6 экспедиционных отрядов, артиллерийский дивизион, 1 полк и 3 батальона моряков, а также большое количество специалистов. Корабельный состав флота тоже несколько сократился: с 1918 по 1920 г. на различные военные флотилии было направлено 11 эсминцев, 4 миноносца, 4 подводные лодки, 3 минных заградителя, б сторожевых судов, 5 речных канонерских лодок, 3 посыльных судна, 4 сторожевых катера, 6 моторных катеров-истребителей, 2 плавмастерские, а также около 60 гидросамолетов и истребителей.12 В ходе боевых действий флот понес следующие потери - 1 крейсер («Олег»), 5 эсминцев («Спартак», «Автроил», «Гавриил», «Константин» и «Свобода»), 1 плавбаза ПЛ («Память Азова»), 1 тральщик и 12 самолетов. Кроме того, получили повреждения старый линкор «Андрей Первозванный» и несколько вспомогательных судов.13 В принципе, боевая мощь Балтийского флота от этого не очень сильно пострадала. К тому же и английский флот, действовавший на Балтике, понес ощутимые потери: были потоплены 1 легкий крейсер, 2 эсминца, 1 подводная лодка, 2 тральщика, 6 торпедных катеров, 2 моторных катера и 1 военный транспорт. Повреждения получили 16 кораблей, в том числе 1 крейсер, 5 эсминцев, 1 авиатранспорт, 1 катер и 1 танкер.

После окончания Гражданской войны Флот Балтийского моря, как и Военно-морские силы в целом, находился в очень тяжелом положении. Он потерял наиболее важные и хорошо оборудованные военно-морские базы (Гельсингфорс, Ревель, Либава, Палди-ски, Або), большое количество батарей береговой обороны (число артиллерийских орудий, по сравнению с 1917 г., сократилось в 3 раза) и целый ряд крупных судостроительных заводов (заводы «Крейтон и К°» и «Вулкан» в Або, Сандвикская верфь в Гельсингфорсе, «Мюльграбенская верфь» в Риге и завод «Ноб-лесснер» в Ревеле). А главное, флот лишился многих опытных и знающих адмиралов и офицеров (во время стихийных убийств в феврале-марте 1917 г., массовых увольнений летом 1917 г. и в период «красного террора» 1918-19 гг.), а также основного ядра квалифицированного рядового и кондукторского состава, ушедшего на фронт. Окончательный, «добивающий» удар по кадровому составу Балтийского флота нанес Кронштадтский мятеж 1921 г. В общей сложности в марте 1921 г. в Финляндию, по льду залива, ушло свыше 8 тысяч человек, по большей части моряков, среди которых было немало опытных морских офицеров.

Что касается корабельного состава Балтфлота, то здесь картина, на первый взгляд, была более благополучной. За время Первой мировой и Гражданской войн Балтийский флот потерял 1 старый линкор («Слава»), 2 устаревших крейсера («Паллада» и «Олег»), 6 новых (типа «Новик») эсминцев, 7 старых эсминцев и миноносцев, 2 канонерские лодки, 16 подлодок, 2 минных заградителя, 7 тральщиков, 2 посыльных судна и пр.16 Но даже после этих потерь на Балтике к 1921 г. имелось 7 линейных кораблей (из них 4 новейших - типа «Гангут»), 8 крейсеров, 9 эсминцев типа «Новик», 20 старых эсминцев, 9 новых подводных лодок (типа «Барс»), 2 канонерские лодки, а также несколько минных заградителей, тральщиков и значительное количество вспомогательных судов, общим тоннажем 350 тыс. тонн.

Следовало учитывать, что большая часть кораблей остро нуждалась в капитальном ремонте и модернизации (особенно старые линкоры типа «Андрей Первозванный» и почти все крейсеры), что было тогда нереально по финансовым соображениям. Многие корабли были укомплектованы командирским и рядовым составом лишь на 20-40%. Наконец, Балтийский флот испытывал сильную нужду в горючем, смазочных материалах, запасных частях и в других видах материально-технического снабжения. Политическому и военному руководству РСФСР было ясно, что сохранить флот в прежнем составе уже невозможно. Требовалось принять кардинальные меры по поддержанию его боеспособности.

14 мая 1922 г. начальник Морских сил РККА Э. С. Панцержанский в своем обращении к военным морякам объяснил, что правительство «вынуждено идти в сторону чрезвычайного сокращения расходов на вооруженные силы, вызванного исключительно серьезными финансовыми затруднениями».™ В связи с этим обстоятельством пришлось пойти на сильное сокращение корабельного состава ВМФ. Специально созданная в ноябре 1921 г. Центральная фондовая комиссия, являясь посредническим органом между флотом и торговыми государственными организациями, разделила все оставшиеся корабли и суда на несколько категорий: 1) находящиеся в строю; 2) в резерве; 3) на долговременном хранении; 4) в ремонте; 5) в достройке; 6) подлежащие ликвидации. С последних требовалось снять ценное оборудование с целью использования его для запчастей, а затем - разбирать их на металлолом или продавать целиком за границу.19 Из состава Рабоче-крестьянского Красного флота были исключены и разобраны, включая недостроенные корабли, 4 линейных корабля, 4 линейных крейсера, 9 крейсеров, 32 эскадренных миноносца и б подводных лодок общей стоимостью в 680 млн. руб. (по курсу 1924-27 гг.).20 Впрочем, по другим данным, в 1922-1923 гг. флот лишился сразу 11 линкоров, 4 линейных крейсеров, 13 крейсеров, 39 эсминцев, 7 подводных лодок и более 100 других кораблей и судов.

Больше всех, пострадали от сокращения Морские силы Балтийского моря (официальное название Балт-флота с 21.04.1921 г.): количество кораблей и судов, подлежавших ликвидации, составило 111 единиц (60% от общего числа всех уничтоженных судов).22 Причем в это число попали не только действительно морально устаревшие суда (линкоры-додредноуты «Император Павел I», «Андрей Первозванный», «Цесаревич», броненосные крейсеры «Россия» и «Громобой», бронепалубные крейсеры «Богатырь» и «Диана»), но и совсем новые, недостроенные корабли (4 линейных крейсера типа «Наварин», 3 легких крейсера типа «Светлана», несколько эсминцев типа «Новик»).

В итоге к 1924 г. на Балтике в боевом строю осталось лишь 2 линкора, 1 крейсер, 8 эсминцев, 9 подлодок, 2 канонерские лодки, 12 тральщиков и 3 вспомогательных судна.  Естественно, что с такими небольшими силами уже нельзя было думать о каких-либо активных действиях флота. Но, с другой стороны, начинать значительное строительство крупных боевых кораблей для нужд военно-морского флота, при сложившейся в СССР в начале 1920-х годов экономической ситуации, было делом явно нереальным. Требовалось найти какую-то «золотую середину» при определении текущих потребностей отечественного флота в новых судах или хотя бы сохранить то, что осталось. С этой целью Оперативное управление штаба РККА представило свой вариант программы судостроения, нацеленный, как указывалось в нем, на «узкооборонительные задачи».

9 июля 1924 г. состоялось совместное совещание представителей флота и судостроительных предприятий, которое, не принимая решения о программе в целом, постановило начать, в первую очередь, с достройки отдельных кораблей, чтобы обеспечить заказами судостроительные заводы на два ближайших бюджетных года (1924/25-1925/26 гг.). Эта мера, по мнению совещания, позволила бы ввести в строй наиболее ценные боевые корабли, но с минимальными расходами. Специальная комиссия Технического управления ВМС признала необходимой достройку двух крейсеров и четырех эсминцев для Балтийского и Черноморского флотов. Еще 2 линкора и 1 эсминец нуждались в капитальном ремонте, а 2 крейсера - в окончании постройки, но, по финансовым соображениям, работы на них были временно отложены. 24 сентября 1924 г. Совет труда и обороны, с учетом решения Госплана, утвердил программу судоремонта на 1924/25 бюджетный год, а спустя месяц, 29 октября, принял программу на 1924/25-1927/28 гг. в целом.

Восстановление и достройка кораблей для Морских сил Балтийского моря продвигались медленно, но достаточно уверенно. Уже в августе 1922 г. линкор «Марат» (бывший «Петропавловск») вошел в строй и сразу же принял участие в первых послевоенных маневрах Балтийского флота. Через 3 года, в июне 1925 г., пройдя длительный капитальный ремонт^ 1922по 1925 гг.), вступил в строй второй линкор этого типа - «Парижская Коммуна» (бывший «Севастополь»), а летом 1926 г. флот получил и третий линейный корабль - «Октябрьская революция» (бывший «Гангут»). Эсминцы типа «Новик» вводились в строй еще быстрее - в августе 1922 г. Морские силы Балтийского моря обладали 6 полностью отремонтированными эсминцами этого типа («Азард», «Самсон», «Изяслав», «Лейтенант Ильин», «Победитель», «Капитан 2 ранга Изыльметьев»), а в 1925 г. их насчитывалось уже 11 единиц.

В результате к началу 1926 г. восстановление Балтийского флота было успешно завершено. В его составе были сформированы бригада линейных кораблей, бригада эскадренных миноносцев (3 дивизиона), бригада траления и заграждения, бригада подводных лодок. В целом Морские силы Балтийского моря насчитывали 3 линкора, 2 крейсера, 16 эсминцев и миноносцев, 14 подводных лодок, 6 минных заградителей, 16 тральщиков, 12 канонерских лодок, 2 сторожевых корабля, 5 сторожевых катеров, 7 торпедных катеров, 5 бронекатеров и около 80 различных вспомогательных судов.26 Теперь Балтийский флот представлял собой уже весьма внушительную силу, значительно превосходящую вместе взятые флоты «лимитрофных» государств Балтики - Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы и Польши. Возросшая мощь флота была наглядно продемонстрирована в ходе сентябрьских маневров 1925 г. По оценке штаба РККФ, маневры показали способность Морских сил Балтийского моря и береговой обороны успешно решать поставленные задачи, хотя в полной мере установить контроль над Финским заливом при имеющемся боевом составе они были еще не в состоянии.  В сентябре 1926 г. на Балтике были вновь проведены маневры, уже под руководством начальника Военно-морских сил РККА Р. А. Муклевича, на которых отрабатывались как оборонительные, так и наступательные действия МСБМ в островном районе восточной части Финского залива.

26 ноября 1926 г. Совет труда и обороны СССР своим постановлением утвердил первую 6-летнюю «Программу строительства Военно-морских сил РККА», положившую начало советскому периоду военного кораблестроения. Первая очередь программы (1926/27-1929/30 финансовые годы) предусматривала постройку 6 подводных, лодок, 8 сторожевых кораблей и 6 торпедных катеров для Балтийского и Черноморского флотов, достройку крейсера «Ворошилов» (28.12.1926 г. РВС СССР отказался от этого) и 1 эсминца для Морских сил Балтийского моря, крейсера «Красный Кавказ» - для Морских сил Черного моря, а также капитально-восстановительный ремонт эсминцев «Дзержинский» (для Черного моря) и «Яков Свердлов» (для Балтийского моря). Вторая очередь (1927/28-1931/32 финансовые годы) включала постройку монитора, б подводных лодок, 10 сторожевых кораблей, 30 торпедных катеров и, кроме того, восстановление и ввод в строй линкора «Фрунзе» (бывший «Полтава») на Балтийском море (от его восстановления затем отказались из-за недостатка финансирования) и 1 эсминца на Черном море. Но уже в процессе осуществления этой программы в нее были внесены некоторые изменения. 4 февраля 1929 г. на заседании Совета труда и обороны СССР была утверждена программа военного судостроения на 1928-1933 гг., согласно которой планировалась модернизация всех трех линкоров, достройка и восстановление 1 легкого крейсера и 3 эсминцев, а также постройка 3 новых эсминцев, 18 сторожевых кораблей, 19 больших и 4 малых подводных лодок, 5 охотников за подлодками, 3 речных мониторов и 63 торпедных катеров.

В соответствии с утвержденным планом 5 марта 1927 г. на Балтийском заводе в Ленинграде состоялась закладка больших подводных лодок нового проекта (I серии) - «Декабрист», «Народоволец» и «Красногвардеец» для Морских сил Балтийского моря. Затем на этом же заводе приступили к строительству других типов подлодок: в сентябре 1929 г. было начато строительство первых советских подводныхе минных заградителей II серии - «Ленинец», «Марксист» и «Большевик», а в феврале 1930 г. - трех средних подлодок III серии - «Щука», «Ерш» и «Окунь», а в мае-декабре 1931 г. - трех больших эскадренных подводных лодок IV-й серии - «Искра», «Правда» и «Звезда». Начали также строиться и первые надводные корабли. 13 августа 1927 г. на Северной судостроительной верфи были заложены корпуса сразу шести новейших сторожевых кораблей - «Ураган», «Тайфун», «Смерч», «Циклон», «Гроза» и «Вихрь». 5 ноября 1932 г. на Северной верфи был заложен по проекту 1 лидер эсминцев «Ленинград», в октябре 1933 г.-январе 1934 г. на Северной верфи были заложены, по проекту 3, первые четыре тральщика нового типа - «Заряд», «Буй», «Патрон» и «Фугас». С декабря 1927 г. на судостроительном заводе им. А. Марти была начата постройка первой партии из четырех единиц торпедных катеров типа «Ш-4», а с лета 1933 г. на этом же заводе приступили к строительству очень крупной серии торпедных катеров типа «Г-5». Всего заводом им. А. Марти в 1927-1932 гг. было выпущено 59 торпедных катеров типа «Ш-4» пяти серий, ас 1933 по 1940 гг. -254 торпедных катера типа «Г-5» семи серий.


Специальные подводные лодки, Германия

Подводные минные заградители

Серия ХВ

8 единиц

U-116 (G, 1.7.1939/3.5.1941/26.7.1941 — погибла в октябре 1942)
U-117 (G, 1.7.1939/26.7.1941/25.10.1941 — погибла 7.8.1943)
U-118 (G, 1.3.1940/23.9.1941/6.12.1941 — погибла 12.6.1943)
U-119 (G,...

Миноносцы, Польша

Тип «Mazur»

1 единица

«Mazur» (V, 1914/26.8.1914/1.1915 — погиб 1.9.1939)

360/421 т; 62,6x6,2х2,5 м; 2 ПТУ, 2 ПК, 5500 л.с., 20 уз., 1400 (17) миль. Эк. 80 чел. 3x1–75-мм, 1x1–40-мм, 1х2 и 2х1–13,2-мм пул.

В 1921 г. Польша получила два...

Миноносцы, ЮАС



Тип T

6 единиц

«Т-1» (бывш. ав.-венг. «76 Т») — в Сплите, передан Италии, итал. «Т-1», возвращен 7.12.43, югосл. «Colesnica». х 1959

«Т-3» (бывш. ав.-венг. «78 Т») — в Каттаро, передан Италии, итал. «Т-3».

«Т-5» (бывш. ав.-венг. «87 F») —...

Большие подводные лодки, Великобритания

Тип «А»

2 + 14 единиц

«Amphion» (ВикАрм, 31.8.1944 — искл. в 1970) и «Astute» (ВикАрм, 1.1.1945 — искл. в 1970)

Надводное — 1120/1385 т, подводное — 1620 т; 85,1x6,8x5,2 м; 2 диз./2 ЭД, 4300/1250 п.с., 18,5/8 узл., 165 (наибольшее до 219) т...

Крейсера, Греция

Броненосный крейсер

«Georgios Averoff»

1 единица

«Georgios Averoff» (1911, модерн. 1927) — после войны установлен как памятник на Поросе.

9450 т, 22 уз., 4x234, 8x190, 6x76, 5x40, 3 ТА-457.
С 1943 г.: 4x234, 8x190, 8x76, 4x76, 6x37.
Unable to load Mainlink code. Directory /srv/www/seav.ru/httpdocs/hanuman/data is not writeable!